Исходный рубеж

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Исходный рубеж Стране не хватает средств, чтобы сохранить за собой Дальний Восток. Всего на 4% экономика Дальнего Востока связана с экономикой остальной России

"…премьер-министр Виктор Зубков побывал с рабочей поездкой на Сахалине и в Хабаровском крае. Увиденное едва ли стало для него откровением. Проблемы Дальнего Востока и Забайкалья в экономике и социальной сфере общеизвестны. Другое дело – отрицательная оценка деятельности федерального правительства по решению этих вопросов, которую дали руководители субъектов Федерации на заседании президиума госкомиссии по социально-экономическому развитию региона. Для Виктора Зубкова это стало неприятной неожиданностью. Оторванный край Всего на 4% экономика Дальнего Востока связана с экономикой остальной России. Примерно 75% товаров и услуг ориентированы на внешний рынок. Главные торговые партнеры – страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) – Китай, Япония, Южная Корея. На сотрудничество с ними, по признанию губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева, ориентирована экономика региона. В другой ситуации, наверное, можно было бы порадоваться востребованности российских товаров для экспорта. А руководитель Хабаровского края бьет тревогу. В его понимании, происходят крайне нежелательные процессы отторжения огромных территорий, расположенных к востоку от Байкала, от метрополии. Отторжения мирного, экономического характера, но если федеральный Центр не изменит своей политики, то эти процессы могут стать необратимыми. В принципе в предупреждении о наличии такой угрозы ничего нового нет. На протяжении последних полутора десятков лет, после начала рыночных реформ, экономические и гуманитарные связи федерального Центра с российским Дальним Востоком и Забайкальем неуклонно слабеют. Усилия, предпринимаемые правительством, до сих пор желанного эффекта не давали. Шанс появился в январе 2007 года, когда президент Владимир Путин заявил о намерении провести в 2012 году саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) во Владивостоке. Под это дело столице Приморского края из госбюджета выделяется около 150 млрд. руб. Еще больше планируется привлечь внебюджетных средств. Однако золотой дождь инвестиций, пролившийся над одним отдельно взятым дальневосточным городом, выглядел бы настоящим вызовом остальным регионам, экономика и социальная сфера которых пребывают в глубокой депрессии. Поступать так в предвыборный год власти сочли некорректным, в результате было принято соломоново решение – переработать Федеральную целевую программу (ФЦП) социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья. Программа, которая изначально была рассчитана на период с 1996 по 2010 год, была пролонгирована до 2013 года и подпитана свежей бюджетной кровью. Корректировкой ФЦП занимался лично тогдашний премьер Михаил Фрадков, возглавивший соответствующую госкомиссию, приступивший к методичному облету субъектов Федерации. До своей отставки Михаил Фрадков побывал в Якутии и Приморье, на Чукотке и Камчатке, посетил Магадан. Ну а инспектировать Сахалин и Хабаровск довелось уже Виктору Зубкову. Возможно, что смена главы правительства, произошедшая в конце сентября, освободила от бюрократических условностей губернаторов. В Хабаровске, где в минувшую среду проходило заседание президиума госкомиссии по социально-экономическому развитию Дальнего Востока и Забайкалья, региональные лидеры беспощадно раскритиковали работу предшественника Зубкова. Главный вывод, сделанный губернаторами – ФЦП переделана наспех, в ней масса просчетов. Бюджетная недостаточность Справедливости ради стоит сказать слово в защиту Михаила Фрадкова. Выполняя задачу, поставленную президентом, он был ограничен во времени, а главное – стеснен в средствах. Добавка ФЦП составила около 560 млрд. руб., из которых 385 млрд. руб. выделяет федеральный бюджет. Поскольку в связи с подготовкой к саммиту АТЭС львиная доля в любом случае достается Владивостоку, то остальным регионам перепадут по большому счету символические суммы. Несмотря на то что речь идет о миллиардах рублей, эти деньги по определению не в состоянии произвести перелом в экономическом развитии субъектов Федерации, прочно сидящих на дотационной игле. Финзаявки регионов на реализацию жизненно важных с их точки зрения проектов, по оценке МЭРТа, в совокупности достигают 1,5 трлн. руб. Чтобы каждой «сестре» все-таки досталось по серьге, решили выбрать приоритеты – финансировать три, максимум пять проектов на регион. Например, Чукотка хотела бы получить из бюджета 53 млрд. руб., тогда как ей выделяется чуть более 13 млрд. руб. Инвестиционные аппетиты Камчатской области и вовсе достигают 500 млрд. руб., а по ФЦП ей причитается всего 20 млрд. руб. Между тем на выполнение первоочередных мероприятий по повышению сейсмоустойчивости объектов Камчатке требуется до 30 млрд. руб. Такая же картина и в Магаданской области. Лимит финансирования в рамках ФЦП ограничивался 30 млрд. руб., между тем регион готов освоить раз в 10 больше. Ограниченность финансирования заводит в тупик мечты о реализации даже тех нескольких проектов, которые МЭРТ определил приоритетными для Магаданской области. В частности, на строительство автодороги Омсукчан–Кубака–Омолон по проекту требуется 26 млрд. руб., заявка же будет удовлетворена не более чем на 2,8 млрд. руб. Г лава Минрегионразвития Дмитрий Козак согласен с тем, что методология распределения и расходования бюджетных средств в корне неправильная. В общей сложности на территории краев и областей Дальнего Востока и Забайкалья сегодня реализуется почти два десятка ФЦП, на которые ежегодно расходуется до 28 млрд. руб. Эти средства, признался Дмитрий Козак, «размазываются тонким слоем», не принося желанного эффекта. То же самое произойдет и с ФЦП по социально-экономическому развитию Дальнего Востока и Забайкалья. Бюджетная добавка, сделанная регионам по поручению президента, распылится по множеству проектов, часть которых так и не будет полностью реализована ввиду отсутствия достаточного финансирования. В то же время субъектам Федерации участие в ФЦП грозит новыми долгами. Читинский губернатор Равиль Гениатулин прямо указал на порочность принципа равного софинансирования мероприятий ФЦП за счет средств федерального бюджета и средств, привлекаемых местными властями. В отношении дотационных регионов, для которых бюджетная пуповина остается основным источником наполнения бюджета, эта схема не работает. Губернаторы, пояснил Равиль Гениатулин, вынуждены идти на это, чтобы пробить для региона новые проекты. Однако для того, чтобы выполнить свои обязательства по финансированию, субъекты Федерации вынуждены привлекать заемные средства, взятые, как правило, у банков на кабальных условиях. Демография в минусе Пару месяцев назад при подготовке материала по проблемам экономического развития Дальнего Востока мне довелось беседовать с первым заместителем директора Института экономики РАН Дмитрием Сорокиным. С проблем экономики ученый внезапно переключился на проблемы демографии. Исход населения с российского Дальнего Востока продолжается. С начала 90-х годов прошлого века родные края покинули 1,7 млн. человек, остаются жить всего чуть более 3 млн. человек. Еще немного – и огромные территории станут в полном смысле слова необитаемыми. Между тем в соседней с Хабаровским краем китайской провинции живут 100 млн. человек. Политики предупреждают об угрозах нелегальной миграции граждан КНР, осваивающих Приморье и Хабаровский край, Читинскую и Амурскую области. «Я разговаривал по этому поводу со своим китайским коллегой, – говорит Дмитрий Сорокин. – Он уверяет, что это делается непреднамеренно, что они проваливаются в вакуум, который образуется из-за того, что русские покидают Дальний Восток». ФЦП, решая задачи социально-экономического развития региона, безусловно, должна быть ориентирована на вопросы демографии – на закрепление населения, проживающего сейчас на Дальнем Востоке и в Забайкалье, направление сюда миграционных потоков, в рамках программы переселения соотечественников из бывших советских республик. По оценкам экспертов, потребность в трудовых ресурсах в ближайшие годы может составить 3 млн. человек. Для них надо строить жилье и объекты соцкультбыта, однако в ФЦП выделение финансовых средств на эти цели вообще не предусматривается. Чиновники, видимо, полагают, что эта проблема решится сама собой, дескать, в рабочих кадрах заинтересован бизнес, пусть он и тратится на жилье и детские сады. Тезис сомнительный. Частному инвестору может оказаться экономически выгодней привлекать иностранную рабочую силу. К слову сказать, при строительстве газопровода Восточная СибирьТихий океан именно так и поступили, пригласив китайских специалистов. Резон очевиден – гастарбайтеры и на барак согласны, им квартиры и школы не нужны, к тому же они квалифицированные специалисты рабочих профессий, которых в Восточной Сибири и Якутии уже не осталось. Полпред президента по Сибирскому федеральному округу Анатолий Квашнин на совещании в Хабаровске провел параллели между днем сегодняшним и началом XX века, когда царское правительство успешно организовало переселение жителей из европейской части страны в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. Условия для переселенцев были настолько привлекательны, что в течение нескольких лет на постоянное место жительства на восточные окраины империи переехали 20 млн. человек. Сейчас в этом регионе живут всего 19 млн. человек. Получается, что за сто лет в плане человеческого капитала восточные земли России не приобрели ничего. Только потеряли."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации