История откровений Михаила Глущенко по делу Галины Старовойтовой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

DSC568.jpg

Михаил Глущенко в суде

Впервые в суде Петербурга назван заказчик убийства Галины Старовойтовой

За показания инициатора сенсации могут освободить. В России этой конкретики ждали 17 лет. Поэтому «Фонтанка» вспоминает прошлые показания ньюсмейкера Глущенко. А читатель сам решит, история ли это болезни. Тем более что подсудимого 21 августа опять увезли как больного.

В Петербурге 21 августа начался процесс над экс-депутатом Госдумы Михаилом Глущенко. Он признался в организации убийства Галины Старовойтовой в ноябре 1998 года. Впервые в суде было названо имя заказчика – Владимира Барсукова (Кумарина). И впервые в России в уголовном деле по статье 277 УК "Посягательство на жизнь государственного деятеля" собрана вся цепочка.

Глущенко слушают в особом порядке. Он заключил сделку со следствием ФСБ, дал показания на себя и Барсукова, тем самым избавившись от риска получить пожизненный срок.

«Фонтанка» предлагает на минутку покинуть место события.

Впервые Кумарин и Глущенко встретились в августе, но 27 лет назад. Тогда, в 1988 году, будущие «тамбовские» крутили наперстки на втором этаже Некрасовского, ныне Мальцевского, рынка. Вот 30-летний мастер спорта международного класса по боксу Миша и попросился в их компанию. Это потом, к 2010 году, они станут давать друг на друга показания по серии рейдерских дел. А в те дни Дроков, по прозвищу Зинка, крутил наперстки, а ныне умершие в тюрьмах Баскаков и Рыбкин – прикрывали. Там же Михаил Иванович впервые познакомился и с будущим подельником по делу об убийстве Старовойтовой Юрием Колчиным. Кстати, именно там Колчин был впервые осужден, когда его задерживали за игру, а он начал кусаться.

Глущенко приехал в Ленинград уже бывалым. Родившись в Алма-Ате, закончив, по иронии судьбы, ту же школу, что и Владимир Жириновский, он уже был осужден на восемь лет за изнасилование. Правда, в конце семидесятых его лишили колонии, признав сумасшедшим.

В 1991 году Глущенко и Колчин были вместе задержаны возле гостиницы «Пулковская». У них в машине нашли пистолет ТТ и гранату РГД-5. Кстати, Колчин и в этот раз укусил за палец милиционера. После того как их поместили в «Кресты» на десять суток, оба решили объяснить. Они по очереди вызвались к оперативнику изолятора Юрию Клименко. Сначала Колчин заявил сотруднику, что он насильно завербован американской разведкой, затем пришел Глущенко.

«Фонтанка» решила, что вспомнить краше его самого вряд ли удастся.

Нам помогут выдержки из его собственноручного документа, находящегося в распоряжении редакции.

«Все началось в 1976 году. На первенстве Европы в Турции. Как перспективного боксера меня начали вербовать. Я как патриот своей страны отказался. И тут все началось по приезде в Алма-Ату. Турки специально познакомили меня с девушкой и сделали фабрикацию дела и посадили в тюрьму. Городской суд приговорил к восьми годам. Я начал писать в Организацию Объединенных Наций. Верховный суд отменил 8 лет. Меня отправили в психиатрическую больницу. В больнице при помощи разведки меня кололи. И вот я вырвался и приехал в Ленинград. Я прятался от них. А они опять напомнили о себе. 31 декабря 1990 года они пришли ко мне и сделали предложение, чтоб я взорвал Запорожский танкостроительный завод. Я категорически отказался, и последовал удар. Меня задержали. Когда я увидел пистолет, я испугался. Это прямая подготовка, чтобы меня посадить».

Колчин тогда взял всю вину на себя, а Глущенко снова вышел.

И зашел в Госдуму депутатом от ЛДПР в 1995 году.


Госдума.jpg

Государственная дума. Михаил Глущенко (в центре) и Галина Старовойтова с Русланом Линьковым (на заднем плане) архив "Фонтанки.ру"


Утром же 21 августа 2015-го Глущенко пунктуально доставили в Октябрьский суд. Он выбрал неброский костюм и рубашку без галстука. Короткие носки, едва выглядывающие из-под туфель, и растрепанная прическа придавали Михаилу Ивановичу скорее образ чудаковатого изобретателя, нежели одиозного авторитета. На лице – печать усталости, взгляд – отсутствующий.

Прокурор монотонно говорила о роли Глущенко в убийстве Старовойтовой. Весной 1998-го получил указание на ее ликвидацию, съездил к Колчину за город и, парясь в бане, ретранслировал команду. В подкрепление версии обвинитель зашуршала показаниями подсудимого. Забитый зал судьи Сопиловой замер.

Из воспоминаний Глущенко получалось, что заказ на убийство был отдан Владимиром Барсуковым. Тогда Кумариным. Старовойтова активно выступала против коррумпированных группировок в Петербурге, в том числе «тамбовского» сообщества. А Барсуков как раз в 90-х будто бы налаживал связи в исполнительной и законодательной власти Петербурга. Отказаться от преступления Глущенко не мог, потому что боялся.

"Я воспринимал Барсукова как всемогущее божество, высочайший авторитет", – зачитала обвинитель.

Внешне подсудимый выглядел спокойно, сверля пол глазами, но на фамилию Барсуков его нога каждый раз непроизвольно подергивалась.

Адвокат Александр Афанасьев уточнил:

– Чем вы объясняете, что в 1998 году приняли указание на ликвидацию Старовойтовой?

– Он приказал, мы сделали. Иначе бы меня убили. Он очень жестокий человек. Он сам рассказывал мне, что за потерянную руку (в результате покушения. – Ред.) убил 50 человек.


DSC04724.jpg

Владимир Барсуков, архив "Фонтанки.ру"


– Как к содеянному относитесь? – вставила прокурор.

– Еще в 2002 году я людям из ФСБ говорил про убийство. Я давно хочу рассказать. У меня нет угрызений, что я его (Барсукова. – Ред.) предал.

– А по отношению к содеянному? – настаивала обвинитель.

– Очень плохой поступок с моей стороны. Но выбора у меня не было. А теперь я сижу в одиночной камере семь лет, и мне безопасно.

– А семье?

– Брак с женой я расторг специально. Я-то уехал, за мной киллер бегал 8 лет. Месяц в одной стране, потом в другой. Барсуков начал меня прессинговать, когда Колчина арестовали. Я же единственным посредником был. Но если даже ФСБ не могла помочь мне в Петербурге...

Адвокат Афанасьев назвал показания Глущенко гражданским мужеством, а процесс с озвучкой заказчика – вехой в российском правосудии. Попросил либо освободить подзащитного от уголовной ответственности за истечением срока давности, либо наказать минимально. Прокурор оценила его откровенность в 13 лет.

Судья короткой репликой дала понять, что может освободить фигуранта от наказания. Михаил Иванович не возражал.

Известно, что Глущенко покинул Петербург сразу после арестов Колчина и компании в 2002-м, а заманили его обратно только в 2009-м. С тех пор его содержат в изоляторе на Шпалерной по обвинению в вымогательстве у его бывшего компаньона Шевченко. С тех пор он дал много интересных показаний.

Так, его оппонент Шевченко тоже становился заказчиком убийства Галины Старовойтовой. Заодно Глущенко писал жалобы, что ночью к нему в камеру заводят гангстеров, которые угрожают украсть его супругу в Италии. Вспоминал и о былом, как еще в 90-е «тамбовские» вымогали у него деньги как у коммерсанта. Оперативники отдела по борьбе с терроризмом ходили к нему на беседы, словно на студенческие «капустники». А осознал он трагичность своего положения только в прошлом году, когда понял, что ему предъявят обвинение как заказчику. Тут он и вспомнил.


Img266.jpg

Михаил Глущенко (слева), Владимир Барсуков и Руслан Коляк, убитый в 2003 году архив "Фонтанки.ру"


За минуту до последнего слова Михаил Глущенко обмяк. Судья задавала вопросы, конвой жестами командовал «подъем», адвокат выспрашивал уровень давления, а Михаил Иванович, как после нокдауна, мотал головой. Ему снова стало плохо. Очевидно, гипертонический криз. Так что последнее слово отложили на неделю.

Поверьте, оно должно быть фантастически интересным.

Александр Ермаков, Евгений Вышенков,

«Фонтанка.ру»

Ссылки

Источник публикации