КРОмешное прошлое депутата Рогозина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::02.10.2003, Фото: "Коммерсант"

КРОмешное прошлое депутата Рогозина

Андрей Караулов: «Дмитрий Олегович, Вы фашист?»
«Момент истины», 1997 год.

Василий Райкин

Converted 15090.jpg[page_13517.htm Сенсационное фото думского «ястреба» Рогозина], опубликованное не так давно на сайте «Кавказ-центр» и перепечатанное еще на компроматных сайтах рунета, широкими кругами осталось незамеченным. А зря. По мнению людей, в разное время соприкасавшихся с Дмитрием Олеговичем, ехидная подпись под снимком («Политик с инстинктом убийцы») как никогда точно его характеризует. Так что идеолог чеченских сепаратистов Мовлади Удугов, который, по некоторым данным, и сделал этот снимок, попал, можно сказать, в самую точку.

Это сейчас председатель комитета по международным делам Госдумы называет Аслана Масхадова, Зелимхана Яндарбиева и Мовлади Удугова террористами, отморозками и прочими непотребными кличками. А в 1996 году, после поездки во главе делегации возглавляемого им тогда КРО в Чечню, все эти деятели были для него «наиболее авторитетными представителями чеченской стороны» (так он характеризовал их на одной из сходок своей политорганизации в Ставрополе за день до визита в Чечню).

Из журнала «Профиль»:
''
…«Остались еще в России политики, писать о которых журналисту легко и приятно. Выискивая интересные подробности в биографии того или иного деятеля, вынесенного к вершинам карьеры политической волной, и натыкаясь при этом на сплошной компромат, поневоле добрым словом вспомнишь Рогозина. О нем хоть простую "объективку" публикуй - уже достойно».

Из интернет-интервью Рогозина, март 2000 года:
«никто не ожидал, что Лебедь подпишет с Масхадовым чёрт знает что под названием «Хасавюртовский мир». Это был наш окончательный разрыв. Этим подписанием он предал того Лебедя, которого мы знали.

– Его купили?

– Там масса всяких факторов сыграла роль. Но, прежде всего, он вновь захотел выглядеть эдаким миротворцем.

…Черномырдин якшался с отпетыми уголовниками типа Басаева, вёл с ним переговоры и сделал его субъектом политики, равно как и Масхадова. Ельцин подписывал с Масхадовым соглашение, Рыбкин просто в дёсны целовался со всеми этими террористами, Степашин ездил к ваххабитам и разрешил им ношение огнестрельного оружия. У меня порой возникало ощущение, что все просто сволочи. Все вокруг – сволочи! Государство сволочей

Из речи Рогозина на конференции КРО в Ставрополе, 1996 год, за день до поездки в Чечню по приглашению Аслана Масхадова. Поездка была осуществлена в рамках поддержки «мирных инициатив генерала Лебедя». «Крыша» и финансирование были предоставлены чеченскими предпринимателями из Дании, представителями одного из наиболее влиятельных в Чечне тейпов. В аэропорту в Грозном делегацию встречал микроавтобус типа «Газель» с надписью на лобовом стекле «Представительство Секретаря СБ Лебедя в Чечне»:
«После нашей конференции мы едем завтра в Чеченскую республику, встретимся с наиболее авторитетными представителями чеченской стороны. Уверены, что будем правильно поняты…»

Из интервью раненого чеченского боевика Д.О.Рогозину в момент посещения делегацией КРО одного из Грозненских госпиталей. Транскрипция сохранена:
«Я был мирным жителем. А теперь вы меня довели до того, что я поеду в Россию. Но не для того, чтобы с вами сотрудничат. Я поеду убиват русских».

Из документального фильма-отчета о поездке Рогозина в Чечню:
«Аллах свидетел, мы их предупреждали». «Добро пожаловать в ад!».

Из частной беседы Дмитрия Рогозина в 1996 году. Эпитеты адресованы Мовлади Удугову. К сожалению, запись разговора не сохранилась:
«Безусловно, один из умнейших и мудрейших людей. Он гораздо честнее всех этих кремлевских лгунов. Самое главное – все, что он говорит – абсолютная правда. Это подкупает. Мы очень продуктивно пообщались». 

Как стать депутатом. Уроки актерского мастерства

Журнал «Профиль»:
«Тяга к актерской профессии его также не оставляла: будущий председатель комитета по международным делам участвовал в постановках студенческого театра МГУ» 

Постижение азов актерского искусства в будущем пришлось Диме с журфака как нельзя кстати. По крайней мере, спектакль под условным названием «Как стать депутатом. Рецепт Димы с журфака», разыгранный в 1997 году, удался на славу.

Надо сказать, стать избранником народа Дмитрий Олегович мечтал всю свою сознательную политическую жизнь. Не получалось. Созданная им карликовая партия – Конгресс русских общин – ни разу не смогла преодолеть необходимого пятипроцентного барьера. Поэтому от мысли о том, чтобы пройти в Думу по партийному списку, пришлось в конце концов отказаться. Решено было брать электорат один на один.

А тут как раз случай подвернулся. Замечательный во всех отношениях депутат Иван Петрович Рыбкин пошел на службу государеву – Секретарем Совбеза. Вместо него в забытом Богом Аннинском округе Воронежской губернии досрочно освободилось место борца за народное счастье. Дмитрий Олегович принял решение побороться за мандат.

Ко времени избирательной кампании Рогозин успел ощутить вкус роскоши. Первые признаки: финансируемый «Инкомбанком» исполком КРО наконец-то освободился от пожилого «Вольво», который начальник КРО заменил на новенький джип «Тойота». Постылый пейджер, уже выходящий из моды, Рогозин заменил на редкий по тем временам (а потому очень дорогой) сотовый телефон. Увеличился штат людей, получающих зарплаты за отстаивание русских идей в исполкоме КРО.

В уездном Борисоглебске на «джипах» разъезжать было нельзя. Электорат, средняя зарплата которого не превышала 200 рублей в месяц (аналогично примерно 2 тысячи нынешних рублей), просто мог не понять соискателя мандата. Поэтому по приезде на место в одном из колхозов был арендован старенький, раздолбанный «уазик», на котором Дима являлся народу в сельских клубах. Роскошные костюмы от «Бриони» кандидат Рогозин временно сменил на фуфайку, супертуфли из эксклюзивного бутика – на резиновые сапоги. Весь этот антураж необходим был для того, чтобы народу было понятно: заросший пятидневной щетиной Дмитрий Олегович – в доску наш человек, и пахнет от него по-нашему, по-мужицки. А значит, и интересы избирателей будет отстаивать насмерть. Потому как сам гол, как сокол.

Метода подействовала. Рогозина избрали депутатом. В Думе он стал председателем комитета по международным делам. В замах у него был небезызвестный предприниматель и пока еще депутат, Борис Березовский.

Трудное обретение харизмы

С последним судьба сталкивала Рогозина не раз. Первый опыт общения был не совсем удачен – молодой политик Дмитрий пришел в офис «Логоваза» просить денег на развитие Конгресса русских общин, взамен обещая политическую поддержку. Олигарх внимательно его выслушал, после чего почти вежливо отказал, сославшись на то, что «вот на днях как раз выделил деньжат» на развитие организации, имеющей совсем другие задачи – Российский еврейский конгресс. После этого в недрах КРО развернулась активная работа по дискредитации образа Березовского в глазах общественности. «Активисты партии», в частности, регулярно устраивали пикеты и митинги в защиту прав вкладчиков «АВВА». Помозолив глаза сотрудникам «Логоваза» и получив за стояние законные 30 долларов на брата, участники «спецмероприятий» разбредались по домам.

Но, как говорится, милые браняться – только тешатся. Существуют данные о том, что, помимо «Инкомбанка», в депутатской «раскрутке» Рогозина принял активное участие и Березовский. Правда, Борису Абрамовичу в данном случае был нужен не столько Дмитрий Олегович, сколько генерал Лебедь, на которого Рогозин тогда пока еще мог оказывать влияние. Став депутатом, журфаковец Дима «кинул» и Лебедя, и Березовского. Он решил продвигать на политический рынок собственную харизму. Судя по выступлению Рогозина (уже в качестве депутата Госдумы) на съезде КРО в 1997 году 1 марта, харизма эта оказалась ровно такой, какой ее охарактеризовали бывшие друзья Рогозина – «Политик с инстинктом убийцы».

Из интернет-интервью Рогозина, март 2000 года:
«…вскоре я понял, что хватит играть с дядями, надо заниматься тем, в чём всегда у меня было преимущество – оно было у меня, когда я начинал играть сам.

– Непонятно, если вы организовали КРО, то зачем же подстраивались под этих, как вы сказали, дядей?

– Мне было тридцать лет, а рядом – высокие государственные мужи, герои России. Узнаваемость у меня была низкой…»