Искупление Грефа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Греф часто подолгу говорит с Путиным на даче в Ново-Огареве за шашлыком

Герман Греф. Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсант На этой неделе в повестке Госдумы — вопрос о вотуме недоверия правительству. Очевидно, под ударом критических стрел депутатов окажется и Герман ГРЕФ. Что вполне объяснимо. Г. Греф не просто министр. Он — флагман реформ, форпост либеральной экономической оппозиции в Белом доме. Голосование на Охотном Ряду, скорее всего, обернется очередным выпусканием пара. Впрочем, это повод задуматься: кто будет рулить экономикой после выборов? И, безусловно, один из возможных кандидатов — Герман Греф.

Может быть, именно поэтому перспективный реформатор становится последнее время объектом критики. Для людей, не искушенных в политике, но причастных к бизнесу, его представляют как человека, который сулит благостные реформы, а они оказываются обманом. Оттого даже аристократическая внешность немца-реформатора — элегантная бородка и уложенная волосок к волоску прическа — многим кажется подозрительной. Кое-кто даже известную поговорку перефразировал: «Что немцу здорово, то русскому — Греф».

«Захватчик»

Ичезновение весной с рабочего поста министра экономического развития и торговли Германа Грефа наделало в чиновничьих кругах шума не меньше, чем в свое время болезнь Б. Ельцина.

Что за недуг на два месяца выдернул 39-летнего реформатора из трудовой колеи, для многих так и осталось загадкой. Союзники Г. Грефа уверяют, что виной всему обычный грипп, который министр перенес еще зимой. Якобы, вместо того чтобы последовать совету проверенных докторов из ЦКБ, он отдался в руки эскулапов из какой-то новомодной клиники. Те залечили. По другой, более распространенной версии, у Г. Грефа случился сильнейший нервный срыв. Рассказывают, незадолго до этого он как-то заторможенно реагировал на происходящее вокруг, а накануне госпитализации провел без сна чуть ли не пять суток.

Как бы там ни было, и те и другие сходятся во мнении: Греф загнал себя сам. Своими руками выстроил этакую пирамиду Хеопса из Минэкономразвития с его более чем 150 административными функциями. За что даже получил от недругов ядовитое прозвище «захватчик». За три года работы в правительстве умудрился «насолить» многим известным людям. А они обиды помнят. Словом, поводов для волнений и нервотрепки накопилось хоть отбавляй.

Сейчас Г. Греф выглядит сильно похудевшим и усталым. Исчезла прежняя резкость в отношениях с подчиненными и коллегами по Кабинету министров. Еще недавно он мог без видимых причин устроить разнос своим сотрудникам. Те снисходительно объясняют эту манеру шефа преувеличенным чувством опасности. Как заметил один из чиновников, «такое ощущение, что он все время боится подставиться. Потому что в правительстве хватает «доброхотов», которые фиксируют его проколы, чтобы потом выложить эту информацию на стол президента».

И в самом деле, в последнее время обстановка в Белом доме была такая, что впору строить баррикады. «Бои» между М. Касьяновым и сотрудниками Минэкономразвития (МЭРТ) велись чуть ли не по всем направлениям. В пылу дискуссии по концепции административной реформы Греф подверг остракизму аппарат премьера, обвинив его в бюрократических проволочках. «Знаете, что такое верблюд? Это арабский скакун, прошедший все ведомственные согласования», — заметил колкий на язык министр. На «верблюда» премьер ответил тем, что на расширенной коллегии министерства в пух и прах раскритиковал деятельность МЭРТа. Первый заместитель министра М. Дмитриев публично обвинил окружение Касьянова в саботаже пенсионной реформы. Глава Белого дома вынес ему вердикт «о неполном служебном соответствии».

Сейчас в Белом доме установилась тишь и гладь. Говорят, что в преддверии парламентских и президентских выборов правительственные воеводы пошли на перемирие. Правда, как заметил один из белодомовских аппаратчиков, «разногласия, конечно, никуда не исчезли, а лишь ушли с публичного уровня».

Непримиримый

Главный реформатор страны — человек принципиальный и в какой-то степени даже упертый. Тактическим маневрам и альянсам он предпочитает прямую атаку и, как говорят его коллеги, гордится этим. «Или самолет полетит, или все — на пенсию» — фраза Грефа, сказанная на одном из предприятий «Росавиакосмоса» и заставившая трепетать сердца авиастроителей, сама стала крылатой.

«Он свято верит в свою роль спасителя российской экономики. И считает, что только он знает, как вытащить из колеи пробуксовывающие реформы. Чувство мессианства в нем развито чрезвычайно», — заметил в разговоре один из чиновников правительства. Правда, кое-кто из экономистов-практиков подозревает, что «делатель реформ» на самом деле имеет несколько иллюзорное представление о реальных механизмах, вращающих нашу экономику.

Например, в разгар споров по реформе «Газпрома» А. Миллер смог убедить президента в том, что концепция Минэкономразвития отпугнет от компании инвесторов. Более того, из-за нее может пострадать энергетическая безопасность страны. В конечном итоге президент счел нужным отложить реформирование «Газпрома» до 2005 г.

Или взять идею фикс Грефа — построить в России заводы немецкого концерна «Фольксваген». По его указанию в ряде российских регионов были найдены строительные площадки. Но после долгих переговоров немцы все-таки решили, что им выгодней ввозить в Россию автомобили, сделанные в бывших соцстранах, чем инвестировать деньги в новое производство.

Он искрит идеями. Но практически ни одна реформа — налоговая, административная или предложения по разукрупнению монополий — не была реализована в том виде, в каком задумал «архитектор».

Г-н Греф может эффектно порвать в телекадре кипу справок, которые приходится собирать предпринимателям, мечтающим открыть свой магазин или лечебницу для собак. Утешить их заверением, что все вопросы теперь можно решить в «одном окне». Но для тех, кто, по выражению президента, «замучился пыль глотать» , бегая по инстанциям, так ничего и не изменится.

При этом сам Г. Греф всегда болезненно реагирует на критику. В 2001 г. группа казаков, митингующих против вступления России в ВТО, подожгла чучело министра. Закаленные в боях Гайдар, Чубайс или Починок, скорее всего, даже не обратили бы внимания на такую выходку. А Герман Оскарович разнервничался. Разразился на заседании правительства эмоциональной речью, в сердцах швырнул на стол пачку бумаг и потребовал наказать организаторов митинга. Касьянов тогда посоветовал ему сдержанней реагировать на критику. Знающие люди утверждают, что и президент ему не раз советовал быть терпимей.

Ни для кого не секрет, что В. Путин Грефа ценит. Честность, принципиальность и амбициозность «архитектора реформ» президенту всегда импонировали. К тому же, как заметил один из белодомовских наблюдателей, у министра есть «простое и хорошее качество — объяснять сложные вещи понятным языком». Президенту интересно его слушать. Поэтому они часто встречаются не только в рабочем кабинете. Например, подолгу разговаривают на даче в Ново-Огареве за шашлыком. Но это вовсе не значит, что В. Путин безоговорочно во всем его поддерживает.

Немец, но не Витте

В. ПУТИНА и Г. Грефа связывает не только землячество. Образно их обоих можно назвать «крестниками» А. Собчака. Бывший мэр С.-Петербурга когда-то выбрал себе в сподвижники будущего президента. Он же помог взойти на карьерную лестницу своему способному аспиранту Г. Грефу.

С подачи Собчака в 1991 г. Герман Оскарович попал на работу в Петродворцовую районную администрацию. За плечами у него была служба в армии, учеба в Омском университете и аспирантура юрфака СПУ. На волне перестройки он даже успел окунуться в политику — участвовал в акциях Ленинградского народного фронта. Выступал в защиту «репрессированных народов». Видимо, эта тема была ему особенно близка. Родители Грефа — русские немцы, в 1941 г. были высланы из Ленинграда в Казахстан. Кстати, говорят, со своей супругой Герман познакомился в родном поселке вблизи Иртышска. Они были одноклассниками.

В 2000 г. В. Путин подбирал себе команду, делая ставку на людей, хорошо знакомых по работе в Питере. Грефу он доверил, пожалуй, самый рискованный и ответственный участок — Центр стратегических разработок — штаб по подготовке доктрины стратегического развития страны. Многие логично предполагали, что претворять программу в жизнь президент также поручит Грефу. Но, очевидно, время Германа Оскаровича не пришло. Главой правительства стал М. Касьянов. Для приложения реформаторских усилий и специально «под Грефа» создается МЭРТ.

До недавнего времени ходили разговоры о том, что якобы Герман Оскарович уже вполне созрел для премьерского кресла. Что ж, возможно, так оно и есть. Но, как заметил один из высокопоставленных чиновников, сейчас «не времена Витте». Должность премьера подразумевает и готовность к компромиссам, и умение вести тонкую аппаратную игру. Греф только проходит эти университеты. Как оказывается, даже ценой здоровья. По слухам, весной Греф клал на стол президента не одно заявление с просьбой об отставке. Президент просьбу отклонил. Во-первых, не в характере В. Путина отказывать в поддержке человеку, оказавшемуся в непростой житейской ситуации. Во-вторых, эта отставка явилась бы недобрым знаком для всей программы экономических преобразований. А ей в преддверии президентских выборов — особое внимание. Говорят, Центр стратегического планирования в ближайшее время вновь станет штабом экономических реформ. Так что Греф может еще крепче взять в руки руль новых экономических преобразований. И наступят времена не Витте, но Грефа. Насколько это хорошо для России — решать президенту и народу.

Татьяна НЕТРЕБА

Оригинал материала

[1]«АиФ»