История, которой не было

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Взгляд", origindate::28.02.2008, Фото: ИТАР-ТАСС

История, которой не было

Главный урок истории Натальи Морарь: государство нельзя трогать руками

Юрий Гиренко

Converted 26276.jpg

Иностранному гражданину может быть отказано во въезде на территорию России в целях обеспечения обороноспособности или безопасности

Медиашум вокруг отказа Федеральной погранслужбы впустить в Россию Наталью Морарь, гражданку Молдавии, работавшую в Москве, продолжается и ширится. Молодая героиня вместе со своим российским мужем сидит в аэропорту Домодедово, требуя разрешения пересечь границу, а ряд средств массовой информации сопровождают это громким шумом. Частная история юной девушки превратилась в политическую проблему, и впору спросить: кто виноват и что делать?

Эта история началась в конце прошлого года. 16 декабря группа российских журналистов возвращалась из поездки в Израиль. На паспортном контроле в аэропорту Домодедово одну из участниц группы – 23-летнюю корреспондентку малотиражного оппозиционного еженедельника Наталью Морарь –остановили и сообщили, что пересечь границу РФ ей не разрешается. Каких-либо объяснений пограничники давать не стали, ограничившись указанием на то, что Морарь включена в число иностранных граждан, въезд которых на территорию России нежелателен.

Дело в том, что юная журналистка, хоть она живет, учится и работает в Москве, российского гражданства не имеет. У нее молдавский паспорт, и потому из Домодедова ее отправили самолетом в Кишинев. А в Москве некоторые СМИ оппозиционной направленности стали раздувать эту историю. Писали и говорили, что журналистка стала жертвой политических репрессий, что нарушены права человека, что ФПС нарушила закон.

Со стороны пограничников последовало разъяснение со ссылкой на закон «О порядке выезда и въезда в РФ», в пункте 1-м статьи 27-й которого сказано, что иностранному гражданину может быть отказано во въезде на территорию России «в целях обеспечения обороноспособности или безопасности государства, либо общественного порядка, либо защиты здоровья населения». В подробности пограничники не входили, но довольно легко понять, в чем причина.

Дело в том, что ранее Морарь работала пресс-секретарем коалиции «Другая Россия» и участвовала в Маршах несогласных. Таким образом, оставаясь иностранной гражданкой, она занималась политической деятельностью, в том числе связанной с нарушениями общественного порядка (во всяком случае, с точки зрения правоохранительных органов, громкие акции «несогласных» – это именно нарушение общественного порядка).

Либеральную общественность разъяснения не удовлетворили. В течение двух с лишним месяцев в СМИ продолжались разговоры о преследовании оппозиционной журналистки. Известный адвокат Юрий Костанов, нанятый для защиты интересов Морарь, утверждал, что его подзащитную отказались впустить незаконно, так как у нее имеется вид на жительство и разрешение на работу в России.

А на днях скандал вышел на новую ступень. 23 февраля «изгнанница» в Кишиневе сочеталась законным браком с российским гражданином – своим коллегой по журналу Ильей Барабановым. В среду молодожены с солидным журналистским сопровождением прилетели в Москву. Они полагали, что теперь Наталью, как законную супругу гражданина России, будут обязаны впустить в страну.

Однако пограничников эти доводы не убедили. На домодедовском пограничном контроле Морарь вновь остановили и предложили возвращаться домой. Она отказалась и вместе с мужем осталась в аэропорту, требуя объяснений, адвоката и допуска в Москву. Во всех требованиях ей было отказано. И до сего момента молодожены остаются в аэропорту, не соглашаясь возвращаться в Молдавию.

По поводу всей этой истории в СМИ уже произнесено много громких слов – о законности, правах человека, преследованиях по политическим мотивам и т.д. Если же отрешиться от эмоций, то имеет смысл ответить на три вопроса.

«Неважно, может ли данная персона нанести государству реальный урон, – достаточно того, что она желает таковой урон нанести» Первое. Имеют ли право российские пограничники не впускать в страну иностранного гражданина, имеющего вид на жительство и право на работу в РФ?

Второе. Почему молодую малоизвестную до недавнего времени журналистку понадобилось не впускать в страну?

Третье. Что теперь должно делать российское государство?

Ответив на эти вопросы, мы сможем извлечь правильные уроки из продолжающегося скандала.

Ответ на первый вопрос однозначен: имеют. Все рассуждения о незаконности действий российских властей смехотворны. ЛЮБОЕ государство имеет право не впускать на свою территорию ЛЮБОГО иностранца. Независимо от наличия у него любых виз и разрешений. И многие государства этим правом активно пользуются.

Причем речь не о каких-то диктатурах или «молодых демократиях», но о вполне зрелых западных государствах, которые нам так часто ставят в пример. Причем иногда весьма известных людей. Например, пять лет назад американские пограничники, ничего не объясняя, отказались впустить в США знаменитого футболиста Патрика Клюйверта, который вместе с командой своего клуба «Барселона» прибыл для участия в турне по стране.

Как выяснилось впоследствии, Клюйверт попал в черный список из-за того, что за 8 лет до приезда в Америку попал под уголовное обвинение. Протесты футболиста привели к тому, что его подвергли трехчасовому допросу – и отправили обратно в Испанию.

От Нового Света не отстает Старый. Несколько лет назад английские пограничники развернули на границе шестерых бразильцев, приехавших на посвященный «Битлз» фестиваль в Ливерпуле. Пограничник в аэропорту Хитроу обнаружил, что они не знают некоторых фактов о любимой группе, и отослал незадачливых фанов обратно в Америку.

Случаются подобные случаи и в континентальной Европе. Так, прошлым летом в Италию не впустили женскую сборную Армении по баскетболу, которая должна была участвовать в розыгрыше европейского первенства. Причем без объяснения причин…

Все это выглядит не очень красиво и совсем недемократично, но вполне логично. У каждого государства есть обязательства перед своими гражданами – но не перед чужими. И потому право государства решать, можно ли какому-либо иностранцу въезжать в страну, суверенно и абсолютно. Именно эту норму фиксирует закон о въезде и выезде.

Другой вопрос – зачем? «Неужели Наташа Морарь представляет национальную угрозу?» – риторически вопрошают защитники «изгнанницы». Это вряд ли. Да и сомнительно, чтобы по поводу конкретной гражданки принималось специальное политическое решение. Скорее, сработала бюрократическая инерция.

Хотя некий политический смысл все равно в этой истории проявился. А именно – «чтобы неповадно было». Иностранный гражданин, прибывший в страну, обязан быть лояльным по отношению к государству и не вмешиваться во внутриполитическую борьбу. Если ему или ей не нравится существующий политический режим, ему незачем оставаться здесь. Он или она находятся в стране по доброй воле государства, а потому должны сидеть тихо.

Опять же, это звучит ужасно. А как же права человека?.. Никак. Среди базовых прав человека нет права пользоваться гостеприимством – и наносить урон тем, кто это гостеприимство предоставил. «Нам хулиганов не надо – мы сами хулиганы», как говорил Остап Бендер.

Хотя нельзя не признать, что цена урока оказывается довольно высокой. Единодушная реакция доморощенной прогрессивной общественности и западных СМИ показывает, что репутационные издержки для России довольно велики. Значит ли это, что государству надо признать себя неправым и отступить?

Ни в коем случае. Независимо от того, верным ли было решение, его нельзя менять под давлением извне.

Пока «героическая журналистка» дает интервью, в которых выражает намерение добиться своего и продолжать борьбу, она не может быть допущена в Россию. У нее нет такого права. А у российского государства нет обязанности привечать тех, кто намерен с ним бороться. И тут неважно, может ли данная персона нанести государству реальный урон, – достаточно того, что она желает таковой урон нанести.

«Государство нельзя трогать руками» – эту фразу в свое время сказал отнюдь не Путин, а признанный либерал-освободитель Григорий Явлинский. Как юным, так и бывалым демократам неплохо бы выучить это правило. Не говоря уж о маститых журналистах.

Что же касается того, как теперь вести себя самой Наталье Морарь, – это она пусть сама решает. Все же не ребенок, а взрослая замужняя дама.