Исчезнувшие Миллиарды Чубайса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Червые дыры российской энергетики ждут инвесторов

1143451763-0.jpg За семь лет у руля РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс собрал с энергетического сектора 6,2 млрд долларов в виде абонентной платы. Половина этой суммы ушла на строительство новых объектов, а куда пропала вторая, никто не знает.

Ассоциация по защите прав инвесторов (АПИ) ежегодно называет лучшего корпоративного менеджера России. По итогам прошлого года им во второй раз стал председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс (впервые он победил в 2003 году). Этим же почетным статусом обладают Михаил Ходорковский (2002) и руководитель «ВымпелКома» Александр Изосимов (2004). Заместитель директора АПИ Олег Румянцев объясняет такую популярность главы энергохолдинга его высокой активностью. «Он часто выступает на инвестиционных форумах, а потому иностранные фонды, работающие в России, достаточно хорошо его знают», — отметил представитель АПИ в интервью «РБК». Выборы лучшего менеджера осуществляются простым голосованием членов ассоциации, а потому такую заметную фигуру, как Анатолий Чубайс, обойти удается не каждый год.

Инвестор что-то не спешит

Иностранных инвесторов понять несложно. Акции РАО «ЕЭС России», которым с 1998 года руководит Анатолий Чубайс, — самый любимый спекулятивный инструмент на российском фондовом рынке. При этом глава энергохолдинга всячески подогревает интерес биржевых игроков к бумагам РАО: дивидендные выплаты компании за последние годы выросли в 7 раз. А после того как в 2001 году Госдума приняла пакет законопроектов о реформе электроэнергетики, призванных либерализовать отрасль, г-н Чубайс без устали заявлял о скором приходе частных инвесторов. «В энергетику пока приходят инвесторы только из смежных отраслей промышленности, которые не собираются вкладывать в модернизацию, — подчеркнул в беседе с корреспондентом журнала «РБК» Владимир Милов, президент Института энергетической политики (ИЭП). -Реформаторы слишком понадеялись на то, что в энергетику придет частный инвестор, который решит, что и где строить, и даст на это деньги».

К несбывшимся надеждам на «невидимую руку рынка» добавилось то, что руководство РАО «ЕЭС России» не смогло спрогнозировать темпы роста энергопотребления. В результате, как сообщил журналу «РБК» бывший замминистра Минэнерго и председатель совета директоров РАО (до 1999 года) Виктор Кудрявый, резервы энергомощностей по стране с 1998 года снизились в 3,5 раза, а в некоторых регионах возник их существенный дефицит. В ближайшие пять лет недостаток генерирующих мощностей ожидается в Центре, на Урале и на Северо-Западе России, а к 2009 году и энергосистема Сибири, традиционно избыточная, может выйти в ноль. «Кроме того, менеджерам РАО не удалось остановить старение отрасли и обеспечить хотя бы простое воспроизводство мощностей, — негодует бывший коллега Анатолия Чубайса, давший комментарии журналу «РБК». — Для естественной монополии это недопустимый риск!» После майского энергетического коллапса в Москве остроту проблемы поняли и в РАО «ЕЭС России». Анатолий Чубайс признал, что менеджмент энергохолдинга ошибался, когда считал своими главными задачами реформу энергетики и оптимизацию финансов региональных энергокомпаний. «Мы ошибались — факт аварии нам это показал, — заявил председатель правления РАО в августе 2005 года на пресс-конференции, посвященной началу разработки плана развития энергетики страны до 2030 года. -Раньше региональные компании сами решали, куда инвестировать — в сети или в генерацию, теперь мы будем подходить к этому централизованно».

Дырявая копилка

Но Анатолий Чубайс лукавит. Ежегодно РАО «ЕЭС России» централизованно собирает с региональных компаний в среднем по 900 млн долларов в виде так называемой абонентной платы -за услуги «по организации функционирования и развитию единой энергосистемы страны». Именно плата за услуги приносит основную (75-90% в разные годы) часть выручки энергохолдингу. За то время, пока г-н Чубайс управляет энергетической монополией (1999-2005), «дочки» РАО перечислили головной компании почти 190 млрд рублей (около 6,2 млрд долларов). На что пошли эти деньги?

Приблизительно половина суммы (102 млрд рублей) была потрачена энергохолдингом по прямому назначению — «на развитие». Более трети этих инвестиций пришлось на стройки века: Бурейскую ГЭС (25,2 млрд рублей), Калининградскую ТЭЦ-2 (11,6 млрд) и Сочинскую ТЭС (5,5 млрд). При этом тепловые станции обошлись РАО крайне дорого — 1,2-1,6 тыс. долларов за 1 кВт установленной мощности. «Это удивительно, поскольку в Китае ввод одного киловатта мощности на ТЭЦ обходится в 500-600 долларов, а в России — в два раза дороже», — сказал журналу «РБК» заведующий отделом проблем энергетики и экологии Института высоких температур Виктор Масленников.

По данным Международного энергетического агентства, в среднем в мире строительство электростанций с использованием парогазовых установок требует 450-600 долларов за 1 кВт мощности. Получается, что ТЭЦ с блоком мощностью в 450 МВт за рубежом обошлась бы заказчику максимум 270 млн долларов. В России же ему придется расстаться с суммой, в 2-2,5 раза большей. В РАО «ЕЭС России» такую математику опровергают. «У нас капиталовложения в установленную мощность новых станций сопоставимы с европейскими (в среднем 600-800 долларов за 1 кВт)», — сообщил журналу «РБК» представитель инвестиционного блока компании. Все дело, по его словам, в разнице подходов к расчету затрат. В России, в отличие от Европы, в расчетную стоимость одного вводимого киловатта установленной мощности заложены затраты на строительство площадки и сетей, создание необходимой инфраструктуры. Кроме того, как утверждают в холдинге, при доставке импортного оборудования для строящихся станций происходит его удорожание из-за таможенных пошлин, НДС, транспортных и страховых расходов.

Каков поп, таков и приход

Однако есть и другая версия, почему российские электростанции оказываются дороже зарубежных. «Зачастую заказы поступают в машиностроительные компании через посреднические организации, что уменьшает экономическую эффективность и оперативность их выполнения, — рассказывает журналу «РБК» председатель совета директоров ОАО «Машиностроительный завод «ЗиО-Подольск» Владимир Овчар. — Особенно ярко это проявляется при поставках запасных частей и узлов для модернизации энергооборудования».

Алексей Плещев, замгендиректора ОАО «Энергомашкорпорация», сообщил журналу «РБК», что в начале 2005 года Рефтинской ГРЭС необходимо было отполировать ротор турбины. «Стоимость работ небольшая — 40 тыс. рублей, но сама ГРЭС заказать услугу не могла, поскольку подчинялась «Свердловэнерго», — поясняет г-н Плещев. -Но почему-то «Свердловэнерго» обратилось не на завод [«Уралэлектротяжмаш», входит в «Энергомашкорпорацию». - Прим. «РБК»], а к фирме-посреднику, с которой заключило договор на сумму 260 тыс. рублей. В свою очередь посредник направился в другую организацию и заключил еще один контракт, но уже на 120 тыс. рублей. И только эта последняя подписала договор на ремонт детали с заводом за 40 тыс. рублей». ГРЭС переплатила в 6,5 раз, резюмирует заместитель гендиректора «Энергомашкорпорации». «Наша служба безопасности обратилась к коллегам из «Свердловэнерго», указав им на махинации. Местные энергетики переслали информацию в Москву, непосредственно в РАО «ЕЭС России», — продолжает детективное повествование Алексей Плещев. -Правда, ответа оттуда так и не последовало». По всей видимости, такие схемы настолько типичны для региональных энергокомпаний, что в офисе Анатолия Чубайса предпочитают не преследовать менеджмент по мелочам. Собеседники журнала «РБК» также утверждают, что нередко победителю в конкурсе на строительство станции под тем или иным соусом предлагается вернуть его организаторам 25-30% от суммы заказа. Результаты же тендеров, проводимых РАО, буквально сразу становятся секретными. Немудрено, что производитель оказывается вынужденным закладывать в сметную стоимость оборудования 100-процентную рентабельность. «Заводы, производящие оборудование, по пальцам можно пересчитать, тут фактически отсутствует конкуренция, поэтому какую сумму ни назови — все прокатит», -объяснил представитель одной из компаний, производящей комплектующие для электростанций.

Больше, дальше, дороже

Если присмотреться к стройкам, которые финансирует РАО «ЕЭС России», то становится очевидным еще один конфуз. «Руководство РАО мало занималось прогнозированием спроса на электроэнергию, — считает Владимир Милов. — Иначе оно бы быстро пришло к тому, что нужно развивать мощности в Москве, Екатеринбурге, Перми и Челябинске». Вместо этого холдинг разворачивает строительство в энергоизбыточных регионах Сибири и Дальнего Востока.

О целесообразности возведения гидростанций на Дальнем Востоке можно дискутировать до бесконечности. «Гидропотенциал европейской части России освоен на 50%, а Дальнего Востока — только на 19%, поэтому если мы не будем развивать этот регион, то потеряем его», — комментирует ситуацию для журнала «РБК» директор института «Гидропроект» Кирилл Доценко. Еще одним аргументом в пользу гидроэнергетических проектов, по его словам, является обеспечение независимости от растущих цен на газ и другое топливо. Если же решить проблемы с сетями, то в перспективе электроэнергию с Дальнего Востока можно поставлять в европейскую часть России и на экспорт.

Но кому продавать электроэнергию, пока не решили. В 2003 году бывший советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов назвал строительство Бурейской ГЭС «аферой года». И дело даже не в баснословных затратах на ее сооружение (по данным НП «Гидроэнергетика России», проект оценивается в 3,3 млрд долларов). Просто после того как в строй был введен первый агрегат ГЭС, выяснилось, что спрос на вырабатываемую электростанцией энергию на Дальнем Востоке недостаточен. Ситуация со временем не изменилась — имеющиеся энергомощности в регионе не задействованы и на 30%.

В прошлом году был сдан в эксплуатацию четвертый блок из шести проектируемых. Вырабатываемую на нем энергию РАО рассчитывает поставлять в Китай и Корею. Действительно, китайцы выражают готовность покупать ее в достаточно больших объемах, но дешево, что опять-таки поднимает вопрос об окупаемости.

А РАО уже грезит о новых мегапроектах. Недавно Анатолий Чубайс заявил о намерении реанимировать идею возведения Туруханской ГЭС в Эвенкии. Возведение станции мощностью 12 тыс. МВт предварительно оценивается в 12,7 млрд долларов. Откуда брать деньги, энергохолдинг пока не знает. Аналогичная ситуация складывается и вокруг планов по созданию Южно-Якутского гидрокомплекса, озвученных в январе 2006 года, в составе которого могут появиться четыре ГЭС. Строительство, которое будет вести «дочка» РАО «ЕЭС России» — холдинг «ГидроОГК» — обойдется в 10,7 млрд долларов. Избытки электроэнергии опять же планируется продавать китайцам, корейцам и японцам…

Исчезнувшие миллиарды

Но на инвестиции из 6,2 млрд долларов абонентной платы, собранной РАО «ЕЭС России» за последние 7 лет, было направлено только 55%. Куда делись остальные деньги (около 2,8 млрд долларов) — очень сложный вопрос. Часть из них (около 350 млн долларов), как уже говорилось, пошла на поощрение интереса портфельных инвесторов к акциям энергохолдинга — на выплату дивидендов. «Не платить дивиденды тоже плохо, — уверен Владимир Милов из Института энергетической политики. — Акционеры заслуживают возврата своих средств, но энергохолдинг слишком усердствует». По его словам, перед компанией изначально была поставлена задача увеличивать капитализацию и стоимость акций. Менеджмент делал это, жертвуя инвестициями. Но такой политикой, считает президент НЭП, холдинг достиг лишь краткосрочного результата, и, чтобы его поддерживать, РАО будет вынуждено обеспечить постоянные высокие дивиденды. «Самое неприятное, что энергохолдинг требует немалых дивидендов и от своих «дочек». Он забирает у них чуть ли не половину прибыли, чтобы финансировать централизованный бюджет РАО, — утверждает Владимир Милов. -Поэтому инвестпрограмма региональных компаний также под ударом».

Затраты на аппарат — также значительная статья расходов РАО. В 2004 году только топ-менеджеры (члены правления и совета директоров) получили от компании 680 млн рублей (порядка 23 млн долларов): в среднем по 37,5 млн рублей на одного члена совета директоров и по 9 млн рублей — на члена правления. Кроме того, в первом полугодии 2005 года РАО «ЕЭС» потратило 3,5 млрд рублей на выкуп собственных акций для реализации опционной программы, преимущественно опять же среди членов правления. В 2005 году на оплату труда 827 сотрудников исполнительного аппарата РАО планировалось потратить 1,2 млрд рублей. Другими словами, каждый работник обходился компании как минимум в 4 тыс. долларов в месяц. «Много это, по российским меркам, или мало? -задается риторическим вопросом в беседе с журналом «РБК» зампредседателя комитета Госдумы по бюджету и налогам Игорь Игошин. — По-моему, много. Особенно на фоне событий, подобных аварии в Чагине, для предотвращения которой достаточно было заменить четыре трансформатора по 180 тыс. рублей».

Наконец, около 1 млрд долларов за 1999-2004 годы просто исчезло в недрах государственной казны в виде налога на прибыль энергохолдинга, которая за этот период составила примерно 136 млрд рублей. В результате значительная часть из почти 3 млрд долларов, которых с лихвой хватило бы на строительство, например, Богучанской ГЭС, ушла в песок, никоим образом не поучаствовав в модернизации отрасли. Теперь же Анатолий Чубайс просит от государства инвестиций в сектор на уровне 13-15 млрд долларов ежегодно, чтобы локальные проблемы энергетики не стали тормозом в экономическом развитии всей страны.

Как строит Анатолий Чубайс

В конце 2004 года РАО «ЕЭС России» запустило небольшую Сочинскую ТЭС с установленной мощностью 78 МВт

Несмотря на миниатюрность, станция обошлась в рекордную сумму- 5,47 млрд рублей. Ее строительство началось без утвержденной технической документации и неоднократно приостанавливалось из-за элементарных просчетов проектировщиков. Как утверждают участники рынка, оборудование для ТЭС закупалось по завышенным ценам, поскольку размер вознаграждения инженерного центра РАО «ЕЭС», выступившего заказчиком оборудования, был поставлен в прямую зависимость от суммы заключенного контракта. В итоге техника обошлась станции на 25% дороже отпускных цен поставщика. Один из участников тендера по отбору генподрядчика на сооружение станции, пожелавший остаться неназванным, рассказал журналу «РБК», что проект победителя конкурса (ФГУП «Технопромэкспорт») предполагал стоимость в 800 долларов за 1 кВт установленной мощности, но в итоге обошелся более чем в 2 тыс. долларов. Подобная ситуация наблюдается и на других объектах РАО. Строительство первого блока Калининградской ТЭЦ, пуск которого состоялся в ноябре 2005 года, стоило холдингу 450 млн евро (около 1,2 тыс. долларов за 1 кВт), а парогазовая установка (ПГУ)аналогичной мощности на Северо-Западной ТЭЦ — 750 млн долларов (1670 долларов за 1 кВт). Второй блок должен был заработать еще в четвертом квартале 2005 года, но его ввод в эксплуатацию был перенесен на конец 2006-го. Причины — спор с генподрядчиком (снова «Технопромэкспорт») о том, по какому курсу рубля проводить оценку импортного оборудования, и долгие переговоры с администрацией Санкт-Петербурга о проведении теплотрассы.

Финансовый голод «Мосэнерго»

По оценкам бывшего замминистра энергетики Виктора Кудрявого, дефицит мощности в столичном регионе за последние четыре года увеличился в 12 раз и сейчас составляет более 3 тыс. МВт. За это время «Мосэнерго» перечислило РАО «ЕЭС России» в виде абонентной платы свыше 20 млрд рублей — почти половину из 47,6 млрд рублей, торые компания теперь пытается в спешном порядке изыскать для начала массового строительства генерирующих мощностей. Ведь за 15 лет в «Мосэнерго» не было введено в строй ни одной новой станции!

Елена Шестернина, Владислав Серегин

Оригинал материала

«Журнал РБК», апрель