И денежки тоже плачут

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

И денежки тоже плачут Некоторые подробности «тихой» избирательной кампании

" Сейчас говорят о том, как вяло, с точки зрения предвыборного пиара, прошла избирательная кампания. Скучно: на федеральном уровне «Единая Россия» нагнула всех до земли и опустила до плинтуса административным ресурсом, на выборах московского мэра вообще интриги не было. Жизнь потеряла смысл и кураж: то ли роль насквозь продажной четвертой власти совсем сошла на нет, то ли газетчики до того зажирели, что даже предвыборный хлеб нормально отбить не могут…

       На самом деле интрига на выборах была, и еще какая. Просто страсти разгорались на скрытом от посторонних глаз поле, и на поверхности остывшей предвыборной вулканической магмы появлялись лишь пузырьки, по которым невозможно определить температуру и накал предвыборных страстей. В этом отношении предвыборная информационная война, разгоревшаяся за кресло столичного мэра, явилась полной противоположностью «битвы титанов и карликов» вокруг думских кресел.
       Пиар-кампанию самой главной госдумовской партии анализировать бессмысленно — «ломили стеной». Пиарщикам, обслуживающим «партию мечты», даже надрываться особо не пришлось.
       Принципиально иная картина складывалась на выборах московского мэра. Здесь из четырех кандидатов двое — банкир и хозяйственник — были вполне реальными и «проходными», так что борьба между их пиар-командами велась, как говорится, не на живот, а на смерть.
       Чисто внешне это не прибавляло интриги предвыборной схватке. Избегая лобовых ударов, лебедевская пиар-команда выбрала тактику так называемого вкрадчивого, или «жалобного», пиара. Профессионалы называют его еще «песней «Ласкового мая». Согласно концепции метода, банкир-кандидат в своих многочисленных интервью и телепередачах эксплуатировал жалостливую струнку обывателя, сетуя на то, что у него и ресурса-де того нет, что у основного противника, и возможности другие… Между тем о ресурсах Лебедева можно было судить по одному только журналу «Компромат», выпущенному тиражом в сто тысяч экземпляров. Простой арифметический расчет показывает, что журнал обошелся «Мистеру Тугой Кошелек» в полтора-два миллиона долларов. Это — не считая затрат на дотошные поиски «лужковского компромата» и прочих сопутствующих расходов. Плюс публикации в газетах, выступления на телевидении, видеоролики, портреты и растяжки на улицах, снующие по городу «Газели» с портретами скромного банкира… Злые языки говорят, что в целом избирательная кампания обошлась кандидату-банкиру в 25 миллионов долларов.
       У пресс-службы основного конкурента не было таких финансовых возможностей. Не располагали пиарщики мэра и необходимым административным ресурсом — как они могли влиять на политику федеральных газет и каналов?
       В не видимой постороннему взгляду войне лоб в лоб сошлись финансовые ресурсы банкира, принципы журналистской корпоративной солидарности, этика и мораль собратьев по журналистскому цеху. Удивительно, но факт: деньги в этой схватке потерпели сокрушительное поражение…
       Если дирижеров не видно на сцене, это не значит, что ансамбль начинает играть вразнобой. Да, Цой создал Лужкову прочный фундамент задолго до выборов. По закону пресс-секретарь мэра не должен был принимать участия в кампании. Он и не участвовал, старательно избегая цепкого взгляда телекамер. Но, надо отдать должное его команде — следуя рисунку роли, начертанному хозяином, она практически всегда успевала обойти конкурентов на полкорпуса и подать те или иные события в нужном им позитивном ключе. Практически все базовые заявления конкурента «бойскауты» Цоя несколькими ловкими движениями умудрялись доводить до кондиции фарса.
       Но самый главный цоевский «айсберг», который протаранил пиар-корабль Лебедева, ожидал свою жертву на федеральных каналах. Сразу приходит на ум мысль, что Цой смог предложить федералам какой-то «хрустальный шар».
       Но дело, конечно, не в «шаре». Разрушая все шаблоны и устоявшиеся стереотипы, «продажные» журналисты наотрез отказывались от прущих в руки халявных денег. Тем самым доказав, что принципы корпоративной солидарности сильнее обаяния долларовых банкнот.
       На мой взгляд, самый главный, непридуманный итог прошедших выборов — реабилитация профессии журналиста. Той самой, для дискредитации которой политики и олигархи всех мастей сделали, казалось, все мыслимое, возможное и реально осуществимое. Журналисты на выборах мэра оказались не только не продажнее политиков — они оказались на высоте. Да, были и остаются те, кто обречен обслуживать интересы своих хозяев и всевозможных политических объединений. Были и будут те, кто станет по-прежнему манипулировать общественным мнением. Но никуда не делись и так называемые идейные — те, для кого слова «принципы», «этика», «мораль» и «плечо товарища» еще не перестали быть пустым звуком и никчемным сотрясением воздуха. А значит, деньги еще не все решают в этой стране. И это вселяет оптимизм, надежду и уверенность в завтрашнем дне.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации