История проституции в России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

История проституции в России История нетерпимости. 50 стран за последние десять лет официально разрешили у себя сексуальный бизнес. По данным МВД в России - 1 млн путан. Как «это» устроено в Бельгии, Нидерландах, Швеции, США, Германии и в др. странах.

" Проституция: чулочный бизнес. Укор лежа К петербургской сауне «Камараджа» подъезжает старенький «Вольво». Из машины выходят две барышни - плотненькая брюнетка Ирина и худосочная блондинка Юля. Двое молодых людей - Дима и Саша, - выскочив из парной в одних простынях, тут же рассчитываются с таксистом: водителю отдают 9000 руб. Девушки быстро раздеваются и расходятся по комнатам, в предбаннике на плазменном экране стонет пышная порно-дива. Спустя полчаса в сауну врываются оперативники. «Прыгайте, девчонки, в трусы и пошли писать объяснение», - подмигивает клиент Дима завернутым в простыни ошарашенным девушкам. Саша и Дима оказались бывшими милиционерами и по старой дружбе иногда участвуют в спецоперациях полиции нравов - отдела по борьбе с преступлениями в сфере нравственности. Изменение отношения в мире к проституции налицо: 50 стран за последние десять лет официально разрешили у себя сексуальный бизнес. Платные секс-услуги узаконены почти на всем Западе, в Латинской Америке, в Азии и даже частично в Африке . В 2008 г. легализация успешно докатилась до Восточной Европы - до конца осени разрешить секс за деньги планируют в Румынии и Чехии, на очереди Польша и Литва. Плюсы и минусы легальной проституции всерьез обсуждаются в Болгарии, Словении, Эстонии и даже на Украине, где обелить отрасль в преддверии «Евро-2012» требуют многие политики и чиновники, в том числе и министр здравоохранения Василий Князевич. Россия же прочно держит оборону - бушевавшие в 90-х дискуссии прекратились, единственный законопроект на эту тему затерялся в Думе еще в 2005 г., а политики обходят тему стороной. Даже автор того самого законопроекта «О регламентации оборота услуг сексуального характера» Андрей Вульф, ранее член фракции СПС, а ныне директор по образовательным и культурным программам Оргкомитета «Сочи-2014» , комментировать провал своего документа отказывается: «Столько воды с тех пор утекло». Никаких планов по легализации проституции нет - ни в Кремле, ни в правительстве. Но самих представителей секс-индустрии это, кажется, не смущает: де-факто проституция в России разрешена и уже превратилась в цивилизованную отрасль на стремительно растущем рынке услуг. НОВЫЕ ПОРЯДКИ С блюстителями нравственного порядка Ирина и Юля из «Камараджи» сталкиваются впервые - обе заметно нервничают и курят сигарету за сигаретой. «Я не буду писать, что занимаюсь проституцией, - деланно обижается Ирина. - Вызовите мне адвоката». Оперативник Сергей уводит ее из предбанника, где составляют протокол, в отдельную комнату и объясняет, что им нужен банщик - ему можно предъявить обвинение «по статье» как притоносодержателю, а девушкам и водителю «светит административка» и штраф до 1500 руб. Через три часа их отпустят. Это если по-хорошему. «По-плохому не надо», - быстро соглашается девушка. По подсчетам милиции, в Петербурге действует около 300 «мобильных контор» подобных той, в которой работают Ирина и Юля. Сауны, гостиницы и ночные клубы завалены каталогами с откровенными фото девушек по вызову, телефонами саун и объявлениями о приеме на работу. Такой рекрутинг не снился даже McDonald’s: «Самая высокая зарплата в городе! Гибкий график работы, только VIP-клиенты, дружный коллектив!» Несколько лет назад общественные организации подсчитали, что в Петербурге вовлечено в проституцию более 20 000 женщин. «Проблема намного масштабнее, - уверяет Игорь Князькин, автор книги “История петербургской проституции” и главврач Центра простатологии. - По нашим данным, в Питере проституцией занимаются 60 000–65 000 женщин ». По данным МВД, в России вообще 1 млн путан. Правозащитники уверены: показатель в три раза выше. Пять лет назад петербурженка Наталья училась на кондитера. Сейчас вместо муссов и кремов она варит себе дозу, зарабатывая на нее по ночам на улице Загородной. Она заглядывает в машину, задирая кофточку: «Развлечемся, мальчики? 700 рублей - секс, 500 рублей - минет». Наталья утверждает, что сейчас бизнес стал гораздо цивилизованнее, чем в 90-х, о которых она наслышана от подружек. «Паспорта не забирают, сутенеров у нас нет, - признается она Newsweek. - Все девочки только платят по 500 рублей ментам за место и спокойно работают. Проституция у нас не узаконена, но это стало так естественно, как в магазин сходить». Собеседники Newsweek в один голос заявляют: проституция в России практически легализована. «Юридически она по-прежнему вне закона, но на самом деле ей дан зеленый свет», - говорит доктор Князькин. По его словам, девочки работают открыто, каталоги продаются в киосках, стриптиз-бары, сауны и бордели, замаскированные под гостиницы на час, исправно платят налоги. «Воплощается в жизнь передовой немецкий опыт, - рассказывает собеседник Newsweek из ГУВД. - В Выборге, например, в гостиницу заезжают проститутки, снимают комнату, знакомятся в баре с мужчинами и обслуживают их в своем номере. Если что - говорят, что устраивают свою личную жизнь». Не подкопаешься. БЕСПРОЦЕНТНЫЙ НАЙМ Несмотря на протесты консерваторов и блюстителей нравственности, в мире всё чаще делают выбор в пользу легализации. Плюсы перевешивают: узаконив проституцию, государство решает сразу несколько ключевых проблем - в частности, криминализации отрасли и распространения венерических заболеваний. А также ставит под контроль вращающиеся в этой сфере денежные потоки. Проститутка Ирина из «Камараджи» оценивает свой средний заработок в 60 000–100 000 руб. в месяц. В объяснительной оперативникам она напишет, что один час ее работы стоит 3000 руб., а из них на руки она получает 800 руб. или 25–30% от выручки. Банщику или администратору достанется 1500 руб., водителю - оставшиеся 700 руб. Следовательно, Ирина предоставляет услуги как минимум на 270 000 руб. в месяц. По оценке замгендиректора компании «Консалтинговые услуги» Александра Костина, в случае легализации проституции с этих 270 000 руб. владельцы нанявшей Ирину фирмы платили бы 6% (ставка налога с выручки для малых предприятий по упрощенной системе) - 16 200 руб. в месяц. Кроме того, работодатель платил бы 13-процентный подоходный налог с ее зарплаты: 10 400 руб., если оценить зарплату Ирины в 80 000 руб. в месяц. Даже если забыть о едином социальном налоге, от профессиональной деятельности Ирины бюджет Питера получил бы 26 600 руб. в месяц или 320 000 руб. в год. Если в Петербурге действительно 60 000 проституток, то они бы приносили городу 19,15 млрд руб. в год - почти столько же, сколько Питер получает от «Газпромнефти» (бывшая «Сибнефть»), после того как Валентина Матвиенко добилась ее перерегистрации в Петербурге. А если предположить, что в Москве проституток в три раза больше, чем в Питере, то тут доходы составили бы 60 млрд руб. Это в полтора раза больше, чем столица получает от сдачи в аренду имущественного комплекса. Но политики и чиновники, а вместе с ними и обыватели, не только не переживают из-за недополученных бюджетом налогов. Странным образом, по мере того как проституция становится все более цивилизованной, отношение к ней становится все более жестким. По данным опроса, проведенного по заказу Newsweek Исследовательским центром портала Superjob.ru, даже среди прогрессивного, экономически активного населения только 41% поддерживает легализацию. А в исследовании Левада-центра, в котором принимали участие и консерваторы-пенсионеры, за признание проституции выступает только 31% опрошенных. 10 лет назад, по Леваде, таких было 47%. Противники изменения статус-кво пугают ростом коррупции и массовым притоком в секс-индустрию новых девушек. Смущает их и моральный аспект проблемы. «Легализация подобных вещей развращает общество, разрушаются моральные устои нации, что в конечном итоге приводит к ее исчезновению», - отмечает в опросе Superjob 21-летний специалист кредитного отдела из Щелково. «И не нужно устраивать [в России] евразийскую секс-помойку», - заявляет 40-летняя риэлтер из Москвы. Правда, сами проститутки говорят, что редко сталкиваются с плохим отношением окружающих. Московская путана Оксана работает на нескольких квартирах в спальных районах, и все консьержки и соседи знают, чем она занимается, - не протестуют и даже здороваются при встрече. «Мы в подъезде видеонаблюдение поставили, так что чего им горевать-то, - говорит Оксана. - Единственное, они нас попросили ночью на каблуках не ходить. Кстати, прямо рядом с одной из наших квартир прокурор живет, и тоже ничего - не жалуется». Пять лет назад Оксана ушла из дома, поругавшись с родителями, поспешно вышла замуж и так же поспешно развелась. Работала официанткой в ресторане, снимала со знакомой комнатку. Знакомая подалась в проституцию, Оксана следом. «Я не жалею, мне нравится моя профессия, - говорит она теперь. - Недавно предложили устроиться в иностранную компанию помощником юриста, но мне не хочется бросать то, чем я занимаюсь». Ее мечта - собственный «салон», и она поступила на юрфак, чтобы бороться за права своих коллег и ускорить процесс легализации. Оксана понимает, что в ближайшее время надеяться ей не на что. Так же считает и Григорий Кертман, заведующий аналитическим отделом фонда «Общественное мнение» (ФОМ), который за последние полгода выпустил три исследования по проституции: «Если вы меня спросите, будет ли в ближайшее время легализована проституция, я уверенно скажу: нет, не думаю. А если бы вы спросили меня лет 5–7 назад, я бы колебался». ТЕЛО В ДЕЛО Спустя час после облавы в сауне «Камараджа» царит непринужденная обстановка. Юля и Ирина под шумок допили водку и сосредоточенно пишут одинаковые объяснительные: «Я работаю в конторе “Элис-Моторс”. Вечером мы собираемся у станции метро “Удельная”, в машине охранника Володи или в кафе. Все расчеты с клиентами совершает водитель». Девушки охотно сотрудничают с операми, и теперь банщику вроде бы светит уголовное дело. Но еще не факт, что банщик сядет как организатор притона. По подсчетам питерских милиционеров, в прошлом году в области было возбуждено всего 52 уголовных дела, связанных с проституцией, из них через суд прошло только 13. Чаще всего прокуратура отказывает в возбуждении уголовного дела, мотивируя это тем, что нет подходящих юридических понятий. Задерживать торговцев оружием или наркотиками помогает проверочная закупка товара. А проверочной закупки услуг нет. То есть формально секс купить невозможно, поэтому-то так сложно засадить сутенера или содержателя борделя. «Сами же проститутки идут как свидетели. В течение трех часов после задержания мы их должны отпустить, составив административный протокол, - рассказывает источник в питерском ГУВД. - Только мы их и видели». До того как стать девушкой по вызову, 22-летняя Юля училась на логопеда. «Ушла с пятого курса, потому что не смогла платить по 30 000 рублей за семестр», - признается она корреспонденту Newsweek. Ее напарница 30-летняя Ирина говорит, что нахватала кредитов и не смогла расплатиться. «Неделю отработала, распсиховалась и ушла, но потом вернулась», - говорит Ирина. На правой руке у Юли обручальное кольцо. Свадьбы еще не было, она помолвлена, ее жених - бывший клиент. Ей хочется верить в историю героини Джулии Робертс из фильма «Красотка» и в то, что, заработав на панели на машину, квартиру и дорогие шмотки, ей удастся «соскочить». Сейчас завязать с проституцией действительно проще, чем пару лет назад, когда за решение выйти из дела девушку могли избить до полусмерти или забрать в сексуальное рабство. В Петербурге секс-бизнес крепко встал на цивилизованные рельсы, рапортуют в один голос сами путаны и милиционеры. Давно уже не слышно про так называемые «отступные» и бесплатное обслуживание криминальной крыши, рассказывает высокопоставленный сотрудник полиции нравов, и меньше стало несовершеннолетних. Но оттого что проституткам стало вольготнее жить, далеко не все в восторге. «В моем районе, на Ириновском проспекте, по ночам стоят проститутки, - рассказывает депутат питерского заксобрания Алексей Тимофеев. - Пока не поставили в подъезде железную дверь, все лестничные клетки были завалены презервативами, а соседи наблюдали сексуальные игрища прямо на подоконниках». Тимофеев убежден, что путаны на улицах, бордели и стрип-клубы позорят город. «Я не ханжа, но мне было неприятно, когда во время белых ночей на балконе клуба Golden Dolls на Невском скакали девушки в стрингах, а их фотографировали иностранцы», - негодует он. В конце концов Тимофеев вышел с законодательной инициативой: вывести салоны, бордели и уличных путан в один закрытый район, «по типу игорных зон» или квартала Красных фонарей. Предложение не прошло. «Никто не хочет этой темой заниматься, - жалуется Тимофеев. - А ведь разумнее и эффективнее было бы легализовать проституцию, чем бороться с ней». В неофициальных беседах с этим согласны даже милиционеры. «Если процесс нельзя остановить, его нужно контролировать», - признаются Newsweek сотрудники полиции нравов. Ведь по большому счету борьба с проституцией обречена на провал. Два года назад их пермские коллеги провели масштабную облаву - путан, их охранников и сутенеров ловили по баням, гостиницам, салонам и набивали под завязку милицейские автобусы. Задержали 66 сутенеров и около двух сотен проституток. Процесс по этому делу - против сутенеров - начнется этой осенью и обещает быть беспрецедентным: материалы дела составляют 167 томов . Спустя пару дней после облавы проститутки вновь оказались на улице. И рядом с каждой группой - новый сутенер. ИСПРАВЛЕННЫМ ВЕРИТЬ В Мурманске проституток пытаются перевоспитывать. Иногда – успешно Анжела Полякова когда разговаривает, всё время смотрит в сторону и кусает губы. Высокая, статная девушка с большими карими глазами и длинными русыми волосами сейчас работает заместителем директора мурманской общественной организации «Радуга», которая помогает многодетным семьям. До этого три года Анжела трудилась проституткой на улице Свердлова – в самом криминальном районе города. Новую работу для Анжелы нашли сотрудники мурманского кризисного центра «Алла», который специализируется на реабилитации и возвращении в нормальную жизнь секс-тружениц. «Вы бы видели Анжелу полтора года назад. Мамочка моя! – рассказывает Альфия Калинина, директор центра. – Глаза затравленные, одета черти во что, руки трясутся. Страх божий это была, а не женщина!» Об «Алле» Анжела узнала от своих коллег-подружек – в среде местных проституток о «женщине с розовыми волосами» (волосы у Альфии действительно выкрашены в цвет фуксии) ходят легенды. Говорят, что она и сама бывшая проститутка, которая сумела завязать, и теперь помогает людям. На самом деле такой строчки в биографии Альфии Калининой – уже немолодой женщины, профессионального психолога и педагога, – нет, но она всячески поддерживает имидж дамы легкого поведения – носит яркие вещи и туфли на огромных каблуках: «Такая маленькая хитрость, чтобы они принимали меня за свою. Поверь, с благообразной дамой в деловом костюме они не станут даже и общаться». Идея открыть кризисный центр для проституток возникла у Калининой восемь лет назад, после того как одна из путан пришла к ней на прием как к психологу. Четыре года деньги на деятельность центра давал университет Лапландии LapinYliopisto, сейчас организации выделяют средства из бюджета мурманской администрации. Схему возвращения проституток к нормальной жизни Альфия за эти годы отработала до мелочей. «Во время первой встречи мы составляем план, что нужно делать, – рассказывает руководитель центра. – Чаще всего необходимо получить хотя бы временную регистрацию, потом решить вопросы с жильем, найти нормальную работу. Следующий пункт самый сложный – провести переговоры с сутенерами». Мурманск всё же провинция, и в отличие от Питера тут сутенеры еще работают с проститутками. На встречу с «хозяином» ходят вместе: «Пусть видит, что есть человек, который в случае чего будет трубить во все трубы», – объясняет Калинина. Анжеле Поляковой повезло. Ее сутенер сказал: «Заплатишь столько, сколько заработала бы за два месяца, и свободна». И слово сдержал – отпустил. Сумма оказалась довольно внушительной, но эти деньги Анжеле дал один из ее постоянных клиентов. После того как проблемы с сутенером улажены, девушки начинают ходить на спецзанятия. Программу реабилитации тоже разработала Альфия: индивидуальные консультации у психологов, группы поддержки бывших путан наподобие клубов анонимных алкоголиков и «Школа молодых предпринимателей», в которой преподает один из депутатов Мурманской областной думы. Кроме того, в программу входит тренинг по поиску работы, мастер-класс «Твой стиль» и занятия «Стрип-пластика». На замечание, что последнее является некоторым излишеством, Альфия возражает, что, мол, занятия стриптизом учат любить свое тело и бережно к нему относиться: «Полезно для этих женщин, которые перестали воспринимать свое тело как нечто ценное». Нынешний работодатель Анжелы – руководитель центра «Радуга» Маргарита Абдурахманова не хотела брать на работу бывшую проститутку, но Калинина уговорила ее хотя бы с Анжелой встретиться. «Она сразу стала мне всю жизнь свою рассказывать. Слушаю ее, а меня мутит, – вспоминает Маргарита. – Она ушла, я сижу, сердце болит. Чашку, из которой она пила, я выбросила». Альфия поняла реакцию Маргариты, но сказала: «Ты не для нее это делаешь. А для ее детей». Маргарита согласилась. Сейчас Анжела своей жизнью вполне довольна. Зарабатывает 15 000 руб. в месяц, одежду ей и детям дарят новые коллеги, появились друзья, осенью она записалась на курсы бухгалтеров. Еще одна подопечная Калининой – Наталья Соколова теперь работает день через два санитаркой в городской больнице и подрабатывает на овощной базе. Несколько девушек ушли в бизнес и открыли собственное дело. Их успехами Калинина очень гордится, и своими тоже. Хотя и признает, что за восемь лет работы ей удалось перевоспитать всего семь проституток. Дарина Шевченко ИСТОРИЯ НЕТЕРПИМОСТИ Впервые о проституции на Руси упоминается еще в государственных бумагах XVII в. За полтора столетия царская Россия прошла путь от полного запрета до фактической легализации «непотребства». Обратный путь советская Россия прошла куда быстрее и оставила свой порядок в наследство России демократической 1649 – Царь Алексей Михайлович приказывает «по улицам и по переулкам в день и в ночь ходить и беречь накрепко, чтоб в улицах и в переулках бою и грабежу и корчмы и табаку и инаго никакого воровства и блядни не было». 1716 – Петр I запрещает проституцию при полках и отказывает в бесплатном лечении солдат от «французских болезней» (венерических, в первую очередь сифилиса). Указом 1719 г. таковых солдат и офицеров лишали по увольнении льгот и чинов. В 1721 г. Петр I учреждает «прядительные дома» для «непотребного неистового женского пола» – что-то вроде тюрем для проституток с обязательной трудовой повинностью. 1736 – В правление Анны Иоанновны правительственный Сенат издает указ, предписывающий наказывать «непотребных женок и девок» публичной поркой. 1750 – После скандального закрытия первого аристократического публичного дома, который в Петербурге на Вознесенской улице держала немка по прозвищу Дрезденша, Елизавета Петровна издает указ об обязательном приводе в полицию и медицинском освидетельствовании проституток. Еще через 12 лет Калинкинская больница (первый в России венерологический диспансер) была преобразована в лечебно-исправительное учреждение для девиц легкого поведения. 1763 – По итогам обсуждения в Сенате срочных мер против распространения сифилиса, в первую очередь в армии, Екатерина II приказывает после бесплатного лечения высылать проституток в Нерчинск. 1771 – Сенат издает указ «О безотворотном приеме на фабрики на работу непотребных девок, присылаемых из полицмейстерского управления» – до этого проституток, решивших начать новую жизнь, на работу никуда не брали. 1782 – Екатерина II вводит штрафы для устроителей борделей и полугодовое заключение в смирительном доме для проституток. 1800 – Павел I приказывает ссылать проституток из Москвы и Санкт-Петербурга в Иркутск и обязывает публичных женщин носить желтые платья, «дабы отличаться от других дам». Это были последние карательные меры по борьбе с проституцией в царской России. 1843–1844 – Для быстрого ограничения распространения сифилиса в Петербурге и Москве впервые приняты меры, регулирующие проституцию, а не запрещающие ее: появляются специальные «Правила для содержательниц домов терпимости» и «Правила для публичных женщин». Проституток, женщин старше 16 лет, ставят на учет во врачебно-полицейских комитетах, отбирают у них паспорта, а взамен выдают особые свидетельства – «желтые билеты». Их обязуют проходить медосмотр. Бордели разрешают содержать только женщинам, они обязаны обеспечивать чистоту и порядок и не допускать к проституткам малолетних клиентов. 1857 – Открыт первый в России Дом милосердия для несовершеннолетних – он обустроен на деньги великой княгини Марии Николаевны, дочери императора Николая I, для «падших» девочек младше 16 лет. Здесь им преподают курс двухклассного городского начального училища и обучают ремеслам. 1861 – Введено ограничение по возрасту для содержательниц публичных домов – от 35 до 55, а также регламентировано место размещения борделей – не ближе чем 150 саженей (около 300 м) от церквей, училищ и школ. 1901 – Возрастная планка для работы проституток повышена с 16 лет до 21 года. На деле же большинство публичных женщин, даже живших при официальных домах терпимости, младше – от 11 до 19 лет. К этому времени количество зарегистрированных публичных домов в городах России превысило 2400, проституток в домах терпимости – 15 000, а одиночек – 20 000. Впрочем, вряд ли официальные сведения были полными. 1903 – Врачебно-полицейским комитетам поручено разыскивать и привлекать к суду тайных проституток, сутенеров и содержателей притонов, надзирать за легальными борделями и девицами, организовывать их врачебный осмотр и лечение, а также помогать несовершеннолетним, беременным и «возвращающимся к честному образу жизни». 1917 – После Февральской революции комитеты общественной безопасности, создававшиеся при уездных и городских думах, массово принимают решения о закрытии домов терпимости. 1922 – В новом советском Уголовном кодексе вводится наказание за сутенерство, содержание притонов и вовлечение в проституцию – лишение свободы сроком до 3 лет с конфискацией имущества. При этом сами проститутки считаются жертвами жизненных обстоятельств – их пытаются перевоспитывать. 1929 – С окончанием НЭПа меняется отношение к проституткам – теперь их признают асоциальными элементами, вредящими (иногда сознательно) рабочему классу. Проституток отныне принудительно отправляют на трудовое перевоспитание, для чего создаются специальные исправительные колонии и лечебные профилактории. В 1937 г. эти учреждения входят в систему ГУЛАГа. 1940 – Издание Большой советской энциклопедии 1940 г. провозглашает СССР единственной страной в мире, в которой проституция окончательно ликвидирована, соответственно, и наказаний за нее нет. Эта позиция сохраняется вплоть до перестройки, – в 1987 г. вводится административная ответственность в виде предупреждения или штрафа. Эта мера сохранилась до сих пор. Елена Черненко РАЗДЕВАЙ И ВЛАСТВУЙ В пяти минутах ходьбы от крупнейшего в Берлине публичного дома «Артемис» - огромный выставочный комплекс, и в кабинете управляющего «Артемиса» Эгберта Крумайха на самом видном месте висит расписание выставок на текущий год. Крумайху важно заранее знать, когда звать усиленную смену и к какому моменту подготовить дополнительный тираж рекламных буклетов. Выставочный комплекс привлекает около миллиона посетителей в год. «Часть из них непременно выкраивают часок-другой, чтобы заскочить к нам в “Артемис”, - не нарадуется 58-летний менеджер. - Многие специально ради этого в Берлин приезжают, особенно иностранцы, а выставка - это так, предлог». Германия - не первая страна, где легализовали проституцию, но ее пример, пожалуй, самый показательный. После официального признания сексуального бизнеса в 2002 г. выстроенная немцами система ни разу не дала сбоев. Эксперты ООН отмечают в стране снижение темпов заболеваемости СПИДом, местные власти собирают с борделей многомиллионные налоги, а проститутки получили полный пакет социальных гарантий, такой же, как учителя, врачи и бизнесмены. На это и рассчитывали власти, принимавшие не самый на тот момент популярный закон. Немецких парламентариев очень заинтересовала возможность увеличения потока туристов в страну - за счет любителей секса, заинтересованных в качественном сервисе без проблем и последствий. У всех перед глазами пример Голландии, в считанные месяцы после легализации проституции получившей славу интим-мекки, и Германия хотела повторить успех соседей. Точной информацией об объемах мирового секс-туризма не располагает никто. «Речь идет об огромных людских и денежных потоках, но официальной статистики нет, - разводит руками Марчелло Ризи из отдела коммуникаций Всемирной организации по туризму ООН. - И потом, не так-то просто вычленить секс-туристов из всего массива путешествующих. Один и тот же турист может днем ходить по Красной площади, а ночью заниматься вы-сами-знаете-чем. Нужны глубинные исследования, чтобы разобраться в вопросе». Западная пресса приводит цифру в 10–15% от мирового потока туристов, то есть около 100 млн человек, но Ризи не смог ни подтвердить, ни опровергнуть эти данные. БОРДЕЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ Эгберту Крумайху из «Артемиса» официальная статистика не нужна, ему достаточно того, что сотни иностранных туристов мужского пола ежедневно признаются, что в страну приехали исключительно ради нескольких приятных вечеров в компании его услужливых девиц. «Клиенты - американцы, австралийцы, японцы, нигерийцы. Дамы - немки, польки, румынки, латиноамериканки. У нас тут каждый вечер происходит слияние народов в прямом смысле слова, - смеется немец сквозь облако сигаретного дыма. - Русских, кстати, очень много среди клиентов. Жалуются, что, мол, женщин легкого поведения и у вас в стране пруд пруди, но обращаться к ним некомфортно и небезопасно». В «Артемисе» комфорт обеспечен на высшем уровне. Публичный дом работает по уникальной системе, которую Эгберт называет «будущим проституции». Клиент платит за вход в заведение ?70 и на сутки получает неограниченный доступ ко всем имеющимся в «Артемисе» сервисам: тренажерному залу, порнокинотеатру, бассейну, сауне и хамаму - турецкой бане. В цену также включены завтрак и ужин, безалкогольные напитки в любом количестве и стриптиз-шоу. На входе мужчин просят оставить в сейфе деньги, ценные вещи и мобильные телефоны, а в гардеробе - всю одежду. На территории борделя (а это,между прочим, более 4000 кв. м)передвижение возможно только в банном халате и тапочках. Их тут тоже выдают бесплатно. Процесс посещения публичного дома напоминает поход к парикмахеру или массажисту - так же красиво и стерильно. Проститутки за вход в «Артемис» тоже платят по ?70 (но не каждая проститутка может туда попасть, Эгберт сам проводит тщательный отбор). За эти деньги они едят, пьют и развлекаются, но, главное, получают доступ к жаждущим секса и рабочие комнаты в свое распоряжение. Правда, халатиков им не выдают - девушки дефилируют в чем мать родила. Из предметов гардероба поощряются только высоченные шпильки. «Им только по средам разрешается надевать нижнее белье. Это мой любимый день недели, 70 абсолютно голых баб 24 часа в сутки любому надоедят», - признается Эгберт, по образованию преподаватель математики и физкультуры в младших классах. В его рабочем кабинете рядом с расписанием выставок висит график работы девушек. Они тут вкалывают в две смены: с одиннадцати утра до восьми вечера и с восьми до пяти утра. Стахановки отрабатывают по две. Ночную смену девицы любят за щедрые чаевые, дневную - за большое количество «быстрых», как раз выставочных, клиентов. Прейскурант у жриц любви простой: полчаса классического секса стоят ?60. Оральный секс - ?50. Анальный - ?100. Остальное - как договоришься. Девушки забирают себе все, что зарабатывают, и Эгберт точно не знает, у кого сколько в месяц получается: «Мало ли что они там за закрытыми дверями выделывают». По его прикидкам, у ударниц выходит не менее ?8000–10 000 в месяц. Но для этого надо обслуживать по 8–10 клиентов за день. ДЕВУШКИ ТЯЖЕЛОГО ПОВЕДЕНИЯ Любимая сотрудница Эгберта 21-летняя Сидни из Франкфурта раньше так и работала. «Я в профессии с 18 лет и первые два года пахала как лошадь, - признается сексапильная блондинка со множеством татуировок и сережек в самых разных местах. - Сейчас иногда халявлю, всего по 3–4 клиента за ночь беру, но на жизнь хватает». Девушка подалась в проститутки по совету одноклассницы, которая вечно хвасталась тугим кошельком и вроде как легким заработком. Сидни решила попробовать. «Первые три дня я после каждого клиента ревела, потом привыкла и сейчас могу с уверенностью сказать, что я профессионал в своем деле», - говорит она, позируя фотографу Newsweek на круглой кровати в одном из рабочих кабинетов борделя. На стене висит изображение соития двух мужчин и девушки, стилизованное под древнегреческий рисунок. Профессионалка не в состоянии сосчитать, сколько мужчин она обслужила за три года: «Лучше этого точно не знать. Много, очень много». Сидни пробовала себя в разных публичных домах страны - в Кёльне, Штутгарте, Мюнхене, но вот уже почти два года числится в «Артемисе»: «Здесь безопасно, чисто и клиенты хорошие». Гостям из России девушка особенно рада: «Отличные чаевые оставляют и комплименты делают». Несмотря на высокий доход, она собирается завязать. Говорит, что отработает еще максимум два года: «Все же работа достаточно утомительная, да и о личной жизни подумать надо, а то сейчас меня вне борделя на мужиков вовсе не тянет - ни сил, ни желания нет». Сидни уже пробовала уйти из профессии - несколько месяцев проработала официанткой в ночном клубе. Но там она зарабатывала за месяц столько, сколько в борделе за пару дней. «А экономить я не привыкла, вот и вернулась на панель», - постукивая накладными розовыми ногтями по барной стойке, признается она. Эгберт хитро улыбается. Из его опыта, не возвращается обратно только одна проститутка из десяти: «Обычная работа по доходам не сравнима. А после легализации проституции большинство негативных моментов работы исчезло». Подхватить инфекцию его подопечные не боятся - все услуги, даже оральный секс, предоставляются только с использованием презерватива, кроме того, в штате дома имеется врач, который регулярно осматривает всех девушек. Полицейские облавы и бандиты проституток не страшат. Сутенеров в заведение не пускают, полицейские заходят сюда разве что во внерабочее время. Эгберт прилагает все усилия, чтобы к его «пилотному проекту» не было претензий со стороны правоохранительных органов и налоговиков, поэтому он тщательно проверяет возраст соискательниц (им должно быть не менее 18 лет), а также скрупулезно информирует куртизанок об их фискальных обязательствах перед государством. Если проституция - основной доход девушки, она обязана зарегистрироваться в городской службе занятости и получить лицензию на осуществление индивидуальной трудовой деятельности. Налоги она в таком случае платит, как и все остальные работающие граждане (подоходный налог в Германии составляет 41%). В графе профессия в таких случаях обычно пишут «танцовщица» или «массажистка». «Проституция хоть и является теперь обычной профессией, но так как пока нет специализированных школ, где ей можно было бы обучиться, то приходится указывать смежную специализацию», - объясняет Эгберт. Он, кстати, уже разрабатывает бизнес-план по открытию курсов повышения квалификации при своем борделе. Если проституция - приработок, или барышня занимается ею лишь время от времени, по выходным, например, то она обязана выплатить налоговой инспекции по ?30 за рабочий день. «А таких хобби-проституток все больше, особенно среди студенток и домохозяек, - говорит Томас, администратор самого большого в Германии публичного дома, кёльнского “Паша”, предоставившего рабочие места 150 проституткам. - Вы же понимаете, от последствий мирового финансового кризиса - инфляции, безработицы и удорожания кредитов - никуда не деться, приходится им искать дополнительные финансовые источники». «ТОВАР» В АССОРТИМЕНТЕ По данным исследования немецкого Университета Хайдельберг, на данный момент в Германии 400 000 зарегистрированных проституток, которые в день обслуживают по 1,2 млн клиентов . «Я не знаю, сколько государство зарабатывает на этом [налогах от проституции], но суммы должны быть огромные», - говорит Эгберт. Официальных данных о том, сколько дамочки вносят в госбюджет, нет - налоги поступают в распоряжение отдельных земель, и данные не обобщаются. Но можно провести простейшую калькуляцию: 400 000 по ?30 (берем ставку хобби-проститутки) 300 дней (должны же они хоть иногда отдыхать). Получается чуть более ?3,5 млрд. Цифра, конечно, весьма условная, но понятно, что речь идет о миллиардных суммах. «Мы делаем очень много для страны; увеличение доходов казны - это лишь один плюс, - на полном серьезе говорит Сидни из “Артемиса”. - А подумайте о тысячах инвалидов, одиноких или стеснительных мужчин, для которых заведения подобные нашему - единственная возможность удовлетворить естественную потребность. А сколько браков мы спасаем? Ведь если жена “не дает”, что бедному мужу делать? Здесь он получает, что хочет, и может терпеть брак дальше». 46-летний мужчина в очках и полосатой рубашке, представившийся Юргеном, признается, что услугами продажных женщин пользуется как раз потому, что «на данный момент он, к сожалению, соло». Правда, поход в «Артемис» ему кажется накладным, и он предпочитает искать «товар» на улице. Причем даже не на Ораниенбургерштрассе, где девушки не менее красивые, чем в борделе, а оральный секс стоит те же ?50. Юрген идет на Курфюрстенштрассе, где на минет можно сторговаться и за ?15–20. «Единственный минус - много наркоманок, и не у всех есть медсправки», - вздыхает клиент. Чтобы найти более или менее безопасный вариант, он методично обходит всех стоящих вдоль дороги путан. Фотограф Newsweek достает аппаратуру, чтобы запечатлеть торговлю, но одна из девиц замечает направленный на подругу объектив и принимается грязно ругаться на всю улицу, подкрепляя угрозу вызвать полицию неприличными жестами. Немецкие проститутки знают свои права. В итоге Юрген останавливается на 22-летней Сильвии из Болгарии. Она хоть и приехала в Германию всего три месяца назад, но уже гордо носит майку с надписью Heldin der Arbeit - «Героиня труда». С тех пор как Румыния и Болгария вошли в Евросоюз, девушек из этих стран в Германии и Голландии с каждым днем все больше. «Тут удивляться нечему, - говорит улыбчивая Сильвия. - Дома я работала в средневековых условиях: сутенер, кидалово… а здесь я сама себе шеф». Сильвия признается, что в борделе работать было бы комфортнее, чем на улице, но в тот же «Артемис» она бы кастинг не прошла - немецкий плохой. В кёльнском «Паше» кастинга нет, но и стоимость аренды рабочих комнат для девушек выше - ?160 в день. Во время нашего интервью с администратором «Паши» Томасом ему позвонила некая Адриана из Бухареста и на ломаном английском попросила забронировать на нее «и еще двух подружек» три комнаты со следующей недели. «No problem, - ответил Томас, а потом, обращаясь к корреспонденту Newsweek, объяснил: - У нас по 1000 клиентов в день, тут не до кастинга - рабочие руки в дефиците… ну и другие части тела тоже». В его заведении недавно появились опции: этаж трансвеститов, комната для любителей «поиграть в больничку», спецпомещение для жаждущих поваляться на сене или попробовать садомазоштучки, а также «темная комната», где предоставляется услуга Blow job in the dark - оральный секс в полной темноте за ?20. Из последних нововведений Томаса - «гарантия на оргазм». Если клиент не получает удовлетворения, контора возвращает ему ?30. ОПЫТ НА ЭКСПОРТ «У нас такой услуги нет, разве что пенсионерам и таксистам по понедельникам и воскресеньям скидки, но в моей практике не было такого, чтобы клиент не получил того, за чем пришел», - уверяет 23-летняя Валентина из столичного «Артемиса». Ее Эгберт принял практически без собеседования - девушка уже 12 лет в Германии и даже по-русски говорит с акцентом. Валентина приехала в Берлин с родителями в 1996 г. - «с Кавказа». Отец начал пить и бросил семью. Мать было отчаялась, но потом ей крупно повезло - она выиграла в лото ?250 000. На оставшиеся после уплаты налогов деньги женщина открыла казино. Но дела не пошли, казино обанкротилось, оставив мать Валентины с долгами, намного превышавшими сумму инвестиций. Это было пять лет назад, с тех пор Валентина и работает проституткой: «Матери меня не прокормить, я ничего другого толком не умею, а тут деньги приличные». Валентина вчера «сделала девять комнат» (обслужила девять клиентов), поэтому во время интервью она устало зевает и то и дело трет глаза. «Вот Сельме вчера повезло - ее какой-то богатенький дядя на восемь часов снял», - рассказывает она Сидни. «Да уж, это круто, русский, наверное», - отвечает та. «Не знаю», - пожимает плечами Валентина. Она русских не обслуживает. Принципиально. «Вы ничего такого не подумайте, просто я почему-то нервничать сильно начинаю», - объясняет девушка. «Они тут все индивидуальные предприниматели и могут сами решать - обслуживать того или иного клиента, или нет», - встревает в разговор управляющий публичным домом, а потом просит извинить его: приехала делегация из Швеции - перенимать «передовой опыт». Эгберт готов поделиться опытом и советом и с русскими законодателями: «Рано или поздно и у вас проституцию легализуют. Ее и смертной казнью не искоренить, это веками проверено». ДИНАМИКА ПРОДАЖ Отношения государства к проституции в мире строятся по трем схемам: запретить и карать; не запрещать, но препятствовать; разрешить, взять под контроль и получать свою долю прибыли. Там, где власти действуют по третьей модели, проституток облагают налогами и обязуют заботиться о здоровье клиентов – регулярно проходя медосмотр. В обмен, кроме права на работу, путаны получают соцгарантии. Вот несколько примеров легалайза. БЕЛЬГИЯ Занятие проституцией не запрещено законодательно, но не регулируется. В 2001 г. в Антверпене на территории трех городских кварталов была создана экспериментальная зона терпимости «Вилла Тинто» – «Дом наслаждений». Легализация проституции принесла городу дополнительный годовой доход в $800 000. ИСПАНИЯ Индивидуальная проституция не считается преступлением. Сутенерство также не запрещено. Бордели легальны, за исключением некоторых регионов – Каталонии и Страны басков. По оценке правящей социалистической партии, в 2007 г. в стране было примерно 500 000 проституток, услугами которых ежедневно пользовалось примерно 1,5 млн мужчин со всей Европы. Годовой оборот индустрии – ?40 млрд, что сопоставимо с бюджетом на образование. ЛАТВИЯ Законом 2001 г. индивидуальная (без борделей и сутенерства) проституция разрешена, за исключением детской. Проститутки обязаны иметь медицинские карты и могут работать только в обозначенных местными властями районах, в собственных квартирах или на дому у клиента. Нельзя работать группами. Запрещена реклама в интернете и прессе. НИДЕРЛАНДЫ С 2000 г. проституция в Нидерландах – законная профессия, включенная в социальную систему занятости. Работники секс-индустрии могут объединяться в профсоюзы, получать социальные льготы. Медицинские проверки необязательны. Проститутки должны быть старше 18 лет (некоммерческий секс в Голландии разрешен с 16 лет), Клиенты – старше 18 лет, за исключением Амстердама, где снимать проститутку можно с 16. Вовлечение детей и принудительная эксплуатация уголовно наказуемы, наем иностранцев, не имеющих разрешения на работу, грозит отзывом лицензии. НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ В июне 2003 г. парламент страны – с перевесом в 1 голос – принял закон, который легализовал проституцию. Сейчас разрешены как уличная проституция, так и лицензированные бордели. Минимальный возраст и для клиентов, и для проституток – 18 лет. СИНГАПУР Разрешена проституция с 16 лет, существуют лицензированные бордели в специальных районах. Уличная проституция запрещена. При этом только два года назад здесь были легализованы некоммерческие оральный и анальный секс, а гомосексуальные связи до сих пор уголовно наказуемы. Здесь запрещена порнография, а заигрывание с незнакомцами наказывается огромным штрафом. СЕНЕГАЛ Проституция легализована еще в 1969 г.: путаны должны быть старше 21 года, регистрироваться в полиции. При каждом визите к врачу им выдают бесплатные презервативы. Бордели и сутенерство запрещены. Считается, что во многом благодаря такой политике здесь достигнут относительно низкий по сравнению с другими африканскими странами уровень заболеваемости СПИДом. США Каждый штат имеет право самостоятельно решать вопрос о легализации проституции. На деле все штаты (кроме Невады и Род-Айленда) признают продажу и покупку секс-услуг преступлением, наказание за которое варьируется от штрафа в $100 и ареста на 15 дней до штрафа в $25 000 и заключения на 3 года. Владельцы борделей и сутенеры рискуют наказанием от $200 штрафа или 30 дней тюрьмы до $125 000 и 20 лет тюрьмы. В Род-Айленде проституция не запрещена, но предлагать сексуальные услуги на улице и содержать бордели нельзя. В Неваде проституция запрещена в округах с населением свыше 400 000 человек (правда, такой тут только один – Кларк). В остальных регионах местные власти выдают лицензии на содержание борделей. ТУРЦИЯ Проституция разрешена, но очень жестко регулируется. Путаны должны пройти регистрацию и получить идентификационные карты, в которых отмечаются даты их медицинского осмотра – проверки проходят 2 раза в неделю. Проститутки не могут состоять в браке, их дети никогда не смогут занять высокие посты в полиции или армии. Публичные дома не должны быть заметны с главных улиц, мест развлечений или от образовательных и религиозных учреждений. Согласно госотчетам, в Турции 56 борделей и 2376 зарегистрированных проституток ШВЕЦИЯ В Швеции проституция была разрешена еще в 1907 г., но к концу XXв. власти страны определили ее как форму насилия над женщиной и в 1999 г. приняли закон, предусматривающий наказание – штраф. Но не за оказание платных секс-услуг, а за их покупку. Журнал "Русский Ньюсвик" Смотреть "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации