Иски не по-русски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Березовский, Вексельберг, Лучанский, Чигиринский, Чичваркин и другие бизнесмены ищут справедливости в британских судах. Их не останавливают ни гигантские затраты на ведение процессов, ни риск быть непонятыми

Оригинал этого материала
© "Деньги", origindate::02.08.2010, Фото: Getty

Иски не по-русски

Екатерина Дранкина, Мария Глушенкова

Compromat.Ru

21 июня этого года лондонский Королевский суд вынес постановление по иску Бориса Березовского (в этом деле фигурирует его компания North Shore) к двум старым его знакомым — бизнесменам Руслану Фомичеву и Василию Пеганову. Березовский суд выиграл, ответчики собираются подавать апелляцию. Будучи в восторге от системы английского правосудия в принципе, на сей раз они сочли, что их просто не так поняли.

Спор шел о процентах на часть одолженных бизнесменами у Березовского денег. Деньги ($18 млн из общей суммы долга $50 млн) большую часть времени находились под арестом в Швейцарии. Они были арестованы в 2003 году, в ходе расследования, начатого властями Швейцарии против Березовского сразу после того, как Фомичев с Пегановым получили их в долг. Фомичев с Пегановым утверждали на суде, что у них была достигнута договоренность с Борисом Березовским, а также его партнером Бадри Патаркацишвили о том, что они предпримут необходимые действия для освобождения этой суммы, вернут ее, но проценты с нее платить не будут. Такие действия были предприняты. Четыре года в Швейцарии велось расследование по делам Березовского, но исчерпывающих доказательств его вины найдено не было. После чего формальным собственникам арестованных счетов было предложено оплатить расходы следствия (66 тыс. швейцарских франков) и забрать деньги. Березовскому вернули долг и проценты, за исключением оговоренных. "Не платить проценты с арестованных денег — это была справедливая договоренность,— утверждает Василий Пеганов.— Представьте, что вы взяли в прокат машину, поехали на ней в другую страну, а там машину арестовывают как ворованную. А теперь представьте, что ее вернут через пять лет, не найдя доказательств, а прокат станет требовать, чтобы вы оплатили за эти пять лет стоимость аренды. Будет ли это хорошо?"

После смерти Патаркацишвили в феврале 2008 года Березовский якобы договоренность нарушил и подал в суд. Его позиция на суде сводилась к тому, что никакого дополнительного соглашения с бизнесменами не было. Поскольку письменного соглашения и в самом деле не было, суд стал на его сторону и обязал выплатить ему сумму, даже превосходящую ту, что содержалась в исковом требовании: вместо $34 млн назначено $52 млн.

Вообще-то исход дела выглядит логичным. Действительно, не заключили письменный договор — пеняйте на себя. Но проигравшие бизнесмены все же пеняют на суд.

— Британский суд имеет славу лучшего в мире благодаря тому, что входит в детали, а не основывается только на представленных документах,— объясняет Василий Пеганов.— В нашем же случае суд учитывал детали очень своеобразно. Например, в решении Королевского суда на первой странице написано, что отец Фомичева — генерал ФСБ. На самом-то деле не ФСБ, а КГБ, но в любом случае — какое это имеет отношение к делу? Чем мой отец хуже? Он художник, а про него не написали.

В числе прочего ответчики жалуются на то, что суд как-то очень произвольно давал оценки субъективным факторам. Одних ответчиков по делу суд счел "недостойными доверия", про других сказал, что "известны случаи их нечестного поведения в суде, но в данном случае, несмотря на заинтересованность, они выглядели честными".

Желанный Альбион

"Давление некоторых стереотипов, конечно, всегда может иметь место даже в британском суде,— полагает Дмитрий Кленов, партнер компании UFG Wealth Management.— Но давление стереотипов возможно скорее в судах общей юрисдикции — в уголовных процессах, делах о разводах, об опеке и т. д. В корпоративных спорах этого практически нет, и потому британский суд стал настолько привлекателен для российских предпринимателей".

Борис Березовский — абсолютный чемпион среди российских граждан по количеству судебных тяжб любого характера в лондонских судах. В настоящее время его компании ведут одновременно 26 дел. Борис Абрамович судится с наследниками Бадри Патаркацишвили, с компаниями Алишера Усманова, с Романом Абрамовичем и Олегом Дерипаской, с бывшей женой. Затраты опального олигарха на ведение этих дел составляют, по разным оценкам, от £3 млн до £5 млн в год, но игра как будто стоит свеч: Березовский старательно создает имидж человека, который все суды выигрывает.

Однако далеко не одни только эмигранты судятся в Великобритании. Россияне становятся все более частыми гостями в судах Лондона, подавая иски друг против друга, а также против европейских компаний либо спасаясь в Лондоне от российского правосудия. Евгений Чичваркин вслед за Борисом Березовским посещает Вестминстерский магистратский суд Лондона по делу об экстрадиции (в случае с Березовским, правда, суд отказался рассматривать дело). В прошлом году банк ВТБ подал иск в Высший суд Лондона против Шалвы Чигиринского и компании Gradison Consultants Inc., на которую был оформлен ряд активов, принадлежащих предпринимателю. Причиной претензий ВТБ стала невыплата подконтрольной Чигиринскому девелоперской компанией Russian Land кредита в 3,17 млрд руб., поручителями по которому и выступали Шалва Чигиринский и Gradison Consultants Inc. Иск ВТБ выиграл, и суд обязал Gradison Consultants Inc. выплатить 3,242 млрд руб.

Параллельно этому разбирательству в Высоком суде Великобритании рассматривался и другой спор Шалвы Чигиринского, который судился с бизнесменом Русланом Байсаровым за 23,35% акций Sibir Energy. Не так давно фонд "Аврора", подконтрольный российскому миллиардеру Виктору Вексельбергу, подал иск в Высокий суд Великобритании к всемирно известному аукционному дому Christie's, от которого требует вернуть деньги за купленную на аукционе русского искусства картину художника Бориса Кустодиева "Одалиска", оказавшуюся подделкой.

Рассчитывать на британское правосудие россияне могут даже в самых смелых своих начинаниях. Так, в свое время российскому бизнесмену, главе корпорации "Нордекс" Григорию Лучанскому, имеющему довольно противоречивую биографию, удалось засудить британскую газету The Times за публикацию сведений, порочащих его репутацию. А после нескольких процессов против СМИ, выигранных уже Борисом Березовским, британская пресса писать о его бизнесе прекратила вовсе, сосредоточившись исключительно на личной жизни бывших и действующих российских бизнесменов.

"Несомненно, обороты судопроизводства растут, сейчас мы уже отходим от стандартов разрешения споров, которые имели место в 90-е годы, и стараемся разрешать конфликты правовыми способами,— говорит управляющий партнер юридического бюро "Виртус-Лекс" Юлия Мешкова.— Последние два года в связи с экономическим кризисом поток судопроизводства увеличился, возросло количество неплательщиков. Судиться стали больше, и не только в налоговой области, где мы имеем положительный опыт борьбы с незаконными решениями налоговых органов. Возврат долгов является на сегодняшний день существенной долей в арбитражных делах".

Расценки королевские

Перефразируя известный афоризм Сергея Полонского, можно сказать, что тот, у кого нет миллиарда, может не ходить в британский суд. Судиться в королевском суде не просто дорого, а очень дорого. "На Западе это крайне серьезная проблема — доступ к правосудию,— отмечает Александр Муранов.— Это удовольствие для богатых. Среднему бизнесмену, как правило, там делать нечего, юристы, скорее всего, его разденут". Впрочем, часто отечественные коммерсанты осознают это только после получения огромных счетов от английских солиситоров и барристеров. Но большинство тех, кто обращается в лондонские суды, готовы к многомиллионным тратам.

Например, Галина Бешарова наняла для защиты своих прав адвоката из компании Mischon de Reya Сандру Дэвис, которая в свое время представляла на бракоразводном процессе интересы принцессы Дианы. Защитником бывшего совладельца "Евросети" Евгения Чичваркина, который предстал перед Вестминстерским магистратским судом Лондона в качестве ответчика по запросу Генпрокуратуры РФ об экстрадиции бизнесмена в Россию, стала 50-летняя Клер Монтгомери из числа ведущих адвокатов британской юридической фирмы Matrix Chambers. Ее клиентами в британских судах были Аугусто Пиночет, бывший нигерийский диктатор Мохаммед Сани Абача, итальянский премьер Сильвио Берлускони. В 2003 году она добилась статуса политического беженца и отказа в экстрадиции для российских предпринимателей Бориса Березовского и Юлия Дубова. В 2006 году она представляла интересы НК ЮКОС в ходатайстве против размещения акций "Роснефти" на LSE, которое, впрочем, было отклонено.

Ответчик норовит улизнуть

Что же все-таки тянет россиян в английские суды? Прежде всего, безусловно, качество судейства. "Британский суд — один из самых профессиональных в мире,— утверждает Дмитрий Кленов.— Суды США — тоже, но там очень сильно различается качество судейства в зависимости от штата. Знаменит, например, своим профессионализмом суд штата Делавэр: практически все судьи там имеют степени MBA и серьезную бизнес-практику за плечами".

Те, кто подает иски в британский суд, рассчитывают на огромные компенсации, которых можно добиться только в западных юрисдикциях, на скорость обеспечительных мер и на отлично налаженную систему исполнения судебных решений. Потому-то при наличии минимальной возможности ответчики, как правило, пытаются доказать, что дело не подлежит юрисдикции данного суда. Именно с такой мотивацией удавалось отклонить иски братьев Рубен, а затем и братьев Черных компаниям Олега Дерипаски.

Таким же образом норовят улизнуть в Россию состоятельные мужья, с которыми желают развестись в Лондоне жены. На днях в британском суде рассматривались два дела: развод Бориса Березовского с Галиной Бешаровой (размер компенсаций, которые требует бывшая супруга, может дойти до £100 млн) и развод Елены Голубович и Ильи Голубовича, сына бывшего финансового директора компании ЮКОС Алексея Голубовича и Ольги Миримской — владелицы крупнейшего отечественного производителя бакалейной продукции компании "Русский продукт". Хотя супруги и были расписаны в Москве, для Березовского уводить дело в Россию невозможно, он в таком случае потеряет существенно больше, чем деньги. А вот Голубовичу трюк удался. Елена Голубович добилась промежуточного решения в лондонском суде, согласно которому она должна была ежегодно получать от мужа £300 тыс. во время бракоразводного процесса, и приготовилась к тому, что процесс будет действительно долгим. Супруг же, однако, быстро развелся с ней в московском суде и представил в британский суд свидетельство о разводе. В результате промежуточное решение тут же утратило юридический смысл.

Психическая атака

Довольно часто иски в зарубежных юрисдикциях возбуждаются россиянами и против россиян вовсе не для того, чтобы получить решение суда, а с целью оказания давления или для пиара. "Очень часто попытка затеять судебное разбирательство в Великобритании или просто само заявление о том, что такая судебная тяжба возможна, используется в целях психологического давления на оппонента",— в один голос утверждают юристы. Угрожали исками мэру Москвы Юрию Лужкову жители "Речника". Угроза состояла даже не в том, что зарубежные активы у мэра отнимут, а в том, что о них станет всем известно. Жители "Речника" грозили нанять адвоката, который разыщет английские деньги и имущество столичного мэра (чтобы лондонский суд принял иск к рассмотрению, нужны доказательства того, что иностранный гражданин проживает в Великобритании или владеет там имуществом).

Даже несостоятельные обвинения вполне могут испортить реноме. Когда в 2007 году Борис Березовский инициировал судебные разбирательства против Олега Дерипаски с обвинениями в том, что тот якобы участвовал в политическом давлении на него, а также обвинял Романа Абрамовича в том, что тот без его ведома продал пакет акций "Русала" Дерипаске, последний вынужден был отложить IPO "Русала".


***

Судебное состязание
Адвокатская практика

Дмитрий Кленов, партнер компании UFG Wealth Management: Россияне начали судиться за границей — особенно в Великобритании и США — в конце 90-х годов, когда для этого появились основания: увеличилось и количество активов за рубежом, и количество россиян, постоянно там проживающих. А сегодня отмечается значительный рост исков с их участием. Во многом это обусловлено кризисом, обострившим конфликты.

Евгений Перкунов, старший юрист практики судебных и арбитражных споров юридической фирмы Hogan Lovells: Очень сложно, даже практически невозможно встретить какие-либо крупные сделки, касающиеся любого проекта в России, которые были бы подчинены юрисдикции российских судов. Во-первых, они в основном составлены по английскому праву и в договорах оговаривается, в каком иностранном суде или арбитраже будут решаться споры. Во-вторых, все, что можно, оформляется на офшоры, что делает затруднительным юрисдикцию российских судов.

Александр Муранов, управляющий партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры": Надо понимать, что между юрисдикциями существует своя конкуренция. Англия и Америка уже много лет осознанно культивируют превращение себя в мировые центры разрешения споров. Для них это, конечно же, не только денежный интерес, но и инструмент усиления глобального политического и идеологического влияния. Мощь и авторитет государства растут, когда его суды все чаще решают судьбы не только своих, но и иностранных коммерсантов.