Исламоводы. Кадыров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"

Кадыров - мусульманский вице-президент РФ?

Взрывы в московском метрополитене заставили президента Дм. Медведева заговорить о «кинжальных ударах» против террористов. Более развернуто по поводу исламской проблемы в Кремле пока не высказались. «Развивать экономику, образование, культуру, укреплять нравственную и духовную составляющую» - вот, собственно, тот короткий набор рецептов для «больного мусульманина», который федеральная власть сочла возможным (или смогла) выписать. В таком виде эти рекомендации можно сравнить с советами вроде «полечить живот, уши, ноги и глаза».

Наполнить пустующую форму «исламской политики» своим содержанием спешат различные группы весьма неоднородного (чтобы не сказать - пестрого) мусульманского сообщества в России. Но лишь одна из этих групп продвинулась дальше публикаций в Интернете своих политических программ, начав создавать реальные политические структуры на федеральном уровне. Эту группу представляет президент Чечни Р. Кадыров.

Федеральная концепция г-на Кадырова предполагает создание «социал-федералистской партии» (СФП), которая должна в недалеком будущем образовать вместе с «Единой Россией» двухпартийную политическую систему наподобие североамериканской. Сама по себе СФП, по замыслу советников чеченского лидера, будет представлять собой аналог турецкой Партии справедливости и развития Таипа Эрдогана. Главной опорой новой партии, естественно, станет мусульманское население России. Предполагается, что лидер партии будет занимать пост вице-президента страны, который необходимо установить, внеся поправки в Конституцию РФ.

СФП будет создаваться, как говорится в концепции, подготовленной советниками Кадырова, на платформе «общемусульманской культуры», так как «ничто больше Северный Кавказ и Урало-Поволжье не связывает». Смещение акцента с религии на «культуру» означает среди прочего стремление кадыровцев ввести в исламские структуры помимо духовенства мусульманских представителей крупного и среднего бизнеса.

Сор из мечети

Впервые идея объединения российских мусульман под эгидой единой организации и единого - и конечно, чеченского - лидера прозвучала еще в 2004 г. из уст покойного отца президента Чечни Ахмада Кадырова. Тогда же началась практика создания «представительств президента Чеченской Республики» в крупных российских центрах. Отчасти это связано с усилением позиций кавказских мусульман в целом по России. Очевидно, приближается тот день, когда Казань и Уфа уступят позиции главных мусульманских столиц Грозному и Махачкале.

Но первый шаг в создании федеральной исламской структуры был сделан в Уфе. В декабре прошлого года там встретились главы трех крупнейших организаций - Совета муфтиев России (СМР), Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) и Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМ СК). Вскоре г-н Кадыров публично заявил, что «однозначно» поддерживает идею объединения мусульман России.

На встрече было решено создать в рамках новой организации два крыла - общественно-политическое и духовное. Руководить исламской политикой страны предложено г-ну Кадырову, а духовно наставлять мусульман - главе СМР Равилю Гайнутдину. Общественно-политическое крыло воплощало тот пункт федеральной концепции Кадырова, который вводил в высокую политику представителей исламского бизнеса и чиновничества. Известный исламовед Роман Силантьев заметил, что «дополнительным, но важным бонусом для светских мусульманских лидеров стал бы иммунитет против отставок (для государственных чиновников), раскулачивания (для олигархов) и судебных преследований за хищение средств и связь с экстремистами (для общественных деятелей)».

Сразу вокруг этого объединения стали вспыхивать и разгораться скандалы, преимущественно полукриминального характера. Появились слухи о том, что главе ЦДУМ Талгату Таджуддину был предложен миллион евро отступных. (Поначалу Таджуддин упорно настаивал на том, что объединение должно проходить вокруг его «центрального духовного управления».)

Еще более невероятными казались слухи о том, что произошел «конфликт с рукоприкладством» между шейхом Гайнутдином и его советником по экономическим и юридическим вопросам Фаритом Фарисовым. Сор из мечети выносить не стали, тем более шейх предпочел не осложнять свои отношения с незаменимым заместителем. О Фарисове известно немного, в частности, то, что он мастер спорта по боксу, ранее числился сотрудником охранного агентства «Спектр». Его как-то связывали с Казанской ОПГ, возможно, на том основании, что в 1995-м, по запросу 1-го отдела РУОП Казани, г-н Фарисов был внесен в картотеку разыскиваемых Петербургским ОВД. Однако с 2000 г. он, если верить официальной биографии, уже трудился советником президента Чечни.

Понемногу стало выясняться, что продвижением кадыровской концепции по созданию федеральной партии реально занимются меньше десяти человек. Главными из них можно назвать упомянутого Фарисова и бывшего депутата Госдумы Абдул-Вахеда Ниязова, который является главным переговорщиком и идеологом всей этой компании.

Прохиндиада

То, что г-ну Ниязову удалось сделать невозможное - усадить за стол переговоров постоянно конфликтующих мусульманских лидеров, - является скорее заслугой его жены. Она обладает редкими возможностями, будучи одновременно племянницей Таджуддина и сестрой жены Гайнутдина. Остальные успехи по объединению полностью принадлежат самому Ниязову - 41-летнему генеральному директору Исламского культурного центра (ИКЦ).

Его незаурядные способности переговорщика отмечали разные люди. К примеру, когда ему, новоиспеченному депутату Госдумы 3-го созыва, показалось неприличным не иметь диплома о высшем образовании, он всего за четыре месяца смог «уговорить» четыре курса Российского государственного гуманитарного университета и уже летом 2000 г. приобрел квалификацию «документовода». По данным правоохранительных органов, Ниязов играл роль посредника между заинтересованными кругами Саудовской Аравии и представителями так называемого чеченского сопротивления.

Словом, Ниязов обладает фантастической способностью просачиваться в самые неожиданные места. Так, в 1999 г. глава ИКЦ создал исламское движение «Рефах». Руководитель МЧС Сергей Шойгу, возглавлявший тогда избирательный список будущей партии власти, имел неосторожность публично заявить, что «Рефах» является ни много ни мало «блокообразующей организацией «Единства». Сейчас Шойгу очень раздражается, когда в его присутствии произносят имя этого предприимчивого исламского деятеля, а сам «Рефах» давно канул в небытие.

До этого, в 1994 г., Ниязов участвовал в организации Союза мусульман России и Высшего координационного центра духовных управлений. Обе эти организации также прекратили свое существование.

В 1997 г. Ниязов совместно с радикальным муфтием Нафигуллой Ашировым организовал Межрегиональное духовное управление мусульман Сибири и Дальнего Востока. (В милицейских досье Аширов фигурирует как уголовник-рецидивист: в 1971 г. он был осужден в Тюмени за грабеж, вышел из тюрьмы и тут же вновь угодил за решетку - на этот раз за хулиганство.)

Ниязов изрядно поднаторел в деле создания разного рода исламских структур. Единственная созданная им организация, которая не продается и не покупается, - уже названный Исламский культурный центр. Этот центр существует только на бумаге, как показала проверка Минюста РФ в этом году. На ее счетах - ноль, финансовых отчетов напрасно ждала налоговая служба последние три года. Список членов «культурного центра» возглавляет и замыкает один человек - его учредитель.

И когда г-н Ниязов объявил о решении ИКЦ заплатить миллион рублей за «достоверную информацию» об организаторах взрыва в московском метро, знающие люди возмутились. Если на счетах организации пустота, то не является ли такое обещание простой «уткой»? «Пиаром на крови» назвал эту инициативу, например, муфтий Петербурга Джафар Пончаев.

Однако справедливее было бы назвать эту акцию более привычным словом - «реклама». Коммерческий проект Ниязова - продажа «под ключ» исламских организаций - дело беспроигрышное. При любом исходе дела он не остается в накладе. В случае успеха СФП г-н Ниязов вслед за могущественными покровителями въезжает в Кремль и получает в пользование госбюджет. Если же новая партия проигрывает в первом туре парламентских выборов, то Ниязов небезвозмездно передает свои голоса одной из крупных федеральных структур. В последнем случае пострадают лишь личные амбиции чеченского лидера.

"