Итоги приватизации

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сергей Степашин купил в 1997 году дачу в Жуковке за 10 000 рублей

1089020690-0.jpg [...] Известно, что за проверку незаконно присвоенного у нас отвечает Счетная палата, а глава Счетной палаты Сергей Степашин в последнее время активно борется с прошлым: недавно Сергей Вадимович занялся изучением истории приватизации в России за последнее десятилетие. Сообщил о том, что приватизация прошла в 90% случаев «не по правилам». Как в воду глядел… (При этом, опять-таки заметим в скобках, пока на свет божий извлекаются пыльные папки из архивов, где-то в неясной «черной дыре» пропадают деньги, отпущенные, например, на восстановление Чечни. О пропавшем кредите МВФ в 4,8 млрд долларов, который Сергей Вадимович было начал искать, а потом почему-то бросил, — вообще умолчим.)

Понять на самом деле можно: идея потрясти олигархов нашла поддержку у большей части населения: дескать, давно пора отделить агнцев от козлищ.

Начали с Абрамовича. Все остальные владельцы крупных компаний схватились за голову: кто и когда окажется следующим? Правда, глава Счетной палаты оговорился, что основной массе бизнесменов ничего не грозит, и заверил, что «пересмотра итогов приватизации не будет». И выборочность подхода не смущает. В самом деле: кто старое помянет… Того могут вспомнить самого.

Давайте вспомним, чтоб восстановить хрупкий баланс сил между бизнесом и властью. Можно, конечно, сказать — масштабы не те. Не те. А принцип?

Сергей Степашин в интервью упоминал о том, что у него есть дача в подмосковной Жуковке. Для тех, кто не знает, — это поселок на Рублево-Успенском шоссе, где в прежние времена гнездилась советская номенклатура и который сейчас активно осваивает российская элита. В общем, повезло Сергею Вадимовичу: дача небольшая (всего 15 соток), зато в приятном окружении: соседи — люди известные. А совсем рядом с участком — ресторан «Царская охота».

Но есть по этому поводу несколько неясностей. Во-первых, дача эта не досталась Сергею Степашину в наследство. Он ее купил, как и многие российские граждане. Это — не вопрос, а преамбула. Вопрос составляет государственную тайну, поскольку отдельные несознательные элементы из числа бывших чекистов уверяют, что этот домик когда-то представлял собой конспиративную дачу КГБ СССР (а потом — и ФСБ). Наверное, клевещут и путают следы?

Только клеветой можно назвать рассказ о том, как Степашин в 1997 году, покинув пост директора ФСБ, пришел на прием к Альфреду Коху, который в то время был председателем Госкомимущества.

Сергей Вадимович якобы принес заявление с просьбой разрешить ему приватизировать (по остаточной стоимости — примерно 10 000 рублей) бывшую конспиративную дачу госбезопасности в Жуковке и якобы сообщил, что ФСБ не возражает. (Отметим, что агентства по торговле недвижимостью сейчас оценивают землю в этом районе более чем в 50 000 долларов за сотку.)

На днях мы позвонили Альфреду Коху и спросили: правда ли то, что рассказывают о приобретении дачи Сергеем Cтепашиным? «Правда», — ответил Альфред Рейнгольдович, а потом рассказал вот что.

— Как Сергей Степашин получил дачу?

— Он не получил, а купил ее.

— Когда?

— Кажется, в 1997 году.

— А как это происходило?

— Я деталей не помню.

— Не помните ли, сколько стоила дача?

— Я не помню тех цен. Но с точки зрения нынешних цен это, конечно, были копейки.

— И насколько это было законно?

— Ну я не знаю… Пусть юристы узнают. Я не готов это комментировать. (Смеется.)

Мы отправили Сергею Степашину письмо с просьбой подтвердить или опровергнуть все эти рассказы (может быть, и злонамеренные). Честно ждали ответа. Не дождавшись, попробовали выяснить судьбу нашего официального письма. Оказалось, что оно с резолюцией переправлено из приемной Степашина в службу информации и общественных связей Счетной палаты. А там — до сих пор собираются с мыслями…

Игорь Ковалевский

Оригинал материала

«Новая газета»