Итоги с Владимиром Гусинским

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Власть" , origindate::04.08.2000

Итоги с Владимиром Гусинским

Глеб Пьяных

Converted 10829.jpgНа прошлой неделе Владимир Гусинский дал принципиальное согласие продать свой бизнес в России. История "Медиа-Моста" на этом не закончится. История олигарха Гусинского -- может. И такой финал будет закономерным: проблема Гусинского в том, что бизнесмена в нем победил театральный режиссер.

За последние дни я говорил о Гусинском с очень многими хорошо знающими его людьми. Ни один не назвал его плохим бизнесменом. Да, тактические ошибки были, но стратегически все было правильно. До поры до времени.

Бомбила

Поначалу он не стремился к оригинальности, шел по самым проторенным бизнесовым дорожкам: до перестройки бывший театральный режиссер подрабатывал "бомбилой" на собственных "Жигулях", в середине 80-х зарегистрировал кооператив "Инфэкс" и занялся торговлей сигаретами и компьютерами, а заодно консалтингом по вопросам бизнеса. Тогда он и познакомился с будущим банкиром Борисом Хаитом, в то время тоже занимавшимся консалтингом. Но хаитов консалтинг выгодно отличался от многих других: Хаит был вхож к Лужкову. Сойдясь поближе, Хаит и Гусинский учредили в 1989 году СП "Мост", иностранным партнером которого стала известная американская консалтинговая фирма "Арнольд и Портер". В 1991 году СП "Мост" при поддержке мэрии Москвы учредил "Мост-банк". А уже в 1992 году все "Мосты" были объединены в холдинг "Группа Мост", в котором почему-то уже не было никакого иностранного капитала. Пресс-служба "Моста" скупо сообщает, что доля американцев "была выкуплена по номиналу". Нормальное дело для российского предпринимательства начала 90-х.

При растущем курсе доллара банки прекрасно зарабатывали, дружба с Лужковым тоже приносила плоды, и вскоре Гусинский был уже в большом порядке. Это в материальном плане. Но не в моральном. Хотелось чего-то большего, чем просто быть удачливым по российским меркам банкиром. Наверное, тогда Гусинский не совсем понимал, зачем ему нужны СМИ. Да на всякий случай!

В 1993 году "Группа Мост" учредила газету "Сегодня". Вскоре Евгений Киселев и Олег Добродеев, ушедшие с первого канала, попросили Гусинского поддержать проект "Итогов". По мостовской легенде, Владимир Александрович только глянул на этих ребят и сразу решил делать телеканал. На самом деле Гусинский сначала поддержал лишь "Итоги", которые в 93-м вышли на 5-м (петербургском) канале.

А телеканал НТВ -- это была долгая история. Судьбоносный указ Бориса Ельцина о передаче НТВ шестичасового вещания на 4-м канале пробил Шамиль Тарпищев по просьбе близкого ему банкира Александра Смоленского, который стал одним из спонсоров проекта. Другими спонсорами были банкиры Владимир Виноградов и Олег Бойко. Свое спонсорство они оформили в виде кредитов каналу (говорят, просто опасались выступить учредителями непонятного новшества). Спонсором стал, конечно, и Гусинский. Но он-то не побоялся стать учредителем. И оказался прав. Через год он вернул партнерам кредиты и оказался хозяином перспективного бизнеса.

Гусинский сумел выстроить эффективную систему управления телеканалом. Он подобрал журналистам Добродееву и Киселеву начальника -- холодного и расчетливого Игоря Малашенко, бывшего политического директора телеканала ОРТ. В принципе, эти топ-менеджеры "Медиа-Моста" так и остались чужды друг другу. Например, весь свой последний год на НТВ Добродеев просто не разговаривал с Малашенко. Однако хозяин НТВ сумел спаять из этих людей очень эффективную команду, по крайней мере, на пять лет. Он навязывал им своеобразный коллективизм -- даже старался, чтобы его сотрудники жили рядом. Несколько высокопоставленных менеджеров "Мост-медиа" поселились в новостройке на Лесной улице, завели дачи в котеджном поселке Чигасово, а виллы -- в поселке Сотогранде в Испании.

Команда, собранная Гусинским, быстро сделала лучшее в России телевидение. Это в конце концов Гусинского и погубило.

Продавец влияния

Converted 10830.jpg

Гусинского не устраивал статус банкира, ему надо было стать общественным деятелем

Решающим для Гусинского стал, конечно, 1996 год. После победы Ельцина все приложившие к этой победе руку уверовали в силу политических технологий. Скорее всего уйти с головой в медиа-бизнес Гусинский решил именно тогда.

Еще в начале 96-го он вместе с Newsweek начинает издавать "Итоги". Потом покупает лучшую новостную радиостанцию "Эхо Москвы". К началу 97-го в медиа-империи Гусинского шесть основных частей: НТВ (уже получившее в награду за выборы 4-й канал целиком), НТВ+, радиостанция "Эхо Москвы", газеты "Сегодня" и "Семь дней", журнал "Итоги".

27 января 1997 года Гусинский ушел из "Мост-банка" и "Группы Мост" и стал гендиректором ЗАО "Медиа-Мост". Говорят, что в "Группе Мост" считали "Медиа-Мост" игрушкой Гусинского и якобы предложили ему выбирать между банком и СМИ. Сам Гусинский это отрицал. Но выбрал СМИ. Он верил в будущее издательского холдинга больше, чем в будущее "Мост-банка". А кроме того, за годы, проведенные в бизнесе, он очень быстро понял, что для Запада бизнесмен из России -- никто, а независимый медиа-магнат -- фигура.

Но Гусинский начинал делать холдинг вовсе не для того, чтобы стать оппозиционером. Он реально хотел зарабатывать деньги. И сумел сделать прибыльными и НТВ, и "7 дней", и "Эхо Москвы", и множество проектов. Но очевидным коммерческим провалом стала газета "Сегодня". Много денег было потрачено на НТВ+ (правда, у этого проекта еще есть запас времени -- Гусинский отводил пять лет на достижение им окупаемости, а "Сегодня" должна была стать окупаемой в 1998 году). Прибыль не покрывала расходов, и Гусинский влез в долги. С точки зрения бизнеса -- абсолютно нормальная ситуация. Все так живут. Гусинский был прав еще и в том, что не держал все яйца в одной корзине. Он брал кредиты на ЗАО "Медиа-Мост", а телекомпания НТВ оставалась независимой от этого ЗАО и этих долгов. С одной стороны, это оформленная готовность в любой момент кинуть кредиторов. С другой, так поступали все крупные бизнесмены страны, и поступи Гусинский иначе, он оказался бы просто неделовым человеком.

Отношения с властью у него испортились после проигранной (вместе с Березовским) битвы за "Связьинвест". По свидетельству очевидцев, Гусинский чувствовал себя несправедливо обиженным. Он требовал компенсации, но лишь вызвал раздражение властей.

Вот тогда Гусинский и начал применять новую схему получения кредитов. Уже второй год подряд кремлевские чиновники обвиняют "Медиа-Мост" в том, что тот занимался "шантажом" -- получал кредиты в обмен на обещания "не наезжать" на кредитующие структуры. Именно так он якобы получал деньги от "Газпрома". Это просто вульгарная трактовка классической технологии медиа-бизнеса. Да, Гусинский лоббировал множество разных вопросов, важных для того же "Газпрома". В крайнем случае можно сказать, что "Медиа-Мост" торговал влиянием. А зачем еще нужно влияние? В таком свете долги "Медиа-Моста" выглядят иначе. Еще год назад их можно было не отдавать, а бесконечно реструктурировать. А раз так, то никакие это были не долги, а "Мост" -- никакой не банкрот.

Это могло длиться сколько угодно, если бы Гусинский "продавал влияние" только коммерческим или полукоммерческим структурам. Если бы остался бизнесменом. Но напомнила о себе потребность в режиссуре. Его взволновал новый сюжет: "семья", отождествившая себя с государством.

Режиссер

Converted 10831.jpg

После выборов Гусинский сетовал: "Сколько денег в Гришу вложено - и все зря!"

Наверное, в какой-то момент Гусинскому показалось, что он сможет назначать исполнителей главной роли в стране. У него было трое кандидатов: Лужков, Примаков и Явлинский (именно в такой последовательности, хотя Явлинского Гусинский полюбил гораздо раньше и искреннее, чем первых двух). Он счел, что лучшее в России телевидение хотя бы одного из них сможет сделать президентом страны.

Это стало роковой ошибкой. С появлением Путина шансы Лужкова и Примакова обнулились. Главным режиссером страны оказался Валентин Юмашев, а основными сценами -- ОРТ и РТВ.

Говорят, что Гусинский до последнего момента сохранял отчаянную веру в Явлинского. Некоторые аналитики считали, что народ так боится Путина, что у Явлинского есть пусть призрачный, но шанс. Рассказывают, что после выборов Гусинский с горечью бросил: "Сколько денег в Гришу вложено -- и все зря!" Может и придумали, но точно известно одно: в этой игре Гусинский рискнул по-крупному и по-крупному проиграл.

Самое интересное здесь вот что. Все три его героя мигом вписались в новую реальность. А он -- нет. Даже обидно, хотя вполне объяснимо. Новая реальность отбирала у него то место, за которое он столько лет боролся.

В Кремле утверждают, что после выборов Гусинский интересовался, чего от него хотят победители за добровольную сдачу. Оказалось, что хотят все -- весь бизнес "Медиа-Моста". По законам политического бизнеса, они были в своем праве. Ведь Гусинский тоже хотел получить "все" или очень много. И получил бы. Да вот только кандидаты его проиграли.

Разумеется, Гусинский не мог добровольно сдать бизнес, в котором прожил самые яркие годы своей жизни. Он должен был использовать свой последний шанс -- поставить оппозиционную драму. Кто мог предположить, что дело кончится Бутыркой?

Обыватель

Converted 10832.jpg

Гусинский выходил из тюрьмы с видом победителя, но близким признался, что она оказалась для него страшным шоком

Борьба длилась полгода. Победил, разумеется, Кремль. Гусинский вышел из тюрьмы внешне несломленным и очень агрессивным, но одному из близких людей рассказал, что Бутырка оказалась для него страшным шоком. Особенно первая ночь: "Я смотрел в потолок и все еще не мог поверить, что такое возможно. Ко мне еще не пустили адвоката, я был полностью изолирован и не мог даже предполагать, что там происходит, за стеной. К утру я понял, что это очень даже возможно -- вот так просто могут вызвать в прокуратуру и сказать: 'Вы арестованы'".

После освобождения давление на Гусинского не прекращалось. Запрет на выезд к семье, постоянные вызовы на допросы, продолжающиеся обыски, арест личного имущества -- это все быстро изводит. И вдруг дело прекращается, его отпускают в Испанию и даже как бы ничего за это не требуют.

Если так все и было -- это довольно тонкий ход. Гусинский не мог не испытывать благодарности и одновременно не мог не понимать, что все повторится, если он эту благодарность не выразит.

Через пару дней после отлета Гусинского в Испанию оттуда пришла благая весть для многих российских дельцов. Как писала "Власть" в прошлом номере, в России сейчас много охотников до империи "Медиа-Моста". Гусинский выразил готовность продать свой бизнес в России. Весть пришла в очень интересной форме. Зампред правления "Моста" Андрей Цимайло на встрече с гендиректором "Газпром-медиа" Альфредом Кохом заявил, что продажа холдинга "Медиа-Мост" "возможна" за $350 млн. Кох ответил, что "речь вряд ли может идти о сумме, больше 100 миллионов". Об этих переговорах сообщила во вторник газета "Коммерсантъ". На следующий день Альфред Кох официально заявил, что содержание публикации не соответствует действительности. Но не указал, в чем конкретно не соответствует. Источники Ъ в "Газпроме" подтвердили, что "Коммерсантъ" абсолютно верно передал ход переговоров, однако, по их словам, "Кох был вынужден" сделать свое заявление, потому что "ему-то надо вести переговоры".

Те же источники полагают, что Гусинский по-прежнему не хочет продавать свою медиа-империю. Он заломил "невероятную" цену в $350 млн для того, чтобы ситуация зашла в тупик. А силовых действий со стороны российских властей он в Испании, разумеется, не опасается. Между тем телекомпания НТВ и все ее сотрудники остались в России. Поэтому, по данным источников Ъ, с ними уже "начата работа попеременно кнутом и пряником". Цель работы -- заставить сотрудников "Медиа-Моста" "помочь Гусинскому продать холдинг 'Газпрому'".

В принципе, российские власти обладают достаточным административным ресурсом, чтобы добиться своей цели. 3 августа New York Times написала, что замглавы администрации Путина Владислав Сурков уверен в том, что в обмен на долги весь холдинг может быть передан "Газпрому" и что переговоры уже близки к завершению. "Медиа-Мост" опроверг эту информацию. А что ему оставалось делать?

Почем продадут НТВ, уже неважно. Важно, что после продажи Владимиру Гусинскому останется лишь одна роль -- богатого европейского обывателя. Вроде бы не самый грустный финал для биографии российского бизнесмена. Но именно этого финала Гусинский и пытался избежать изо всех сил.