Их укрывали джунгли

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Их укрывали джунгли 40 лет назад, в феврале 1965 года, во время визита председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина в Ханой, было подписано историческое соглашение об оказании военной помощи Вьетнаму в борьбе с американской агрессией. С этого момента Советский Союз фактически вступил в войну против США, которая продолжалась почти восемь лет. Сейчас Вашингтон и Москва предпочитают не вспоминать об этом неприятном периоде в их отношениях. Но помнят ветераны.

" " Для многих россиян та война остается малопонятной или почти неизвестной. Не только потому, что в советские годы о нашем участии приказано было молчать. Но и потому, что в новейшее время по разным причинам к ней весьма редко обращают свое внимание политики и пресса. Между тем это часть нашей истории. Того периода, когда мир опасно балансировал на краю пропасти. По мнению некоторых историков в США, то противостояние двух систем было куда страшнее Карибского кризиса, разразившегося тремя годами раньше. Из публикуемых ниже отрывков, взятых из рассказов очевидцев и участников вьетнамской войны, возникает правдивая картина тех событий. Командировка в Ханой 14 августа 1965 года меня вызвал начальник Генштаба маршал Советского Союза М.В. Захаров. Он сказал, что нас ждет министр обороны маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский. Обращаясь ко мне, министр сказал: “Ваша дивизия на хорошем счету, и вы, как ее командир, достойны для выполнения очень ответственного задания за пределами СССР. Вам поручается руководство ограниченным контингентом военнослужащих, направляемых во Вьетнам (ДРВ). Решение об оказании помощи принято, и вы должны вылететь в Ханой”. В этот момент у советского командования не было единой точки зрения на развитие и характер боевых действий армии США. Не исключалась высадка американского десанта. Поэтому руководителем группы был назначен общевойсковой генерал, а не специалист ПВО. Если бы на территории Северного Вьетнама развернулись активные боевые действия, Советский Союз, несомненно, направил бы туда своих специалистов – представителей Сухопутных войск. Но эшелоны с техникой и оружием во Вьетнам уже шли, и там уже находились наши ракетчики. В борьбе с авиацией США были задействованы 2 зенитно-ракетных полка. На их счету было уже несколько десятков сбитых самолетов. К августу господство США в воздухе и безнаказанность бомбардировок закончились. Потеряв в боях десятки самолетов, сбитых советскими ракетами, американцы стали летать при походе к цели на предельно низких высотах (100-200 м) и становились легкой мишенью для вьетнамских зенитчиков. За два года с июня 1965-го при непосредственном участии советских воинов было сбито свыше 2 тысяч самолетов различной модификации, включая четыре “летающих крепости” В-52. Генерал-майор Григорий Белов С полигона Капустин Яр В феврале 1965 года наш полк, располагавшийся в Бакинском округе ПВО, был посажен в эшелон и отправлен на полигон Капустин Яр для получения техники. Мы получили новейший зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) С-75 “Десна”, переоборудованный из 6-кабинного в 3-кабинный. Он был оснащен ракетами первого поколения В-750. Стрельбы показали, что наведение ракет идет идеально, с нулевым промахом. Затем погрузились на платформы. В маршрутном листе был указан Хабаровск. Только на пограничной станции Забайкальск стало ясно, что впереди - Китай. Через 10 суток были в Пекине, а еще через двое – во Вьетнаме. Первую огневую позицию оборудовали под Ханоем среди рисовых чеков. Для маскировки использовали сетки. Самые интенсивные удары американцы наносили по воскресеньям. Выходным днем для них был понедельник. Накануне в субботу в мою батарею прислали молодого солдата Виталия Смирнова. Скоро доложили об обнаружении цели. Самолеты шли с севера. Но экраны были забиты помехами, и стрелять было бессмысленно. Тут раздался крик. На расстоянии 1,5-2 км я увидел черный силуэт “фантома”, который летел низко над горами. Через секунду такой же самолет появился с запада. Последовали три мощных взрыва. Загорелся боковой отсек ракеты, выливалось топливо. Через секунду ракета взорвалась. Самолеты ушли безнаказанными. Смирнов получил два осколочных ранения – в бок и ногу. Его отправили в Ханойский госпиталь. Из Москвы вызвали хирургов, чтобы сделать операцию по пересадке почки. Но она прошла неудачно. 24 октября Виталий скончался. Это был первый “груз-200”. Генерал-майор Юрий Демченко Засада В начале августа 1965 года наш дивизион получил новую задачу – совершить скрытый марш по дороге № 1 и развернуться в южной провинции Тханьхоа. Самолеты в этой части ДРВ летали, как у себя дома. По крайней мере, так говорили жители провинции, которые встречали нас по прибытии. Дивизион завершил трехсуточный переход и развернулся боевым порядком. Действительно, недостатка в целях не было. Решили стрелять по первой же цели. Выпустили пять ракет: по одной группе самолетов – три, по другой – две. Одна ракета осталась как резерв. Были уничтожены два палубных штурмовика A-16D. Оба пилота взяты в плен. Ими оказались командир эскадрильи и его заместитель с авианосца “Мидуэй”. На допросе они показали, что, по данным из разведки, в этом районе не должно было быть советских ракетных комплексов. Поэтому летели уверенно и спокойно. После боя мы свернулись и укрылись в джунглях. Полковник Владислав Константинов Они летали из Таиланда Вьетнамцы учились быстро и буквально рвались к самостоятельному управлению ЗРК. Одному расчету мы устроили экзамен в горах. Там нас основательно донимали удары с малых высот. Возможностей для скрытого подхода авиации – хоть отбавляй. Лощины, горные хребты, долины рек… К тому же над этими районами постоянно кружили самолеты-корректровщики, прилетавшие из Таиланда. В тот день такой самолет управлял налетами американской авиации, ставил мощные помехи и вел радиолокационную разведку. Командование ПВО поручило нашему 238-му зенитно-ракетному полку сбить этот самолет. Нашли в горах небольшое плато, куда с большим трудом по бездорожью втащили установку. Как нам это удалось, уму непостижимо. Но к утру заняли позицию. Долго ждали, и самолет-разведчик появился. На экране цель как на ладони. Одного пуска хватило, чтобы ее уничтожить. Целый день американские штурмовики утюжили окрестные горы в поисках дивизиона, но безуспешно. Полковник Анатолий Заика Бамбуковые ракеты Четыре самолета, шедшие на нас плотным строем на высоте 3 тысяч метров, сбиты тремя ракетами. Такого еще не бывало. Это произошло 11 августа 1965 года в деревне Зашон провинции Ниньбинь. Первый бой и первая победа 61-го дивизиона. Американцы обозлились. Они сносили все, что походило на засаду. Крестьяне помогали армии. Они наловчились делать ракеты из бамбуковых прутьев и обтягивать их циновкой. Выкрашенные известью, эти изделия имели парадный вид и сверху мало отличались от настоящих. С помощью веревок макеты “управлялись” из глубокой траншеи. Американские летчики не сразу поняли, что их дурачат. Одна волна воздушных ударов следовала за другой. Наш дивизион незаметно ушел из опасного района. А вьетнамские зенитчики сбили еще три самолета, продолжавших наносить мощные удары по ложным целям. Разобрались только на третий день. Но оставалось загадкой, откуда же стартовали боевые ракеты. “Голос Америки” затем сообщал: “В Северном Вьетнаме применен новый тип советских ракет класса “земля – воздух”, которые могут вести огонь из-под Ханоя по самолетам, летающим вдоль 17-й параллели”. Гвардии ст. сержант Николай Колесник “Летающая крепость” В 1967 году наш 238-й зенитно-ракетный полк вел бои в южных районах ДРВ (близ 17-й параллели) в провинции Куангбинь, бассейн реки Бенхай. Главной задачей была борьба со стратегическими бомбардировщиками В-52, имевшими бомбовую нагрузку 27 т, максимальную скорость более 1000 км в час и потолок 15 500 м. Базировались они на тихоокеанском о-ве Гуам и на авиабазе Утапао в Таиланде. С апреля 1966 года они регулярно наносили бомбовые удары по южным провинциям. В воздухе там господствовала американская авиация, поэтому приходилось действовать из засад. 17 сентября огнем нашего полка впервые были сбиты два В-52. По первому бомбардировщику были выпущены две ракеты, по второму – одна. Самолеты упали в районе демилитаризованной зоны на территории Южного Вьетнама. 23 октября над Ханоем было сбито 10 самолетов, в том числе палубный истребитель майора Джона Сиднея Маккейна. Пилот “голубой крови”. Его отец, адмирал Джон Маккейн, командовал военно-морскими силами США в Европе, дед в период Второй мировой войны – всеми американскими авианосцами в Тихом океане. Сбитый ас показал, что служил на авианосце “Форрестол” и в июне чуть не погиб по время пожара на борту после взрыва неисправной ракеты. Его перевели на “Орискани”, откуда он и совершил свой последний 23-й рейд на Ханой. “Вокруг Ханоя, - рассказывал Маккейн на допросе, - очень плотный и точный огонь. Ракеты “земля – воздух” бьют довольно точно. Я был уже у цели, когда их увидел. Потом – удар потрясающей силы. Теперь плен…” Полковник Борис Воронов Быстрое течение “Двины” Уже к 1966 году американцы установили аппаратуру мощных радиопомех на своих самолетах, что привело к снижению эффективности огня ЗРК. Если в начальный период на каждый сбитый самолет приходилось 1–2 ракеты, то в 1966-м расход возрос до 3–4. Пленные летчики сообщали, что они изучили комплекс досконально, получив “опытный образец” из Израиля. Израильтяне захватили “Двину” во время войны с Египтом. Стало ясно, что СА-75 “Двина” нуждается в модернизации. Был случай, когда близ Ханоя выпустили 8 ракет, и все они упали после старта. Вьетнамцы заявили полковнику Гончарову: “Вы дали нам старые ракеты, выслужившие срок. Их привезли из Польши, Чехословакии, ГДР, перекрасили на арсенале в Иркутске (какая осведомленность!) и отправили нам”. Но вскоре убедились, что причиной неудач являются радиопомехи по каналу управления ракетой. Модернизированная “Двина” стала совсем иной. Граница зоны поражения была снижена до 300 м, а по дальности увеличена до 5 км. До 30 секунд было сокращено время боевой готовности. Введена система “ложный пуск”, помогавшая уводить самонаводящиеся ракеты “Шрайк” в сторону. В результате “Двина” стала способной сбивать самолеты всех типов (кроме SR-71). Генерал-лейтенант Марк Воробьев Ослепший “Шрайк” “Шрайк” (в переводе – “сорокопут”) предназначался для уничтожения наших ЗРК. Головка самонаведения была настроена на сигналы радиолокаторов СА-75 и вела к ним по их собственному лучу. На подлете срабатывал дистанционный взрыватель, и десятки тысяч металлических кубиков прошивали насквозь все, что находилось на поверхности. Если ракетчики засекали момент пуска с самолета, то выключали передатчик, и “Шрайк” лишался путеводного луча. В таких случаях он летел куда угодно - в поле, за реку, в жилые кварталы Ханоя. Одна из таких ракет угодила в угол здания советского посольства. По счастью, жертв не было. Однажды вьетнамцы извлекли из болота “Шрайк” в целом виде. Сбитый самолет не успел его выпустить во время полета. Двигатель извлекли, и наши специалисты получили возможность достать образцы ракетного топлива, чтобы первым же бортом отправить их в Москву. Все понимали, что Вьетнам – это огромный испытательный полигон для оценки в боевых условиях тактико-технических характеристик того или иного оружия, против которого ученые тут же разрабатывали контроружие. Ст. лейтенант-инженер Александр Аносов По официальным данным, во время войны с 5.08.1964 г. по 31.12.1972 г. над территорией Северного Вьетнама был сбит 4181 американский самолет, в том числе: зенитной артиллерией – 2568, истребительной авиацией – 320, зенитными ракетами – 1293, из них 54 стратегических бомбардировщика В-52 (90%). С 1965 г. по 1972 г. во Вьетнам было поставлено 95 ЗРК СА-75 “Двина” и 7658 ракет. Это была не только война двух систем. Это было серьезным столкновением американского и советского оружия." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации