Истопить свою вину

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::19.07.1999

Истопить свою вину

Converted 29153.jpgЕсли бы в правительстве Степашина провели конкурс "Самый скандальный министр кабинета", то состязание с большим отрывом от остальных выиграл бы глава Минтопа Виктор Калюжный. За последний месяц о Викторе Ивановиче написали все, от "МК" до "Коммерсанта", а энтэвэшные "Итоги" даже посвятили ему большой персональный сюжет. Иногда кажется, что министра кто-то "заказал". Кто?

Любить Калюжного некому. Нынешний нефтяной министр успел насолить многим. Мешал Юрию Лужкову включить в подконтрольную мэру Центральную нефтяную компанию (ЦНК) нефтедобывающие предприятия. Не давал главе ЮКОСа Ходорковскому купить Восточную нефтяную компанию (ВНК). Хотел отобрать у РАО "Газпром" госпакет акций (хотя уж кто-кто, а глава "Газпрома" Рем Вяхирев вряд ли стал бы общаться с Калюжным через СМИ -- обычно он борется и побеждает исключительно аппаратными способами).
  А сам Виктор Иванович тем временем в приватных беседах заявляет, что напора прессы не боится: ведь он протеже самого (!) Абрамовича.
  Про такого несгибаемого человека хочется знать больше.

Скандалиссимо!

Хотя сам по себе Виктор Иванович -- типичный руководитель советской выучки.
  -- Часто кричит, а может и обматерить,-- жалуются его подчиненные.
  При этом поводов для разносов у Калюжного немного: в Минтопэнерго -- мощный и слаженный аппарат.
  Журналисты давно обратили внимание, что, когда Калюжный выступает на пресс-конференции, вопросов "не по теме" Виктору Ивановичу лучше не задавать: выходя за рамки выступления, подготовленного его аппаратом, министр сразу "плывет".
  Если Калюжный и интересен, то совсем другим. В нынешней российской власти он "человек Семьи". Как Роман Абрамович. Как Александр Волошин. Как Николай Аксененко.
  Что у них общего, исключая невыразительность и отсутствие ярких способностей? Управляемость. Похоже, в последнее время Семья отбирает на ключевые должности людей по принципу "ты никогда не стал бы министром, если бы не я". И дальше избранник уже из кожи вон лезет, чтобы оправдать высокое доверие.
  Но этого мало. У каждого, как говорят англичане, свой скелет в шкафу. У Волошина -- AVVA. У Калюжного -- Восточная нефтяная компания (о чем -- ниже).

Золотые гвозди

Разбогател Виктор Иванович задолго до прихода в министерство. А став министром, как настоящий "нефтяной генерал", не стал себя ни в чем ограничивать -- отказался от служебной "Волги" и нанял частных телохранителей, вообще-то не положенных главе Минтопа. Он открыто разъезжает на серебристом "Мерседесе-500" в сопровождении "линкольна" с охраной. В отраслевых ведомствах, которые министр объезжал сразу после назначения, его кортеж принимали за внезапный визит премьера Степашина.
  А в родном министерстве уже привыкли к высоким жизненным стандартам хозяина. Когда Виктор Иванович работал первым заместителем министра, он отремонтировал служебный кабинет, не прибегая к помощи скудного отраслевого бюджета. Заменил сантехнику в комнате отдыха, дополнительно установил биде, строго наказал уборщице, чтобы туалетную бумагу подбирала под цвет кафеля.
  Недавно закончилась переделка министерских апартаментов. Стены -- в модных нынче гобеленах, мебель в стиле ампир. Английская драпировка прибита к дереву декоративными золотыми гвоздями. Если судить по стоимости ремонта, то Виктор Иванович собирается возглавлять Минтоп вечно.

Каждой трубе -- заслонка

Примерно год назад, когда Калюжный только переехал из Томска в Москву и стал первым заместителем министра Генералова, он написал на имя министра неожиданное письмо. Предложил отобрать у РАО "Газпром" госпакет акций. Причем никак это предложение не обосновал. Но люди, посвященные в закулисные тайны, понимали, кто был заинтересован в ослаблении позиций главы "Газпрома" Рема Вяхирева. Роман Абрамович, давний партнер Калюжного по нефтяному бизнесу.
  В тот же день копия письма попала к Рему Ивановичу. Вяхирев, говорят, был очень удивлен. Позвонил Калюжному, объяснился. Тот слег на две недели в ЦКБ с невразумительным диагнозом. Из больницы постоянно названивал в родной Томск, ругал столичный климат и обещал в скором времени вернуться. Но Вяхирев не мстил, и скандал удалось замять.
  Заняв министерское кресло, Калюжный повторил атаку на Вяхирева. И опять попытался вырвать у Рема Ивановича госпакет -- сначала во главе совета директоров появился Черномырдин, затем встал вопрос о необходимости "укрепить совет" представителями государства из Минтопа.
  Раздавая интервью о причинах столь болезненного внимания к "Газпрому", Виктор Иванович был восхитительно невнятен.
  -- А что тут такого?! -- недоумевал он в телепередаче "Подробности".-- Просто в "Газпроме" соскучились по Черномырдину...
  -- Говорят, вы это сделали по просьбе Семьи,-- допытывалась ведущая.
  -- У меня семья одна -- семья нефтяников,-- отвечал Виктор Иванович.
  Говорят, Зинаида Павловна, супруга Калюжного, очень на эту фразу обиделась. Якобы после переезда в Москву она не раз замечала, что муж ее стесняется. Скромная, застенчивая женщина, проработавшая всю жизнь медсестрой, к публичности не стремилась. Но работа мужа вынуждала ее посещать светские мероприятия. На них Зинаида Павловна и обнаружила, что Виктор Иванович представляет ее новым московским знакомым как фармацевта.
  Еще один скандал разгорелся этой весной.
  Основным поставщиком нефти и нефтепродуктов в Литву является российская нефтяная компания "ЛУКойл". Сколько лет "ЛУКойл" сотрудничает с Литвой, столько и конфликтует. До назначения Калюжного Минтоп никогда не вмешивался в отношения партнеров. "Пусть сами разбираются! Разрешение коммерческих конфликтов -- дело поставщика и заказчика",-- считали прежние министры.
  "ЛУКойлу" между тем никогда не нравилась схема, по которой литовское правительство приватизировало свой национальный нефтяной комплекс. "ЛУКойл" надеялся стать единственным нефтяным оператором Литвы, но независимое государство вверило часть своего рынка американской Wiliams International Company. В ответ "ЛУКойл" резко снизил завоз сырой нефти, поставив единственный перерабатывающий завод в Прибалтике (Мажейкайский НПЗ) на грань краха. Литовское правительство обратилось за помощью к другим компаниям России. Но тут Виктор Иванович встал на сторону "ЛУКойла". Он от собственного имени разослал телеграммы во все российские нефтяные компании с требованием немедленно прекратить любые поставки топлива в Литву.
  Стало ясно, что Виктор Иванович плохо знает новейшую историю. Союзный премьер Рыжков уже перекрывал нефтяной вентиль, стараясь помешать выходу Прибалтийских государств из состава СССР. Прибалты все равно обрели независимость, а Литва начала закупать топливо, минуя Россию.
  Ничего не добился и "ЛУКойл". На правительственном уровне конфликт замяли, а за Виктором Ивановичем прочно закрепилась репутация доморощенного лоббиста.
  Сам он искренне не понимает, почему надо скрывать, что Минтоп заинтересован в финансовом укреплении "Сибнефти", компании Романа Абрамовича.
  -- А где деньги на выборы брать? Или вы хотите, чтобы коммунисты победили? -- эмоционально вопрошал Калюжный, когда журналисты начали обвинять его в несправедливом перераспределении престижных "иракских квот" в пользу "Сибнефти" (читай: Абрамовича).
  Следуя, видимо, той же логике, Калюжный пробил решение о продаже 25% акций государственной компании "Роснефть" той же "Сибнефти". Именно Виктор Иванович настаивал на увольнении Дмитрия Савельева с поста руководителя госкомпании "Транснефть" (тот не желал пропускать по вверенной ему трубе продукцию абрамовичской "Сибнефти" в первую очередь).

Светлый путь

Виктор Калюжный -- потомственный нефтяник. Родился в Стерлитамаке, как и Абрамович (оттуда, через общих знакомых, и их связь.) Отец Калюжного, Иван Павлович, всю жизнь добывал нефть в тяжелейших условиях, но свою работу любил. И мечтал, чтобы сын продолжил его дело.
  А юный Витя вопреки воле родителей после школы поступил в Бирский пединститут. Учился заочно, работал слесарем в строительном управлении Башнефтепромстроя. Там-то он и понял: чем всю жизнь учить детей нефтяников, лучше самому пройти школу жизни в нефтянке. С педагогикой было покончено -- декан оформил перевод на второй курс Уфимского нефтяного института.
  По распределению молодой специалист попал в прославленный на весь Советский Союз поселок нефтяников Стрежевой (восемьсот километров от Томска). Карьера Калюжного складывалась успешно. Вот типичная цитата из его характеристики той поры: "Показал неординарный подход к решению производственных вопросов. Внес достойный вклад в создание и формирование работоспособного коллектива" и т.п. В 28 лет Калюжный вступает в КПСС, еще через пять лет возглавляет партком нефтегазодобывающего управления "Стрежевойнефть".
  Но за год до перехода на партийную работу случается ЧП: Виктор Иванович получает строгий выговор за пожар в поселке, возникший из-за халатности руководства. В том числе и его собственной.
  Другая неприятная история произошла недавно, в начале 90-х. Калюжного как сотрудника "Томскнефти" послали в служебную командировку во Вьетнам. Там он был директором по добыче нефти и газа в СП "Вьетсовпетро". Первая же аудиторская проверка, нагрянувшая неожиданно, говорят, выявила чудовищные промашки бухгалтеров (и не только их). Калюжного срочно отозвали в Томск.
  Впрочем, Виктор Иванович еще ни разу не подтвердил информацию о том, что был отозван из командировки досрочно. Известно лишь, что в марте 1999-го он вновь поехал во Вьетнам в составе делегации российских нефтяников. И коллеги не понимали, чем вызвано подчеркнуто холодное отношение принимающей стороны только к одному члену делегации -- Виктору Калюжному. Просто вьетнамские товарищи еще не успели забыть печальную историю советско-вьетнамского нефтяного СП.
  Большой своей неудачей Виктор Иванович считал провал в декабре 1997 года выборов на пост председателя Томской областной думы. К тому времени он занимал должность первого вице-президента Восточной нефтяной компании (ВНК), носил дорогие костюмы и часы с бриллиантами.
  Избиратели не оправдали надежд Виктора Ивановича. Упрекали его в непорядочности, связях с бандитами... Слушать про бандитов было особенно неприятно.

Опасные связи

Рассказывают, что фамилия Калюжного возникла в оперативных документах Интерпола в связи с расследованием афер бывшего гражданина СССР, а ныне канадского подданного Марка Гельфанда (объявлен Интерполом в международный розыск). Он (Гельфанд) занимался поставками сырой нефти в Белоруссию и на Украину через тюменскую таможню. Для чего создавались фиктивные СП. Учредителями некоторых из них якобы являлись тогдашние сотрудники "Томскнефти" В.Калюжный (ну не везет ему с СП! то Вьетнам, то Гельфанд), Г.Авалишвили (сейчас заместитель Виктора Ивановича), А.Берлянд (убит в прошлом году), О.Бубнов (тоже убит), Е.Рыбин (на него совершено два покушения).
  Впрочем, у Виктора Ивановича было много возможностей продавать нефть за рубеж вполне легально. Руководство Восточной нефтяной компании (Калюжный был ее первым вице-президентом) в свое время создало ряд посреднических фирм, которые покупали сырую нефть у родной компании и продавали ее за границу. Рассказывают, что этим фирмам приходилось иметь дело с весьма "авторитетными" людьми. И будто бы именно благодаря их специфическим возможностям некоторые из посреднических компаний были зарегистрированы на утерянные паспорта.
  Тогда Виктор Иванович в узком кругу начал вспоминать, что его старший сын, 28-летний Михаил Калюжный, сотрудник российско-американского СП "Истерн ойл консалтинг компани", живет в США, штат Флорида, и что, видимо, пора перебираться к нему.

Трезвенник поневоле

Калюжный никогда не избегал журналистов. Охотно раздавал интервью, любил рассказывать о производственных успехах. Еще в партийные времена его фамилия постоянно появлялась в стрежевской многотиражке: "В.Калюжный успешно осуществил внедрение площадной системы заводнения, что дало кратное увеличение дебитов нефтяных скважин".
  Но в последние пару лет журналисты словно с цепи сорвались. То начали описывать, как он довел ВНК до банкротства, то заподозрили в желании уйти от правосудия, заняв кресло губернатора Томской области. Это наглое предположение сделала молоденькая журналистка томского телевидения в прямом эфире.
  -- Что за гадкие вопросы задаете?! -- возмущался после передачи Виктор Иванович.-- Я вообще могу снять вашу программу!
  Кто-то из коллег объяснил, что всех не снимешь, проще нанять профессионалов из PR-агентства. Они станут размещать хорошие материалы про Калюжного, а плохие не позволят печатать.
  Профессионалов наняли из двух агентств сразу: "Тайного советника" и "Фабрики PR". Калюжному, говорят, придумали привлекательный образ активного государственника, болеющего за интересы нации. К тому же трезвенника. Нового министра избавили и от косноязычия. Блестящего оратора из него пока не получилось, но фразы вроде "берут от потолка там чепуху" из лексикона исчезли.
  Еще один позитивный сдвиг: если раньше после выхода негативных публикаций Калюжный как истинный провинциал звонил в редакции, ругался и грозил страшными карами, то теперь его стиль общения с неугодными журналистами изменился. После неприятных публикаций о себе он приезжает в редакцию (не так давно был в "Коммерсанте"), встречается с главным редактором и, не выказывая своего недовольства случившимся, пытается договориться о более лояльных публикациях в будущем.

Без Семьи

Как человек приземленный, Виктор Калюжный понимает: в любой момент политическая ситуация в стране может измениться, и он потеряет министерское кресло. Без Семьи он не удержится в правительстве. Конечно, Виктор Иванович без работы не останется. Но не всякая работа его устраивает. Поэтому он, по-видимому, и решил возглавить государственную нефтяную компанию. Этим проектом министр занят сейчас вплотную. (О решении создать нефтяной холдинг на базе трех госкомпаний -- "Роснефти", "Славнефти" и ОНАКО -- вице-премьер Владимир Булгак сообщил журналистам еще в конце января. Государству должно принадлежать 75% в уставном капитале нового холдинга. Но правительственное постановление о программе интеграции трех госкомпаний пока не подписано.)
  Другая идея еще более привлекательна, хотя осуществить ее труднее. Выборы губернатора Томской области должны состояться в сентябре. Сейчас доверенные люди собирают подписи в поддержку кандидатуры Калюжного. Хотя социологические опросы в Томске показывают: главу Минтопа поддерживают процентов шесть избирателей. Ровно столько же у бывшего идеолога ЦК КПСС Егора Лигачева -- он как-никак выходец из Томска. Остальные голоса томских избирателей, по предварительным оценкам, делят нынешний губернатор области Виктор Кресс, мэр Томска Дмитрий Макаров и депутат Госдумы Степан Сулакшин.
  Калюжного, кстати, часто путают в Томской области с товарищем Лигачевым. И не только из-за внешнего сходства. Кто-то сознательно приписывает поступки Егора Кузьмича Виктору Ивановичу.
  Местные журналисты рассказывают такую историю. Приехал как-то Виктор Иванович с проверкой на буровую в охотничьих, выше колен, резиновых сапогах. Потому что шли дожди, дороги развезло. А сопровождавшие его молодые инженеры надели легкие ботиночки. Тогда Калюжный забросил папку с документами в грязь и велел ее принести.
  На самом деле этот случай произошел с Лигачевым. У Виктора Ивановича высоких охотничьих сапог нет (он вообще не любит охоту). Раньше он играл в баскетбол, и, кстати, неплохо. Теперь предпочитает теннис. Занесенный нефтью в Москву, он очень старается жить по законам столичного бомонда. И, надо признать, это ему пока удается.