История Саянской катастрофы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Непосредственным следствием взрыва в цеху пиролиза комбината Саянскхимлпаст, стал масштабный выброс дихлорэтана

1188469823-0.jpg Сегодня предприятие Саянскхимлпаст, точнее – трагическое происшествие, случившееся на нем во вторник, 14 августа, утром, не сходит с новостных полос. Слухами полнится земля, один другого жутче: и ведь действительно, непосредственным следствием взрыва в 30-м цеху комбината, в цеху пиролиза, стал масштабный выброс дихлорэтана.

Справка химиков: «Дихлорэтан является веществом второго класса опасности, относится к легковоспламеняющимся жидкостям. При вдыхании воздействует на людей как наркотик, вызывает головную боль, тошноту, рвоту, учащение пульса, повышение температуры, увеличение печени».

Сам город Саянск находится в полутора десятках километров от комбината, и поэтому его облако ядовитого газа почти не захватило (хотя запах на улицах, как говорят люди, ощущался). Облако газа снесло в сторону деревни Кимильтей, с которой нет устойчивой связи. Впрочем, перебои со связью в тот же день были и с самим Саянском, что дало кое-кому основание предположить, что город будет в «информационной блокаде». Но этого, впрочем, не случилось, обычная проводная связь работала, и информация из города поступала во «внешний мир».

К середине дня (около 14-00 местного времени) пожар силами МЧС был потушен, производство остановлено полностью на всем комбинате. Что, впрочем, диктуется не только требованиями безопасности: 30-й цех обеспечивает полуфабрикатом всю производственную цепочку. Так что остановка СХП оказалась неизбежной.

В официальных комментариях представители СХП старались «держать марку» и делать хорошую мину при плохой игре. «В связи с произошедшей аварией принято решение начать ежегодный остановочный ремонт с 15 августа – на месяц раньше запланированного» — было сказано в официальных комментариях. Как бы ничего особенного и не случилось, просто перенесли на месяц ранее плановый останов производства. Правда, при этом не афишируется, что четверым работникам комбината этот «досрочный перенос начала ремонта» стоил жизни – трое погибли сразу, в момент взрыва, еще один, сильно обожженный, скончался в реанимации, а еще четверо в различной степени тяжести госпитализированы.

По факту взрыва на Саянскхимпласте возбуждено уголовное дело. Как сообщил ИТАР-ТАСС прокурор города Саянска Виктор Лейченко, «пока дело возбуждено по части второй статьи 143 УК РФ (нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть человека)». Позже прокуратура города Саянска по факту взрыва на химическом заводе ОАО «Саянскхимпласт» возбудила уголовное дело по ч.3 ст.217 Уголовного кодекса РФ (нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах).

Но была ли предопределена эта трагедия?

И вообще – что такое Саянскхимпласт для Иркутской области, для Российской Федерации вообще?

В 1968 году началось строительство Зиминского химического комбината, в последующем ставшим ОАО «Саянскхимпром», а с 2001 года — ОАО «Саянскхимпласт». Предприятие строилось на с использованием технологий и оборудования ведущих фирм Германии, США, Англии. В 1970 году в 15 километрах от предприятия закладываются первые фундаменты под строительство жилья для работников комбината и строительных организаций. Саянск стал последней комсомольской ударной стройкой Сибири. В 1985-м ему присвоен статус города.

В 1982 году состоялся пуск производства винилхлорида мощностью 270 тысяч тонн на оборудовании компании «Фридрих Уде» (Германия). 6 июня 1983 года получены первые тонны суспензионного поливинилхлорида. Мощность производства ПВХ составила 250 тысяч тонн. С 1985 года Зиминский химзавод первым в СССР начинает поставки ПВХ на экспорт.

В 1988 году Зиминский химический завод переименован в Саянское производственное объединение «Химпром» в составе трех заводов: «Полимер», «Каустик» и Ремонтно-механический. В стране уже вовсю бушевала «перестройка», ставшая роковой чертой для многих и многих предприятий второй в мире промышленной державы, ныне превращенной в сырьевой придаток.

20 февраля 1990 года Министерством химической и нефтеперерабатывающей промышленности СССР (МХНП) был заключен договор аренды имущества государственного предприятия Саянское производственное объединение «Химпром» (СПО Химпром) сроком на пять лет без права выкупа арендованного имущества. При этом договор заключался с несуществующим юридическим лицом, поскольку организация арендаторов СПО Химпром на момент заключения договора не прошла государственную регистрацию, а само Министерство, согласно действовавшему законодательству, не было наделено полномочиями выступать арендодателем от имени государства. В договоре, в нарушение законодательства СССР и союзных республик об аренде, не предусматривалось установление стоимости передаваемого имущества и размер арендной платы. Но, в нарушение договора аренды и дополнительного соглашения к нему, арендная плата за пользование имуществом государственного предприятия не выплачивалась.

Дополнением к договору аренды от 20 марта 1992 года в связи с ликвидацией МХНП арендодатель в договоре заменен на Госкомимущество России.

В силу вышесказанного, договор аренды от 20 февраля 1990 года с изменениями и дополнениями к нему от 22 марта 1991 года и от 20 марта 1992 года между Госкомимуществом России и СПО «Химпром» являются недействительными сделками.

Нарушения же продолжались и далее. Так, по закону РСФСР от3 июля 1991 года «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» решение об утверждении программы действий по акционированию и приватизации предприятия должно было быть принято Госкомимуществом России. Но СПО «Химпром» приватизировало не государство, а совет арендаторов – то есть на тот момент вообще незарегистрованное юридическое лицо. Это решение (совместное с профкомом СПО) было принято 3 февраля 1992 года. 24 июля того же года на конференции трудового коллектива СПО было решено преобразовать СПО Химпром в АООТ Саянскхимпром, а на базе собственности арендного предприятия «Химпром» (то есть собственно комбината как такового) – создать ТОО «Старт». Таким образом, в нарушение Основ законодательства СССР и союзных республик об аренде в уставный капитал ТОО «Старт» было неправомерно передано имущество Саянского ПО Химпром в размере 255,928 миллиона рублей. Напоминаем, что организация арендаторов СПО Химпром не являлась юридическим лицом (отсутствовала государственная регистрация). То есть и на этом этапе нарушения закона делают все сделки, совершенные с имуществом химкомбината незаконными и подлежащими отмене.

В конце 1992 года АООТ Саянскхимпром преобразовано в ОАО Саянскхимпром, а КУГИ Иркутской области передал госпакет пакет акций предприятия в Фонд имущества Иркутской области (ФИИО). По закону, в отношении федеральной собственности ФИИО мог выступать только в качестве подразделения Российского фонда федерального имущества (РФФИ). Однако письменные поручения РФФИ на представление интересов Российской Федерации в органах управления ОАО Саянскхимпром были выданы только на 1995 год. Поскольку подобной доверенности на 1996-1998 годы не было, то никто на законных основаниях в это время интересы государства на предприятии не представлял. И, как следствие, действия представителя государства должны считаться незаконными.

Бесконтрольность рождает беспорядок, беспорядок рождает беспредел… Поскольку в 90-е годы за Саянскхимпромом его собственник – государство Российское – приглядывать то ли не мог, то ли не желал, руководители Общества с очень ограниченной ответственностью, но неограниченными амбициями проявили завидную активность. Они занимали солидные денежные средства и вкладывали их (наряду с собственными средствами) во всевозможные «дочки». С чисто финансово-хозяйственной точки зрения это привело к сокращению основных средств ОАО Саянскхимпром с 1,4 миллиарда рублей (на начало 1998 года) до чуть более 480 миллионов (на начало 2001-го). То есть неведомо куда ушел почти миллиард (точнее, 940 миллионов) рублей. При этом не учитывается еще инфляция – на самом деле, объемы «увода» собственности с комбината были еще большими. Зато в это самое время в уставные капиталы только «стопроцентных дочек» внесено 1 миллиард 130 миллионов рублей.

Понятно, что такие «родительские щедроты» не могли положительно сказаться на крепости финансового положения «родителя». Со времен короля Лира известно: балованные дочки – родителю не опора. У ОАО Саянскхимпром росли убытки, причем застарелые. Общая величина непокрытых убытков прошлых лет, составлявшая на начало 1998 года 1016 миллионов рублей, увеличилась на начало 2001 года до 1320 миллионов рублей. Зато процветали «дочки»! Так, чистая прибыль ОАО Саянскхимпласт выросла с 46 миллионов рублей в 1999 году до 182 миллионов в 2000-м, чистая прибыль ЗАО Химсода по итогам 2000 года составила 33 миллиона рублей, а ЗАО Химтранс – почти 7 миллионов. А «родитель» при сем присутствовал: дивиденды на долю участия ОАО Саянскхимпром в дочерних предприятиях не начислялись.

Росли долги, что не может удивлять: имущественный комплекс «ушел» в чужие руки, а обязательства остались у «родителя». Кредиторская задолженность, составлявшая в 1998-м 1,2 миллиарда рублей, в 2000-м увеличилась вдвое – до 2,4 миллиарда, и превысила чистые активы Саянскхимпрома, остававшиеся у него к тому времени, более чем в пять раз. Трудно считать это «случайным стечением обстоятельств»: все же к руководству предприятиями такого уровня обычно приходят не полные кретины и не олигофрены. Есть смысл предположить, что все шло именно по плану руководства ОАО.

Всего же ОАО Саянскхимпром стало «родителем» целых десяти «дочек»! Орден «Мать-героиня» в студию! Но шутки имеют трагическое продолжение… В 1995-м случилась «двойня» — появились на свет ОАО Саянскгазпром и ОАО Нива. Впрочем, «двойню» можно считать вполне «внебрачной»: в нарушение Устава ОАО, по которому принятие решений о создании дочерних акционерных обществ отнесено к исключительной компетенции общего собрания акционеров, соответствующее решение не принималось.

Учредительный договор о создании ОАО Нива (без номера и даты) подписан Генеральным директором ОАО Саянскхимпром Валерием Харитоновым.

В 1996-2000-м годах «родились» ОАО Саянскхимпласт, ЗАО Химсода, ЗАО Химтранс, ЗАО Саянскхимэнерго, ООО Врачеватель, ООО Кристалл, ООО Теплично-парниковый комбинат и ЗАО Пресс-сервис. Впрочем, в это время у самого Саянскхимпрома действовал устав, не соответствовавший требованиям закона «Об акционерных обществах» — в частности, в нем не было отражено положение об исключительной компетенции общего собрания акционеров на принятие решений об образовании дочерних предприятий. И были они учреждены простым решением совета директоров, то есть в нарушение требований федерального закона, что делает «бастардами» и этих «дочек». А ведь среди них – и ставший вскоре на слуху Саянскхимпласт, зарегистрированный в конце 1998 года. Его «звездный час» был предопределен изначально: в уставный капитал (сперва 980 миллионов рублей, чуть позже увеличен до 1,3 миллиарда) были переданы основные фонды производств винилхлорида, поливинилхлорида и имеющиеся в наличии оборотные средства данных производств – почти 60 процентов от общей стоимости основных средств ОАО Саянскхимпром. Царский подарок!

Но не стоит забывать, что среди собственников ОАО Саянскхимпром было и государство Российская Федерация. А передача таких объемов основных фондов по-любому является крупной сделкой, которая подлежит одобрению общим собранием акционеров, то есть и представителем государства тоже. Интересным обстоятельством в этой истории явилось и то, что генеральный директор ОАО Саянскхимпром и генеральный директор ОАО Саянскхимпласт были не просто однофамильцами или тезками. Они не были даже родственниками. Они были – одним и тем же Виктором Кузьмичем Кругловым. Что, в терминологии закона «Об акционерных обществах», делает учреждение такой «дочки» с передачей ей большей части «родительского» имущества, «сделкой с заинтересованностью». Что, в соответствии уже с Гражданским кодексом РФ (статьи 167 и 168), делает ее недействительной.

В 1999 году принадлежавшие ОАО Саянскхимпром пакеты акций ОАО Саянскхимпласт были проданы по номинальной стоимости ЗАО Химинвест и ЗАО Инкор. Никакой оценки их рыночной стоимости не проводилось, и решение об их продаже принял совет директоров Саянскхимпрома четырьмя голосами «за» (при трех «против»), при том, что голосовавший «за» Виктор Круглов был явно заинтересованным лицом. Одновременно Саянскхимпласт приобрел и основные пакеты акций всех остальных «дочек» Саянскхимпрома. В результате к 1 января 2001 года доля ОАО Саянскхимпром в уставном капитале ОАО Саянскхимпласт сократилась со 100 процентов до 9,6 процента. Так «дитя» пожрало своего «родителя».

К 2002 году у ОАО Саянскхимпласт, в совокупности со своим дочерним обществом ООО Химремонт, собралось 32 процента акций ОАО ОАО Саянскхимпром. При этом совет директоров ОАО Саянскхимпром 28 января 2000 года единогласно принял решение оформить в собственность в виде дарения Виктору Круглову 5 процентов акций ОАО Саянскхимпром. За это решение голосовал и сам В.К. Круглов (член совета директоров), являющийся заинтересованным в сделке лицом, и в этой связи не наделенный правомочием участвовать в голосовании.

Осталось добавить, что дивиденды на долю участия государства в уставном капитале ОАО Саянскхимпром с 1993 года не начислялись. Поэтому исчислить ущерб, нанесенный государству непрерывным «почкованием» бывшего Зиминского химкомбината, возможно лишь кропотливой, тщательной проверкой, с участием компетентных специалистов не менее компетентных органов внутренних дел.

Но мне Гекуба, кто я Гекубе? Увлекательная история с превращением Химпрома в Химпласт – что она дала обществу, государству, трудовому коллективу (за исключением, понятное дело, небольшой группы трудящихся участка под названием «Совет директоров»)? Наконец, как там с «эффективными менеджерами», приходом которых грозили нам в связи с приватизацией? Стал ли комбинат работать лучше, как дела с модернизацией производства, с условиями труда рабочих?

Саянскхимпласт – градообразующее предприятие города Саянска. Казалось бы, имея у себя такого гиганта, город Саянск должен процветать. Однако не тут-то было, и мэр Саянска Анатолий Трухин сетует, что собственных доходов городского бюджета хватает лишь на покрытие двух третей потребных городу расходов. При этом нет и речи о каких-то запредельных запросах. Да, Саянск – один из «пионеров» Иркутской области по реформе ЖКХ – но согласитесь, для молодого города, которому нет и трех десятков лет от роду, у которого коммунальная инфраструктура еще не изношена, как у более «пожилых» его соседей, вроде Иркутска или Усолья, легче выглядеть на этом поприще прилично. Что будет дальше, как город, со столь куцыми источниками бюджетного пополнения будет выкручиваться, когда коммуникации приблизятся к пределу срока службы – Бог ведает. А химкомбинат, выпускающий почти половину всего российского полистирола, не в состоянии своими налогами обеспечить всего-то 45-тысячный городок… Куда же, кому же Саянскхимпласт платит налоги?

В 2002-2005 году, как рассказывает председатель городского комитета КПРФ Василий Непомнящих, учителя месяцами мидели без зарплаты. Не в каком-нибудь Тайшете, где добрая половина горожан уже забыла, что такое работа на приличном предприятии – в Саянске, одном из «химических центров» Российской Федерации. В практику вошло выдавать зарплату работникам образования частями – при том, что получают ведь они далеко не миллионы: средняя зарплата педагогов муниципальных школ Саянска – в пределах семи, семи с половиной тысяч рублей. Более-менее стабилизировалась ситуация лишь с прошлого года, да и то, как сказала председатель городского комитета профсоюза работников образования Ольга Леванова, «это нам к референдуму подкинули» — имея в виду прошедший в апреле 2006 года референдум по объединению Иркутской области с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом.

Виктор Иванов, почти два десятилетия проработал в системе Гостехнадзора. И вся его работа связана с Саянским химкомбинатом. В 1978 году он пришел на еще строящийся Зиминский химзавод, став первым начальником 34-го цеха. А позже перешел в Гостехнадзор, на государственную службу, но остался, как он сам говорит, «заводским человеком». Первые пуски оборудования, первые аварии – все происходило на его глазах. Особенно запомнилась ему авария 29 октября 1987 года, когда, прилетев в Иркутск после месячной командировки в Волгограде, он первое, что услыхал – «сгорел родной завод». Прилетев на вертолете к заводу, он увидел незабываемую картину. «Попросил пару кругов сделать над 202-м корпусом, — рассказывает Виктор Георгиевич. – Прямо скажу, вид сверху был – 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС и то, что из себя представлял корпус – одно другого стоило».

Но все это понятно: пуск, аварии – ничего неожиданного нет. Главное, что обошлось без жертв. Потом потихонечку начали раскручиваться. И тут началась «перестройка»… И тогда уже многие почувствовали, что дело «пахнет керосином». Когда появился закон «О государственных предприятиях», Иннокентий Козырев, тогдашний главный механик завода, сказал: все, конец многому. Возможно, и государству тоже. Напомним: шел еще только 1987 год.

90-е годы, как и на многих других предприятиях, полны драматизма. Восьмимесячные задержки с выплатой зарплаты стали нормой жизни. Виктор Иванов, как один из старейших работников, близко знаком с одним из тогдашних директоров Саянскхимпрома, Валерием Харитоновым. «Показывает он как-то мне свои квитки на зарплату, — рассказывает Виктор Георгиевич. – А были мы тогда все миллионерами – шесть миллионов получаем, семь… Ну, и демонстрирует мне свои платежки генеральный директор – и правда, выходит, что и сам он, вместе со всеми работниками, зарплату не получает. А потом случайно попадает мне разовая ведомость выплаты вознаграждений. А в разовой ведомости – фамилия того же Харитонова, но суммы не шесть-семь миллионов, а 250 миллионов, 312 миллионов. Логика простая: с таким разовыми премиями можно свои жалки семь миллионов и не получать, «вместе» со всем трудовым коллективом».

На развитии комбината, на достройке ранее заложенных производств был поставлен крест. В бытность генеральным директором Валерия Харитонова готовый на 95 процентов цех по производству хлоркаустика был разобран и буквально «по кирпичику» продан – стройматериалы для строительства гаражей, новехонькое оборудование – в металлолом.

Многие тогда ушли, и ушли люди неплохие, хорошие специалисты. Ушел начальник цеха-40 Смирнов. Ушел и следующий за ним, Ворошилов. И когда во главе Саянскхимпрома встал Виктор Круглов, многие работники были рады видеть во главе своего предприятия человека, казалось бы, разумного и спокойного, прекратившего практику «экономии на зарплате». По крайней мере, задержки с зарплатой на самом производстве прекратились. Надо сказать, эта позиция была мудрой. Во всяком случае, Виктор Иванов говорит: «Где там и кто сколько в свой карман свистнул – для работников, для коллектива это уже второй вопрос». Да, действительно – контраст между примитивными хапугами, месяцами мурыжившими работяг без зарплаты, но себя, любимых, конечно же не забывавших, был разительным. Потому, конечно же, коллектив Саянскхимпрома Круглову доверился полностью. Тем более, что поначалу он сделал кое-что по достройке и доведении запланированной ранее модернизации производства.

Но все это быстро кончилось. Как оценивает «рубеж» положительных перемен Виктор Георгиевич – начался «процесс перемены хозяев». Он, конечно, по собственному признанию, не слишком искушен, кто и какую в этом процессе сыграл роль, и это понятно: то, что вскрывает в своих проверках Счетная палата, не доводится под роспись каждому работнику предприятия, это хотя и не закрытая, но довольно специфическая информация. И все же Виктор Иванов, как и большинство работников комбината, почувствовал, что с «почкованием» и «поглощением» Саянскхимпрома Саянскхимпластом что-то не то…

Возникли проблемы. А суть проблем, как говорит Иванов, в том, что хозяевами химических (в частности) предприятий становятся люди, в химическом производстве некомпетентные. В последние годы Виктор Иванов был инспектором Гостехнадзора в том самом невезучем 30-м цеху комбината, крупнейшем и ключевом для производства. По его наблюдениям, и начальник цеха Иван Пумпан, и молодые специалисты, заменившие в последнее время старые кадры, отличаются крайне невысокой квалификацией и амбициозностью, не подкрепленной реальным потенциалом. Вдобавок, по требованию «московского начальства», новых собственников комбината, была произведена «массовая зачистка» кадров – всех сотрудников пенсионного возраста без разбору вынудили уйти с комбината. Нарушилась преемственность – те, кто знали производство, что называется, с первого колышка, лишились возможности передать свой уникальный опыт молодым специалистам, которые, естественно, без подсказки и поддержки старых работников иной раз просто не знают, откуда ждать подвоха, у какого из узлов сложного и «своенравного» химического оборудования какой «характер». Ведь многие даже не задумываются над той простой очевидностью, что как не бывает двух одинаковых кораблей, так не бывает и двух одинаковых заводов – даже построенные в точности по одному проекту, они заметно отличаются друг от друга, и вызвано это целым «букетом» причин, которые далеко не всегда возможно описать на бумаге, а нужно просто знать и чувствовать непосредственно, на собственном опыте.

Последние события на Саянскхимпласте показали справедливость позиции Иванова целиком и полностью. Избавившись от «вредных» и придирчивых «стариков», которые заставляли молодых «эффективных менеджеров» изучать в подробностях все тонкости производства, все тонкости технологического процесса и нестыковки нарисованного на бумаге проекта и реальности. Дополнительным фактором, фактически подготовившим трагедию, сало выведение ремонтных служб комбината в отдельное юридическое лицо — ООО Химремонт. Это, конечно, распространенная практика практически на всех крупных предприятиях области и страны в целом – и везде она чревата чем-то подобным Саянской катастрофе. Ведь в отечественном законодательстве нет обязательного норматива амортизационных отчислений – следовательно, оборудование работает «на износ», зачастую не подвергаясь даже плановому ремонту. А такие технологически сложные и потенциально опасные производства, как химическое, требуют непрерывного пригляда. Который осуществлять недосуг тем, кто озабочен лишь одним – максимизацией нормы прибыли и минимизацией производственных издержек. Так «эффективный менеджмент» с неизбежностью приводит к техногенным катастрофам.

Сейчас основной собственник ОАО Саянскхимпласт Виктор Круглов уже не осуществляет непосредственного руководства комбинатом. Генеральным директором там сегодня Николай Мельник, который, однако, по общему мнению – человек, полностью подконтрольный Виктору Кузьмичу. Сам же Виктор Круглов, ныне – спикер Законодательного собрания Иркутской области, упоенно занят государственным строительством. Впрочем, к чему ведет «творчество» Виктора Кузьмича – при всей кажущейся благостности его начинаний – можно с очевидностью видеть по его «творению», Саянскхимпласту.

Но, по номенклатурному закону – разваливший одну отрасль, переходит в другую. Главное – чтобы этот переход свершился вовремя. Когда «рванет» что-нибудь в Законодательном собрании Иркутской области, куда перешел Виктор Круглов – оставив за своей спиной Саянскую катастрофу?

Матвей Глебов

Оригинал материала

«ВолгаПолитинфо» от origindate::30.08.07