Истинные причины отставки главреда "Известий" – открытое письмо трудового коллектива

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В периоды задержек зарплаты «люди Шакирова» продолжали получать свою отдельно, тайно от «старых» сотрудников"

Оригинал этого материала
© "Вокруг новостей", origindate::16.09.2004, Фото: "Время новостей"

Истинные причины отставки главреда "Известий" – открытое письмо трудового коллектива

"Шакиров положил себе 37 500 долларов в месяц, из расчета 450 000 долларов в год. А сотрудники редакции февральскую зарплату получили только 30 апреля"

Converted 17423.jpg
***

Кто же такой Раф Шакиров – борец за свободу слова или ловкий и беспринципный делец?

15 сентября Совет директоров ОАО «Редакция газеты «Известия» должен был утвердить отставку бывшего главного редактора газеты «Известия» Рафа Шакирова и назначить нового. Пока заседание отложено, то ли достойной кандидатуры на этот пост пока нет, то ли, напротив, их слишком много. Но круги от увольнения Рафа Шакирова до сих пор еще идут по медиа-сообществу. Об этом сообщили все информационные агентства и основные новостные программы телевидения еще 6 сентября. Причиной называли вышедший накануне, в субботу 4 сентября, номер газеты с огромными фотоснимками, запечатлевшими трагедию в северо-осетинском городе Беслане: тела убитых детей, лица обезумевших от горя взрослых. Г-на Шакирова в разных изданиях и телепрограммах характеризовали одинаковыми словами -- смелым и честным журналистом, самым успешным газетным менеджером последних лет, пострадавшим за свободу слова. Словом, героем нашего непростого времени.

Однако слухи о скорой отставке Шакирова с поста, который он занял всего 11 месяцев назад, появились задолго до событий в Беслане. Называлась даже точная дата, а именно – 15 сентября. И причины в газетной тусовке назывались совершенно другие – неуспех проекта, который Шакиров взялся осуществлять в старейшей и уважаемой газете, финансовые неурядицы, которые возникли в газете с его приходом, конфликт с коллективом. Что же на самом деле стоит за скандальной отставкой?

Вот что рассказывают журналисты «Известий» – те, кто еще работает в газете, и те, кто добровольно или вынужденно покинул ее за последние 11 месяцев.

В первые дни после своего назначения г-н Шакиров публично не раз заявлял, что он пришел в «Известия», чтобы сделать газету более современной, придать ей новый импульс, расширить читательскую аудиторию. Но при этом говорил, что демократические традиции газеты он обязуется хранить и продолжать, что для него – большая честь работать с высокопрофессиональным коллективом «Известий» и т.д. и т.п. Журналисты и другие сотрудники газеты встретили эти заявления и самого Рафа Салиховича полной готовностью активно реализовать на практике все его программные заявления, всячески ему помогать. Но неожиданно практика нового главного редактора оказалась весьма далека от красивых заявлений.

Первым делом он привел с собой ближайших сподвижников – арт-директора Андрея Шелютто и зам. главного редактора Татьяну Плошко. Первый немедля приказал уволить дизайнеров и технический персонал «Известий», поскольку они «не умеют работать, не владеют современными технологиями», а газета делается как «старая телега». Вместо опытных выпускающих и инженеров, уволенных едва ли не за профнепригодность, в газету пришло огромное количество дизайнеров, которые прежде в газетах не работали.

Вскоре известинцы убедились, как «современно» и новаторски работают эти люди. Если прежде газета макетировалась и версталась технологически экономно, быстро и строго по графику, то теперь это превратилось в долгий и маловразумительный «творческий процесс». Поскольку все дизайнеры прежде занимались лишь оформлением «арт-объектов», они понятия не имеют о модульной верстке, принципах построения газетных полос, особенностях психологии восприятия газетной информации и т.п. Рисуя – по-прежнему от руки, а не по «новым технологиям» -- макет полосы, каждый дизайнер по-детски перерисовывает все фотографии, которые должны будут стоять на ней, чтобы «видеть полосу по пятнам». Технологические графики постоянно нарушаются, газета сдается в типографию с опозданиями, за которые несет большие штрафы. Из-за срыва графика подписания полос часть тиража не раз сразу шла под нож.

Тексты, которые пишут журналисты, г-н Шелютто считает ненужными, он нередко презрительно говорил о том, что они никому не интересны, поэтому, мол, и нечего писать помногу – читатели все равно «эту галиматью не читают». Макет «Известий» стал разношерстным, «слепым», неудобным для чтения. Вопреки одному из основных принципов оформления газет – никогда не экспериментировать на читателе, а разрабатывать и доводить новый макет на специальных внутренних номерах, его то и дело меняют. Но все это главного редактора, похоже, не волновало, самой большой ценностью в газете была объявлена стильность, а не содержание.

После цеха верстки и дизайнерской службы разгону подвергся отдел культуры, который считался одним из самых сильных в ежедневных федеральных газетах. Одним сотрудникам новая зам. главного редактора г-жа Плошко просто предлагала уйти, другим, не соглашавшимся на это, приводила «конкурентов» -- коллег, пищущих на те же темы. Вот что написал в своем прощальном письме сотрудникам редакции известный кинокритик Юрий Гладильщиков, который ушел из «Известий» в знак протеста против нового стиля руководства [[page_14636.htm текст письма полностью] - прим. К.Ru]

Постепенно процесс разгона «известинцев» затрагивал все новые и новые отделы. Так, из отдела экономики «ушли» большинство сотрудников во главе с редактором отдела Еленой Загородней. Ушла известный обозреватель Елена Короп, другие заметные, состоявшиеся профессионалы. Ушел ответственный секретарь, популярный публицист Семен Новопрудский. Редактор отдела спорта Евгений Зуенко тоже ушел сам, хотя его отдел стал едва ли не главным в газете вследствие большой любви г-на Шакирова к спорту. Вслед за ним подала заявление на увольнение редактор отдела политики Светлана Бабаева. Всего за время руководства г-на Шакирова ушли сами или были уволены более 60 сотрудников, 6 редакторов отделов из 12-ти. Ушли руководитель отдела рекламы и четверо самых опытных рекламных менеджеров. Как говорят рекламщики, увели с собой и часть клиентской базы, например, такого крупного рекламодателя, как МДМ-банк.

На место уволенных и «выдавленных» чаще всего приходили бывшие «птенцы гнезда Шакирова» – сотрудники его предыдущего проекта, газеты «Газета». В подавляющем большинстве ни по опыту работы, ни по уровню профессионализма они не могут конкурировать с известинцами. Зато у них, похоже, есть другое неоценимое качество. Они обожают шефа и всегда готовы смотреть ему в рот и «улавливать эманации начальства».

Как говорят многие из тех, кому пришлось ежедневно контактировать с новым главным, г-н Шакиров плохо и неуверенно чувствует себя, работая с профессионалами. Ему не интересны ни их мнения по проблемам, которыми они по много лет занимаются, ни их опыт. Вероятно, именно поэтому он сразу же запретил всякий анализ того, что делает газета, всякую, даже самую слабую критику и самокритику. То, чем живет любой нормальный редакционный коллектив, -- ежедневный анализ сделанного или не сделанного, успехов и неудач, профессиональных промахов и находок, который проводится на планерках и летучках, -- было упразднено. Планерки превратились в часовую, а то и полутора- и даже двухчасовую речь одного человека, главного редактора. По рассказам «известинцев», это шоу, призванное продемонстрировать интеллектуальную мощь главреда и немощь членов редколлегии. Г-н Шакиров один знает все, каждого учит, как ему написать ту или иную статью, о чем спросить или не спросить в интервью, каким должно быть начало статьи и ее выводы. Если поначалу некоторые из сотрудников еще пытались высказывать свое мнение, то вскоре все поняли, что делать этого ни в коем случае нельзя, нужно лишь послушно кивать, а еще лучше – записывать слова главного в книжечку. Замечательно при этом, что г-н Шакиров никогда не читал большинства готовых материалов и больше никогда не возвращался ни к их содержанию, ни к форме. Случалось, из-за нехватки статей вновь пришедшие журналисты публиковали один и тот же материал дважды. Впрочем, что г-н Шакиров и сам порой давал такие распоряжения, рекомендуя просто «переписать врезку».

Свою идею обновления «Известий», завоевания новой аудитории г-н Шакиров последовательно воплощал в жизнь. В газете появился безграмотный и пошлый раздел «светская хроника», полосные и тоже весьма пустопорожние интервью с Децлом, Земфирой и прочими поп-идолами. Предполагалось, что они должны были привлечь к газете молодежь. Трудно представить, чтобы г-н Шакиров или его ближайшие соратники не знали, что молодежь, увлекающаяся Децлом, или дамы, интересующиеся светскими сплетнями, по определению не читают общественно-политических газет. А постоянную аудиторию «Известий» такие статьи ставили в тупик. Но, видимо, неслучайно в качестве одного из «образцов современной журналистики» Шакиров часто называет бульварную газету “The Daily Telegraph”.

В газете стало больше ошибок (в том числе и корректорских, так как часть корректуры уволили «за ненадобностью»), публикации неровные, нередко на одной полосе соседствуют серьезный аналитический материал и попсовая пустая заметка. Рассказывают, что в юридическую службу редакции посыпались жалобы и иски от организаций, возмущенных некомпетентностью журналистов, публикующих непроверенную, а иногда и заведомо ложную информацию.

Раф Шакиров хочет казаться демократичным, «своим парнем». По праздникам на редколлегиях угощает дорогим коньяком, но попасть к нему в кабинет даже редактору отдела, не говоря уже о простых сотрудниках, не так-то просто. Надо через секретаря записаться на прием, как в советские времена, и затем неделями сидеть в приемной. Иногда – безрезультатно.

Проблемы с деньгами «Известия» тоже начали испытывать вскоре после прихода Шакирова. Задержки зарплаты приобрели систематический характер, гонорары авторам и штатным сотрудникам газеты не выплачены с апреля с.г. до сих пор. Но это не помешало Рафу Салиховичу в начале этого года потребовать для себя новый автомобиль, так как «старый» – «Мерседес-Гелентваген», оставшийся от предыдущего главного редактора «Известий», по словам самого Рафа, не соответствовал его статусу. Поэтому ОАО «Редакция газеты «Известия» приобрело для него шикарный «Мерседес» S-класса, как говорили, за 70 тысяч долларов. Зарплата предыдущего главного редактора, прямо скажем, вполне достойная, статусу Шакирова тоже не соответствовала. Он положил себе втрое больше - 37 500 долларов в месяц, из расчета 450 000 долларов в год. А сотрудники редакции февральскую зарплату получили только 30 апреля, да и то не всю. Своим приближенным Шакиров сразу устанавливал оклады, в несколько раз превышающие зарплату тех, кто исполнял ту же работу прежде. Г-н Шелютто брезгливо держал в руках скромную зарплатную ведомость цеха допечатной подготовки (сотрудники которого были им и уволены) и пьяненько причитал : «Что за зарплаты у людей? 350 долларов! Да я за меньше, чем 10 тысяч баксов со стула не встану!».

В периоды задержек зарплаты «люди Шакирова» продолжали получать свою отдельно, тайно от «старых» сотрудников. В редакции вроде бы была бухгалтерия, финансовый директор, его зам, касса. Но чтобы узнать что-либо вразумительное о своей зарплате, сотрудникам приходилось обращаться лично к г-же Алексеевой, помощнице Шакирова с необозримыми полномочиями. Она же распоряжается назначениями, селекцией тех, кого можно допустить «к телу».

Одна из важных идей бывшего главного редактора и пришедшего при нем на свой пост генерального директора ОАО «Редакция газеты «Известия» Алексея Олейника – газета должна экономить, необходимо сокращать штаты, работать интенсивнее. Под эту идею многим сотрудникам редакции и дирекции и предлагали уволиться. В то же время набор новых сотрудников шел все это время вплоть до 6 сентября, когда Шакиров объявил о своей отставке. Всего вместо 60 уволенных в редакцию уже принято на работу более 40 и работают без оформления приказа еще полтора десятка людей. Та же картина и в дирекции: уволено большинство прежних сотрудников и приняты на работу новые, многие из них прежде даже не работали в газетах. Известен случай, когда человеку предложили уволиться, но перед этим обучить принятого на его место тому, что тот должен будет делать. Тем, кто заупрямился и не хочет уйти «по собственному желанию», а требует увольнения по сокращению штатов, потихоньку предлагают солидные отступные, лишь бы скандальность ситуации не выплыла за пределы редакции. Ради этого на работу даже приняли специального зам. директора – «по кадрам и режиму», которого в «Известиях» не было с советских времен. Он следит за сотрудниками, ведет переговоры с «бунтовщиками». В редакции атмосфера страха и подозрительности, сотрудники шепотом предупреждают друг друга, что телефоны прослушиваются, а электронная почта перлюстрируется. Будучи уже в отставке, Шакиров продолжа верстать новое штатное расписание под «своих» – с нереальными для сегодняшнего рынка окладами, раздутыми под новых редакторов отделами.

«Известинцы» не отрицают того, что их теперь уже бывший главный наделен двумя бесспорными талантами. Во-первых, он – гениальный мастер собственного пиара. Даже самую невыигрышную для себя ситуацию он всегда умеет повернуть себе на пользу. Так, слухи о скорой отставке Шакирова, появившиеся накануне 6 сентября, заставляют задуматься, не сам ли он срежиссировал причину отставки – для сохранения лица и набора «новой высоты»? если внимательно проанализировать его карьеру, то задаешься и другим вопросом: как возник у него имидж «самого успешного менеджера СМИ»? Главным редактором «Коммерсанта» Шакиров стал, когда проект был уже раскручен, но вовсе не им. Более того, за недолгое время его редакторства «Коммерсант», по мнению многих профессионалов, многое из достигнутого утратил. И уволен с этого поста он был не по причине «борьбы за свободу слова», а, как тогда говорили, за публикацию явно «заказной» статьи. Наиболее успешным проектом Шакирова считается журнал «Деньги», но пика своей популярности он достиг уже позже, а его нынешняя концепция существенно и в лучшую сторону отличается от первоначальной. На телевидении Шакиров поработал на двух руководящих должностях, но отчего-то лишь по три-четыре месяца на каждой. Его любимое детище -- «Газета», сама себя пиарила, как «самая успешная федеральная газета года», но так и осталась лабораторным экспериментом с мизерным тиражом, как писал тот же «Коммерсант», – не более 12 тысяч экз. Многие ее сотрудники отличаются, правда, новым стилем журналистики -- исключительно заимствованием информации из Интернета и переписыванием ее своими словами. Иметь собственные источники или добывать информацию, встречаясь с людьми, изучая документы, у них не принято. Впрочем, этому они, возможно, просто не успели научиться – значительную часть коллектива составляли недоучившиеся студенты.

Шакиров ушел из «Газеты», как сообщалось, «из-за разногласий с издателем». Но в профессиональной тусовке задолго до этого обсуждалась информация о скором закрытии проекта как финансово и профессионально неуспешного. А самая таинственная страница биографии Шакирова связана с периодом между уходом с телевидения и приходом в «Газету», когда он реализовал проект в Приволжском федеральном округе. Журналисты в Самаре рассказывали, что представители деловых кругов Поволжья решили создать собственную деловую газету. Не скупясь, собрали приличную сумму денег (в то время говорили о 800 тысячах долларов), пригласили из Москвы «лучшего газетного менеджера всех времен и народов» Шакирова с его командой. Та обещала создать нечто грандиозное, суперновое. Деньги команда быстро освоила, но газета так и не была создана. Когда же ошарашенные бизнесмены попытались найти концы, оказалось, что все средства израсходованы вполне законно.

Второе бесспорное дарование Шакирова, которое отмечают многие из работавших с ним, – патологическая лживость. Сразу после прихода в «Известия» он дал интервью агентству «Интерфакс», в котором, в частности, сказал: «"Известия" останутся общественно-политической газетой и должны сохранить социально-возрастную структуру своей аудитории». На самом деле он всегда отрицательно относился к традиционной аудитории газеты – технической, творческой, научной интеллигенции. Сотрудники «Известий» рассказывают, что на планерках не раз запрещал публикацию фотографий с пенсионерами, вообще пожилыми людьми. Говорил: «Я прошу, учителей, пенсионеров, военнослужащих на наших страницах не должно быть – это не наша аудитория». Зато приветствовалось появление светских персонажей, модных тусовщиков, состоятельных и влиятельных людей.

Смотря прямо в глаза и говоря человеку лестные слова, он вполне способен назавтра выгнать его с работы. Так, известного обозревателя Юрия Богомолова он всегда очень тепло приветствовал, тряс руку, говорил, что «учился на материалах Юрия Александровича», а вскоре после своего прихода в «Известия» предложил ему уволиться.

Вот что Юрий Богомолов написал в своей последней колонке в «Известиях». [...] Но эта колонка так и не увидела свет [На сайте Известий текст доступен- прим К.Ru], главный редактор распорядился снять ее из номера. Так «Павлик» Шакиров рассчитался со своим наставником..

Другим вскоре уволенным прямо накануне изгнания г-жа Алексеева также говорила: «Что вы, Раф Салихович вас очень уважает!» В газете появилась даже горькая шутка:

«Шакиров к тебе прекрасно относится, готовься -- скоро уволит». Этот стиль поддерживают и прочие руководители. Любопытно, что ни одному из уволенных или цинично выжимаемых из газеты сотрудников г-н Шакиров никогда не предъявлял никаких профессиональных или административных претензий, не выражал свое недовольство их работой, не советовался по поводу увольнения с редакторами отделов – их непосредственными руководителями или с редакционной коллегией. Много раз публично Шакиров лгал, когда его спрашивали о задержках зарплаты, называя заведомо нереальные даты выплат.

А мнения читателей, интересами которых оправдывались все изменения в газете, похоже, г-на Шакирова и его команду вообще не интересовали. Опросы фокус-групп, проведенные по решению главного редактора, показали, что его нововведения читателям не нравится, но он только заявил, что это какие-то неправильные фокус-группы, и надо провести новые опросы.

Каковы же итоги недолгого редакторства «самого успешного менеджера СМИ» в старейшей и некогда уважаемой российской газете? Разогнан трудоспособный коллектив опытных журналистов и технических сотрудников. Нарушается режим работы и выпуска газеты, лихорадит цеха и отделы редакции. Упал тираж, так как уменьшилось число подписчиков. Содержание номеров нередко случайное, неровное, уровень многих материалов низок, они изобилуют ошибками, неточностями. Нарушены многие договорные обязательства с рекламодателями, уменьшился рекламный бюджет газеты, которая еще недавно полностью себя окупала, а теперь не может наскрести денег на очередную зарплату. Не перечисляются взносы в Пенсионный фонд и фонд соцстрахования, не вовремя выплачиваются налоги, за что газета была оштрафована налоговой инспекцией. Полностью разрушена бухгалтерия, никто ни за что не отвечает, а заместитель финансового директора посылает за информацией о зарплате, отпускных и прочих выплатах лично к помощнице Шакирова, которая одна владеет какой-то информацией. Моральный климат в коллективе напоминает времена, казалось бы, давно забытые – времена репрессий и всеобщего страха. Газета как влиятельное общественно-политическое издание, как профессиональный продукт, почти перестала существовать. И это как-то совсем не сочетается с имиджем «борца за свободу слова», который так единодушно, но бездоказательно продолжают рисовать многие издания. Нет сомнений в том, что г-н Шакиров оправится от удара и начнет строить очередную ступеньку своей блестящей карьеры. Какое издание станет следующей площадкой его экспериментов на людях?