И. О. Генпрокурора Под Подозрением

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Юрий Бирюков принимал самое непосредственное участие в "блокировке" следствия по делу "Трех китов"

1150438329-0.jpg Продолжается расследование обстоятельств приведших к возобновлению дела о контрабанде мебели и, возможно, к отставке генерального прокурора России Владимира Устинова. В четверг мы предположили, что именно «мебельное дело» стало причиной отставки всемогущего генпрокурора. Сегодня это предположение можно дополнить: именно отставка позволила начать реализацию «мебельного дела» — арестовать пятерых главных участников контрабандной цепочки.

Предположение в четверг о том, что отставка Владимира Устинова связана с «мебельным делом», находит косвенное подтверждение. Как выяснилось, следователь Владимир Лоскутов, который объявил о реанимации этого дела, занимается им уже с 2002 года (по некоторым сведениям, его назначил лично Владимир Путин). Уже тогда у него было все, что нужно для ареста фигурантов. Но он не мог этого сделать до тех пор, пока во главе прокуратуры стоял Устинов.

В четверг «Известия» связались с Владимиром Лоскутовым, однако он отказался от комментариев. Тем не менее не исключено, что, сказав накануне о том, что без президента расследование не продвинулось бы, он имел в виду именно отставку Устинова.

Теперь многие говорят о скорой отставке первого заместителя Устинова, ныне исполняющего обязанности генпрокурора Юрия Бирюкова. Дело в том, что, по словам участников «мебельного скандала», он принимал самое непосредственное участие в «блокировке» следствия. В частности, судья Ольга Кудешкина утверждает, что Бирюков через председателя Мосгорсуда Ольгу Егорову оказывал давление на суд над Павлом Зайцевым.

Уже в четверг на весьма статусной встрече министров внутренних дел, юстиции и генеральных прокуроров стран «большой восьмерки» государево око представлял не Бирюков, а заместитель генпрокурора Александр Звягинцев.

В четверг «Известия» связались со следователем Павлом Зайцевым. По его словам, расследование дела о «Трех Китах» тормозилось в Генпрокуратуре и в ФСБ.

- 22 ноября 2000 года один из свидетелей показал, что противодействие расследованию пытался оказать некий Жуков, — рассказал Павел Зайцев. — Как я потом узнал, это помощник руководителя департамента экономической безопасности ФСБ. В тот же день к нам приехал прокурор Горшков из Генпрокуратуры с требованием забрать уголовное дело. Приехал даже без документов на то, чтобы дело передать в Генпрокуратуру. Документы в Генпрокуратуре срочно подписывали и отправляли нам по факсу. Позже, уже на суде, первый замначальника Следственного комитета (к тому времени уже бывшего) генерал Новоселов рассказал в суде о материалах прослушивания фигурантов по «мебельному делу». Вот его слова: «Они говорили, что в Генпрокуратуре у них все схвачено и что вскоре сотрудники прокуратуры заберут дело из Следственного комитета к себе, за что им уже заплачено, и будут ментам мазать лоб зеленкой». Кроме того, я представил и сделанную мной запись моего разговора со следователем Генпрокуратуры Горшковым, который вел мое дело. Он говорил, что я — жертва интриг и что его руководителю за прекращение дела о контрабанде обещано генеральское звание. Я начал жаловаться на Генеральную прокуратуру во все инстанции — в Госдуму, в администрацию президента.

Чтобы разобраться со странным делом, была сформирована межведомственная экспертная группа из представителей Генпрокуратуры, Государственного таможенного комитета и Следственного комитета при МВД России. Вывод комиссии: дело о контрабанде Генпрокуратура прекратила незаконно. Вот что писал бывший тогда министром внутренних дел Борис Грызлов в июне 2001 года Владимиру Устинову: «Как свидетельствуют результаты оперативно-технических мероприятий, для нейтрализации работы следователей и оперативных сотрудников члены преступного формирования использовали сотрудников центрального аппарата Генеральной прокуратуры для прекращения расследования дела, опорочения полученных доказательств с последующим увольнением сотрудников из органов внутренних дел и возбуждения против них уголовного преследования…».

Однако в Генпрокуратуре продолжали утверждать, что преследование Павла Зайцева законно, а контрабандистов — нет. Именно это противостояние привело к назначению на дело Владимира Лоскутова.

Но в течение 4 лет Лоскутову, мягко говоря, не помогали. И сильнее всех, по данным наших источников, не помогали Устинов и Бирюков.

Владимир Перекрест

Оригинал материала

«Известия» от origindate::16.06.06