История "Московски новостей" в картинках

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::07.06.2005

История "Московских новостей" в картинках

Фото: Stringer

Здание "МН" на Пушкинской площади

Предыстория демократической газеты "Московские новости" неотделима от главной ценности российской демократии - недвижимости, то есть от здания на Пушкинской площади, которое Советская власть легкомысленно передала в руки Егору Яковлеву...

Известный ныне как продюсер мюзиклов «Метро», «Ромео и Джульетта», а также «Нотр Дам»» Александр Вайнштейн, в свое время был нанят Егором Яковлевым в качестве коммерческого директора газеты «Московские новости». Постепенно в руках Вайнштейна оказался контрольный пакет акций газеты. Газета "Московские новости" и издательский дом в целом заинтересовали предпринимателя тем, что газете принадлежало самое престижное здание в Москве на Пушкинской площади. Вайнштейн обеспечивал существование газеты, сдавая в аренду площади принадлежавшего газете здания. "Московские новости" оказали Вайнштейну неоценимую услугу в вопросе самопиара. С помощью уважаемого еще не так давно издания, символа демократизации российского общества, бизнесмен познакомился с Валентином Юмашевым, Татьяной Дьяченко и всей ельцинской элитой, создал вместе с убиенным позже Борисом Федоровым престижный "Кубок Кремля" по теннису и стал уважаемым человеком в ельцинской семье. Позже всю семью Ельциных он пригласил на премьеру мюзикла "Метро", таким образом обеспечив пиар спектаклю, на котором делал деньги.

Вскоре Вайнштейн убедился, что сделать газету "Московские новости" столь же прибыльной, как мюзиклы, торговля и ресторанное дело – невозможно. И он решил ее продать, оставив здание себе. И он стал искать людей, которым тоже нужно было создать себе имидж респектабельных меценатов. И нашел ЮКОС.

ЮКОС тогда позиционировался как цивилизованная компания западного типа… Коллектив «Московских новостей» покорно ждал решения своей судьбы – перехода от одного капиталиста к другому. Перед продажей газету "Московские новости" вывели в дочку – отдельное юрлицо, не наделенное никакой собственностью, никакими активами. Здание осталось у Вайнштейна, и газету, не отягощенную активами, он продал Невзлину.

Все, кто были свидетелями и участниками этой сделки благоразумно помалкивают о том, кто же был тем роковым крупным акционером "Московских новостей", кто продал Вайнштейну такой пакет акций, который сделал его реальным хозяином бизнеса. Известно, что у Виктора Лошака было всего 10% акций. Уж не Егор ли Яковлев продал Вайнштейну этот роковой пакет? Егор Яковлев к тому времени, как сделаться председателем нынешнего Наблюдательного совета «Московских новостей», успел продать и второе свое демократическое детище – «Общую газету». Продал он оплот демократии питерскому мини-олигарху Вячеславу Лейбману, который здание (приданое за газетой) также взял, а газету закрыл.

Подобная судьба оказалась и у уважаемого в прошлом издания "Новое время", обладавшего также правами на особняк напротив "Московских новостей" - рядом с Министерством печати. Здание также оказалось проданным, а демократический журнал - выселен. И нынче снимает помещение в здании Московского телеграфа.

Все эти истории однотипны, и демонстрируют одно и то же: российских капиталистов пока еще интересует не столько имидж, сколько недвижимость в центре города. Хотя Россия находится на пороге крутого поворота в сознании: последние исследования КРОСС свидетельствуют, что основой преуспевания в России по упоминаниям в прессе четверть сограждан (24%) считает положительный имидж… Материальные блага названы в 15% упоминаний, социальный статус в 17%, а стандарты потребления – в 17%.

Два месяца назад вопрос о руководстве старейшей газетой демократов еще оставался открытым. Сейчас он уже почти закрыт. Два месяца назад Людмила Телень, претендовавшая на пост главного редактора «МН» дала интервью Елене Токаревой. Многое в нем не устарело до сих пор, например, догадки относительно будущего газеты, высказанные Людмилой...

- Газета «Московские новости» уже второй раз на глазах изумленной публики становится ненужным балластом для людей, которые приобретают ее в целях повышения своего престижа. Ты была в курсе, как вся эта трагедия с газетой и со зданием случилась? 

- Да, я в курсе.

- А кто был этот роковой совладелец «МН», который и продал Вайнштейну контрольный пакет акций? Уж не Егор ли Яковлев?

- Кто был этот роковой совладелец, сказать не могу. Но то, как Вайнштейн постепенно прикупал акции и стал владельцем контрольного пакета – помню.

- Ну, в общем, вас купил ЮКОС. И возникла новая ситуация: новый спонсор, владелец, новый главный редактор – новый триумвират. Какую роль ты отводишь спонсорам, сколько времени, ты считаешь, они могут давать деньги и когда будет отдача от СМИ?

- За эти 15 месяцев никто из собственников не задавал таких вопросов и не выражал свою точку зрения на финансирование издания. Наоборот, мы их стимулировали ответить на вопрос, какой должна быть газета, но они молчали. Потому что внутри газеты боролись три точки зрения. Точка зрения первая, которую олицетворял Кирилл Легат, склонялась к тому, чтобы двигать газету в сторону развлекательного издания: поменьше политики, побольше девушек, машин, побольше про деньги… Вторая точка зрения, которой придерживались мы, я имею в виду коллектив, а также Наблюдательный совет, та, что газета должна быть серьезной, политической, рассчитанной не только на Москву, но и на провинцию, и что она должна прибавлять свою аудиторию не за счет люмпенов, а за счет интеллигентной и интеллектуальной среды. Была еще третья точка зрения, которая бродила по нашим коридорам: дескать, надо сделать из газеты «боевой листок», пусть ее Кремль замучит в застенках, и отлично – будет видно, что такое Кремль.

- А эту точку зрения кто вбрасывал?

- Она не была персонифицирована. Но пришла она из олигархической среды. Я знаю, что она всерьез обсуждалась. Киселев на словах поддерживал вторую точку зрения, что газета должна быть интеллигентной и интеллектуальной. Но на деле ничего не предпринимал. И везде царствовал Легат. Легат издевательски относился к газете. Не проходило дня, чтобы он не говорил: «Как я ненавижу вашу газету и ваш «уникальный журналистский коллектив», я бы разогнал вас всех. Как только смогу, я это сделаю

- А кто Кирилла Легата поставил генеральным директором?

- Невзлин. Легат привел в газету телевизионного художника – Александра Левина, который ничего не понимал в газетном дизайне, и заплатил ему за новый, никуда не годный макет невероятно большие деньги, что-то 50 тысяч долларов. Легат разогнал собкоровскую сеть, уволил корректуру – он считал, что корректоры не нужны… Он принимал ужасающие решения, объявив режим экономии…

- Разве собственники не профинансировали необходимые затраты на весь цикл производства? У тебя не было ощущения, что это была какая-то игра?

- Нет, у меня не было такого ощущения. Так получилось, что они покупали газету при одной ситуации, а купили, когда ситуация была уже другой: Ходорковский уже сидел в тюрьме, а Невзлин уже был в эмиграции. И они не могли получать достоверную информацию. И не понимали, что надо делать. Я знаю, что на 2005 год были выделены на газету 4 миллиона долларов.

- Люся, это очень большие деньги. «Общая газета» стоила в год 2 миллиона долларов, вместе с содержанием здания, собкоровской сетью, командировками и так далее… А ты не виделась сама с Невзлиным? Не разговаривала с ним о будущем?

- Нет, ни разу! Киселев и Легат не допускали меня до тела Невзлина. Каждый раз, когда я хотела лететь в Израиль, они находили тысячу причин, чтобы я туда не летела.

- А Киселев летал?

- Конечно, и не один раз. Но в последнее время Невзлин его не принимал.

- И сначала там происходили какие-то договоренности?

- Наверное… Но с Киселевым бесполезно о чем-то договариваться. Он – человек крайне вялый и равнодушный. Он не врубается в информацию, у него рассеянное внимание.

- А за счет чего он накачал такой имидж важного господина?

- Просто человек с экрана. Телевизор делает чудеса. «Лицо с экрана», читает текст с суфлера, а граждане верят, что он такой умный и демократичный. Так происходит приватизация демократических ценностей.

Когда случилась трагедия Беслана, мы решили сделать спецвыпуск, посвященный этому событию. Так знаешь, что сказал Киселев: «Не надо! Я бы поостерегся!» Ах, да, еще он сказал, что в субботу с воскресеньем надо отдыхать. И в результате, в этот день он пришел на работу всего на 15 минут. А мы сидели уже сутки, не выходя из редакции, делали этот номер, который он запретил. Тогда мы написали Киселеву письмо с предложением уйти в отставку. Письмо подписали все заместители и ответственный секретарь. Разослали членам Наблюдательного совета и представителю собственника. Огласка ему не понравилась. Тут он ко мне примчался, сказал: Люся, я не прав, давайте все начнем сначала. И попросил отозвать письмо.

- Я не понимаю, что стоит за назначением Киселева на этот пост?

- Олигархи купили его как брэнд. Женя, действительно, брэнд в силу своего имиджа «лидера демократической журналистики»…

- А что такое «демократическая журналистика» в исполнении «ходячего брэнда»?

- Это демократические банальности, которые писал Киселев в «МН». «Свобода слова», «свобода Ходорковскому!», «ЮКОС и демократия – едины»… Вообще, «Московские новости» были уже слишком архаичны. В публицистике доминировало морализаторство, одна-единственная точка зрения, язык был явно языком начала 90-х годов. Вместо доказательств – безапелляционные оценки. Мы хотели увести газету от псевдодемократических пошлостей – они уже не работали на современную аудиторию. Мы хотели, чтобы была ирония, которая ближе современному интеллектуалу, для которого мы намеревались делать газету. Мы намеревались омолодить читателя, ведь согласно исследованию Гэллапа, читатель «МН» – это человек далеко за 50 лет. У нас были планы распространять газету в студенческих и научных центрах. Свою концепцию развития издания мы распечатали и ознакомили с ней Наблюдательный совет.

- А Наблюдательный совет, он обладал какими-то реальными правами на управление?

- Нет, конечно, только нравственным авторитетом, ведь там были собраны такие люди как Ясин, старший Гельман, Людмила Алексеева. Егор Яковлев… Вот и Ходорковский в своем открытом письме заявил, что все должен решать Наблюдательный совет… Но дальше: Наблюдательный совет принимает решение, а Киселев его не исполняет. Затем мы попытались озадачить нашей ситуацией «Кометет-2008», чтобы Комитет сузил политический аспект, задал бы параметры новой демократической теории. Ведь Киселев является и членом «Комитета -2008». Но он просто не пришел на заседание, и Комитет ничего не стал обсуждать. Я считаю, что они просто скинули демократические ценности с повестки дня.

Понимаешь, газета «МН» вообще никогда не была партийным проектом. А теперь они явно хотят, чтобы она была партийной. В последнем номере появился некий Вадим Малкин. Политтехнолог, которого во время выборов в Госдуму, Невзлин навязал Явлинскому. Этот Вадим артикулирует эту позицию – партийную, жесткую.

- А творческое и волевое начало Березовского во всей этой истории ты не учитываешь?

- Почему? Я замечаю суету людей Березовского. В «Московские новости» уже завели не только Ксению Пономареву, Наталью Геворкян, Кирилла Харатьяна, но и других людей Березовского. Может быть, уже идет предпродажная подготовка.

- Наверное, собственник, в данном случае Невзлин, и его главный советник – Березовский, решали, что делать с газетой. А Легат и Киселев по очереди играли в доброго и злого следователя, потому что им поручили убрать вас и загрузить контору на все готовыми информационными киллерами, «влить свежую кровь». 

- Похоже на то. Березовский изложил нам свое понимание политической ситуации. Он сказал, что хватит заниматься интеллигентскими разговорами, пора выводить людей на улицы, надо радикализировать ситуацию. Невзлин отказался отвечать нам на наши вопросы и прояснить свою позицию и взгляд на идеологическое будущее газеты. Невзлин заявил, что он не будет отвечать на вопросы, потому что не хочет вмешиваться в конфликт. Гусинский заявил, что он вообще не дает интервью. А Березовский согласился сказать, и сказал.

- А ты веришь, что Березовский сейчас перекупит у Невзлина «МН», заведет ее в издательский дом «Коммерсантъ» и сделает из нее боевой листок? 

- Не исключено. Легат и Ксения Пономарева только что вместе ездили к Бадри Патаркацишвили… так что там полным ходом идут переговоры.