И будет Вам счастье. Шаповалов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Арбитражном суде Новосибирской области 7 марта началось рассмотрение необычного дела - иска известного новосибирского ученого-палеонтолога Игоря Глебова к новосибирской областной таможне. Сотрудники этой службы запретили ученому в сентябре 2000 года продать в США 80 килограммов бивней мамонта.

Это уже не первый конфликт между ученым и таможенниками. Железнодорожный суд Новосибирска в ближайшем времени будет рассматривать обвинения в адрес Гребнева со стороны Новосибирской прокуратуры: она считает, что Гребнев, вывозя собранные им экспонаты за границу, прибегал к подлогу документов.

Ученый Игорь Гребнев - создатель пока единственного в России частного палеонтологического музея, зарегистрированного как общественная организация "Музей естественной истории". Палеонтолог рассказал корреспонденту Страны.Ru, что идея начать коллекционировать кости ископаемых животных возникла у него после того, как он, тогда еще простой сотрудник Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН, в 1992 поучаствовал в выставке в японском городе Саппоро. Выставленный там скелет мамонта, изготовленный Гребневым, имел потрясающий успех. Выставку в Саппоро, сравнимого по размерам с родным Новосибирском, за короткий срок посетили ни много ни мало 1,5 миллиона человек.

В России же такие "кости" мало кому были нужны. В Кузбассе, например, при добыче угля выкидываются десятки скелетов мамонтов и даже уцелевших в мерзлоте мумий. А в Верхней Минусе (Красноярский край) при добыче известняка, используемого при покрытии дорог, "в расход" идут окаменелые отпечатки - при том, что единственное подобное "палеонтологическое" месторождение в мире есть только в Шотландии. Видя такой контраст Гребнев, наверное, и решил попробовать "экспортировать" находки. Институтское начальство идею Глебова не поддержало, и он стал работать индивидуально, начиная создавать и "раскручивать" свой музей.

Физически музей находится на базе палеонтологического кружка одного из новосибирских клубов юных техников. Кружком, кстати, руководит супруга Гребнева. Значительная часть экспозиции хранится в подсобных помещениях кружка, другая часть - у Гребнева дома. В будущем, мечтает ученый, в Новосибирске для музея будет построено специальное здание. Причем частные палеонтологические музеи - это общемировая практика. Например, самый крупный в мире палеонтологический музей, Нью-Йоркский, тоже частный.

В 1994 году Игорь Гребнев получил лицензию Геологического комитета по недропользованию Новосибирской области, позволяющую ему как физическому лицу заниматься изысканием палеонтологических ресурсов. Дело в том, что с точки зрения закона статус останков ископаемой фауны такой же, как у полезных ископаемых. Их добыча регулируется законом "О недрах". При этом результаты поисков автоматически становятся собственностью ученого.

В коллекции Гребнева около 6000 костей. Из них уже собраны несколько скелетов мамонтов, бизонов и даже трех миниатюрных травоядных динозавров, которые называются пситтакозавры. Скелеты этих динозавров - уникальные для России экземпляры: в Москве и Питере есть только пситтакозавры, привезенные из Монголии или Америки. Есть у Гребнева также остатки шерстистого носорога, зверопода и акульи окаменелости.

Через четыре года работы в разных уголках Сибири Гребнев решил заняться рекламой своего музея за рубежом. Для этого он организовал, например, собственный сайт, рассказывающий о коллекции. Высылка экспонатов за рубеж потребовала новые лицензии - Министерства культуры, получать которые уже нужно было для каждой новой посылки.

Также перед отправкой "костей" за рубеж каждая посылка проходит министерскую экспертизу на предмет стоимости экспонатов. Если бы стоимость какой-либо посылки превысила 10 тысяч долларов, Гребнев смог бы продать ее за рубеж только зарегистрировав юридическое лицо, получив лицензию Министерства экономики и развития (ведь это была бы внешнеэкономическая деятельность) и подтверждающую право собственности справку из комитета геологии. Однако все посылки Гребнева были недорогими.

За два года, 1998 и 1999, Гребнев через курьерскую почту DHL International выслал за границу - в США, Великобританию, Германию, Испанию, Японию и Нидерланды - 42 посылки. Адресатами посылок Гребнева были музеи, коллекционеры и ученые. Среди музеев - такой известный, как "Зоологический и биологический парк" штата Южная Каролина (город Колумбия). Обычно посылки содержали бивни мамонта, зубы и другие кости мамонтов, а также несколько камней с отпечатками древних предков акул. Причем не всегда посылки высылались с целью продажи: они обменивались на аналогичные экспонаты. Например, Игорь Гребнев выменял зубы мамонтов с американского континента, отличающихся от зубов сибирских мамонтов, кости древних рыб, динозавров. Из Испании Гребневу прислали древнюю морскую звезду, а из США - зубы древних акул и американского мастодонта (вымершего слона), трилобитов (древних ракообразных) и прочих ископаемых, которых в России просто нет. Ученый также "по бартеру" получал редкую палеонтологическую литературу или химикаты для новых обработок костей. Некоторые посылки Гребневым не продавались, а высылались на время. Например, Гребнев посылал в Англию для изучения отпечатки ископаемых рыб, а зубы мамонта в США - на датировку.

В январе 2000 года для Гребнева прозвенел "первый звоночек". Западно-Сибирская оперативная таможня задержала посылку в 20 килограммов бивня мамонта, предназначенную живущему в США косторезу. Он должен был сделать из бивней шахматы, несколько готовых комплектов оставить себе, а остальные вернуть Гребневу. У таможни возник вопрос - почему Гребнев, будучи зарегистрирован как частный предприниматель и будучи учредителем юридического лица - "Музея естественной истории", - рассылает свои посылки как простое физическое лицо? Между тем, по мнению Гребнева, он и не обязан был этого делать, ведь посылки были недорогими и зарегистрированным юридическим лицом пользоваться было необязательно.

Расследование продолжалось четыре месяца. Гребневу удалось убедить таможенников в своей правоте. Тогдашний начальник Западно-Сибирской оперативной таможни полковник Емельянов подписал постановление о прекращении дела. Бивни вернули Гребневу, после чего он спокойно послал его адресату. А издержки за проведение экспертизы Западно-Сибирской таможенной лабораторией в размере 1540 рублей были компенсированы из федерального бюджета.

Между тем ущерб, причиненный Гребневу, а по большому счету, престижу всего Новосибирска, гораздо больше. В эти четыре месяца, которые продолжалось разбирательство, контакты ученого с зарубежными партнерами были прерваны. Поэтому Гребнев, например, не смог воспользоваться приглашением бразильского правительства поучаствовать в выставке в Сан-Паулу, посвященной 500-летию открытия Америки. По идее бразильцев, Гребнев должен был предоставить принадлежащий ему скелет мамонта. Однако ни участие в выставке, ни продажа скелета мамонта, вырученные деньги от которого Гребнев собирался направить на развитие музея, не состоялись.

Кроме того, вскоре на Западно-Сибирской оперативной таможне поменялось руководство, и бывшие подчиненные Емельянова решили продолжить "разборки" с палеонтологом. Осенью 2000 года таможня, на этот раз Новосибирская, задержала посылку с 80 килограммами костей мамонта, адресат которой опять находился в Германии. Причем взамен неотправленной посылки археолог уже получил от немецких коллег 3 посылки с костями других животных, книгами и видеокассетами. На апелляцию Гребнева к решению полугодичной давности таможенники ответили просто: "Емельянов у нас больше не работает". По мнению палеонтолога, таможенники "просто зарабатывают звезды себе на погоны. Им нужно громкое дело, и они его нашли".

Впрочем, у таможенников другое мнение на "палеонтологическое дело". Их эксперты оценили посылку в 60 тысяч дойчмарок, что, конечно, существенно выше 10 тысяч долларов. По подозрению следователей таможни, Гребнев получил разрешение Министерства культуры на вывоз этой посылки, подкупив его сотрудников. Кроме того, бывшего начальника Западно-Сибирской таможни Емельянова, прекратившего предыдущее дело против Гребнева, его подчиненные также подозревают в, так скажем, "необъективности". В музее Гребнева был проведен обыск, около 200 экспонатов изъяли. Посылка и изъятые экспонаты были переданы в Новосибирский краеведческий музей. После этого у таможни к Гребневу претензий не осталось, зато Гребнев подал на таможенников в Арбитражный суд.

Кроме того, Новосибирская прокуратура во время следствия выяснила деталь, позволившую ей обвинить Гребнева в подделке документов. На время своих экспедиций он, чтобы рассылка не прерывалась, оформлял лицензии Министерства культуры на высылку на имена своих знакомых, чтобы они их и отправляли. При этом Гребнев, чтобы избавить своих друзей от лишних хлопот, сам оформлял эти документы и при необходимости расписывался за своих друзей. Теперь Железнодорожный суд рассмотрит обвинения Гребнева в подделке этих подписей. Правда, сам Гребнев считает, что ни о каком подлоге речи быть не может: ведь он расписывался за своих друзей с их ведома. Кроме того, он не причинил никому ущерба.

После скандала и до сего дня Гребнев свою "внешнеэкономическую" деятельность приостановил. Часть обещаний перед иностранными коллегами осталась невыполненной. Теперь от решения суда зависит, получит ли коллекция Гребнева какое-либо признание в научном мире или так и останется никому ненужным пылящимся собранием костей. Костей, которые гораздо проще выкинуть или сжечь, чем собрать или вывезти зарубеж.

"