КОНВЕЙЕ им. БУРДЕНКО

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В России сегодня практически невозможно доказать врачебную ошибку

1076075599-0.jpg Еще четыре года назад министр здравоохранения Юрий Шевченко выступил с предложением ежегодных публичных докладов о врачебных ошибках. Главный российский медик тогда привел в пример США, где такие доклады, по традиции, представляет сам президент.Однако инициатива развития не получила. В России до сих пор не созданы даже специальные врачебные ассоциации по типу европейских, которые бы контролировали качество работы врачей-практиков. Между тем, из-за ошибок и халатности медиков в нашей стране каждый год гибнут и теряют здоровье сотни пациентов. Недавно главный пульмонолог России академик Александр Чучалин заявил, что, по его данным, диагностируется лишь треть заболеваний пневмонией.

В целом же, как считает академик, число врачебных ошибок превышает 30 процентов. Причем, как правило, до уголовной или хотя бы административной ответственности в отношении бракоделов в белых халатах дело не доходит.

Взять недавний случай с гибелью новорожденных в одном из роддомов Свердловской области. Шокирующие телерепортажи из родильного отделения облетели всю страну. Нашли и причину трагедии: оказалось, что новорожденным малышам по неосторожности занесли инфекцию. Или взять историю молодой женщины из Самары, о которой недавно рассказала центральная пресса: в результате ошибки анестезиологов пациентка

неожиданно впала в кому, борьба за ее жизнь идет до сих пор, который уже месяц.

Но тревожнее всего то, что спустя рукава к исполнению своего врачебного долга порой подходят даже медики именитых клиник. Свежий пример из практики НИИ нейрохирургии имени Бурденко, где в конце прошлого года произошел случай, который, хочется надеется, не только станет предметом судебного разбирательства, но и послужит веским поводом для серьезного разговора о врачебной этике.

- Мама поступила в стационар восьмого отделения Института нейрохирургии имени Бурденко в конце прошлого августа с диагнозом аденома головного мозга, — рассказывает дочь Наталии Константиновны Рогинской, телеведущая канала «Столица» Екатерина Шиянова. — Нас сразу предупредили, что такие операции делают на коммерческой основе. Заплатили две с половиной тысячи долларов, потом еще доплачивали за обследования. Оперировать взялся хирург Трунин, который, как нам

объяснили, изобрел новый метод трансназального удаления аденомы гипофиза — через носовую пазуху. Перед началом операции он пошутил: мол, ничего страшного, это тот же аборт, только наоборот. Помню, мы с отцом переглянулись: стало как-то не по себе. Впрочем, по словам хирурга, операция прошла успешно. На девятый день нам сообщили, что маму выписывают. Мы с отцом удивились: ведь мама была еще очень слаба, практически не могла самостоятельно передвигаться. Да и медсестры

подтвердили, что выписывать такую пациентку еще рано: процедуры и уколы были расписаны на несколько дней вперед. Но лечащий врач Кутин стоял на своем. Он даже сказал маме: мол, видите, ваши родные не хотят вас забирать домой!

Заведующий восьмым отделением Кадашев без стеснения напомнил о том, что ждет от нас «благодарности». Отец зашел к нему в кабинет с конвертом. Потом также отблагодарили лечащего врача и хирурга… А меньше чем через месяц маму увезли на «скорой» в реанимацию. Оказалось, после операции рана не затянулась и через носовую пазуху была занесена инфекция менингита, хотя при выписке врач сказал, что все нормально. Видимо, на «авось» понадеялся. Вывести маму из комы так и не

смогли…

Во всей этой истории больше всего поражает не вопиющая халатность врачей и даже не склонность к нахальному, но, увы, такому привычному мздоимству, а то, как медики повели себя после смерти пациентки. По словам Екатерины Шияновой, нейрохирурги развели руками: «Ну что вы хотите, старая женщина, 57 лет…» Вот и весь сказ. За одну эту фразу в клинике Германии или США врач немедленно был бы отлучен от профессии или как минимум сурово наказан. С наших же горе-врачевателей как с гуся вода. А когда родные Наталии Константиновны настояли на вскрытии, то главврач Леонид Глазман отказался выдать им заключение патологоанатома и другие документы под предлогом того… что они (ни дочь, ни муж!!!) не являются наследниками покойной.

Мы уверены, что абсолютное большинство врачей в престижнейшем и самом

продвинутом НИИ нейрохирургии им. Бурденко, где ежедневно спасают десятки жизней лучшие профессионалы своего дела, однако, как говорится, в семье не без урода. И эти самые уроды, как правило, наносят самые ощутимые удары по репутации всего медицинского сообщества. «В клинике налажена конвейерная система, — продолжает Екатерина Шиянова, — как только сделана операция, пациента выписывают независимо от его состояния, чтобы освободить место для следующего, кто оплатил лечение.

Это чистая коммерция, но она неприемлема в медицине, тем более в такой сложной области, как нейрохирургия, где к каждому больному необходим особый подход». Дочь и супруг Рогинской сейчас подают иск в суд, надеясь если уж не привлечь к уголовной ответственности врачей НИИ нейрохирургии имени Бурденко, то по крайней мере добиться установления истины, истребовав скрываемые медиками врачебные документы. Обнадеживает и то, что на письмо журналистки Президенту страны получен ответ из Администрации главы государства: дело взято под особый контроль.

Впрочем, как говорят специалисты Национальной ассоциации защиты прав пациентов, добиться наказания врачей, допустивших ошибку или проявивших халатность, даже повлекшую смерть больного, задача не из легких. Взаимоотношения врача и пациента регулируются Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан, принятыми в 1993 году. В этом документе 18 глав, посвященных защите прав пациентов, и лишь

одна — защите прав медиков. Однако на деле все выходит иначе: врач практически неподсуден. Даже если по его вине погиб пациент…

Алексей Кузнецов

Оригинал материала

«Парламентская газета» от origindate::04.02.2004