Кавказское столкновение

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московский комсомолец", origindate::09.06.2006

Кавказское столкновение

Почему Латынина и Политковская стали специалистами по терроризму?

Андрей Мартынов

Известный автор политических детективов Фридрих Незнанский написал книгу "Черная ночь Назрани" про нападение боевиков на Ингушетию 22 июня 2004 года. В детективе есть любопытная сюжетная линия, в которой начальник УФСБ Ингушетии генерал-майор по фамилии Круликовский руководит похищением высокопоставленного сотрудника МВД, а также участвует в организации бандитского нападения на Назрань. В этой "книжной" истории прослеживаются определенные параллели с реальными событиями. Кавказ, к сожалению, является сегодня благодатной темой для любителей и профессионалов детективного жанра. Только за последние недели на Кавказе в результате террористических атак погибло более тридцати человек.

Впрочем, среди "профессионалов" жанра встречаются не только писатели, но и журналисты, которые не пропускают мимо ни одного теракта. Такие, как, к примеру, Латынина и Политковская.

Разумеется, о терактах можно говорить по-разному. Принципы объективности гласят, что журналист должен соблюдать беспристрастность, излагая факты, Но в момент гибели множества людей это редко кому удается. Трагедия 11 сентября объединила всю Америку перед лицом общенационального горя, а поддержка Джорджа Буша в эти дни взлетела до небес.

И этому в немалой степени способствовали "объективные" американские журналисты. Забыв партийные и прочие разногласия, они объединились в ненависти к тем, кто лишил жизни тысячи ни в чем не повинных людей. Это, разумеется, не исключало и критику в адрес руководства страны, и расследования деятельности спецслужб, но общий пафос был один и тот же - пафос сострадания жертвам и осуждения террористов.

Ни того, ни другого вы не найдете в "творчестве" обеих дам. Вот, например, как описывает Латынина бандитское нападение на Ингушетию: "22 июня боевики вышли на улицу и начали планомерно отстреливать ментов... Все горожане смотрели из окон и выходили к боевикам, беседовали за жизнь. Потом боевики сделали намаз и ушли". А Политковская идет дальше и утверждает, что теракт 22 июня завершился "успехом". На чьей стороне симпатии этих экспертов по Кавказу — они даже не скрывают. А ведь погибли сто человек, россияне, граждане одной с ними страны. Причем, по-видимому, обстрел велся издалека, без разбору "мент" это или обычный гражданин, Но, очевидно, авторы такие "мелочи" не учитывают. И такой подход распространяется практически на весь регион —, Ингушетию, Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию и Адыгею.

Каждое сообщение о взрыве или похищении заканчивается восклицанием: какой слабый руководитель у той или иной республики, он немедленно должен уйти в отставку! По этой извращенной логике в отставку давно должны были уйти лидеры практически всех мировых держав, где масштаб терактов не сопоставим с ингушским. И это касается не только США и Европы. Президент Египта должен уйти из-за взрывов в Шарм-эль-Шейхе, японский премьер — из-за атак Аум Син-реке, президент Индонезии - из-за терактов на Бали. В Израиле вообще ни один премьер не задерживался бы больше месяца. Не жизнь, а мечта террористов.

Но проблемы у вышеупомянутых авторов не только с логикой, но и с фактами.
Политковская опубликовала целый цикл статей о некоем "эскадроне смерти", действовавшем на территории Ингушетии. Именно этот "эскадрон" описывает в своей книге Незнанский. Люди на машинах без номеров врывались в села, похищали ни в чем не повинных жителей Ингушетии. Разумеется, как всегда, по мнению автора, виноваты были ингушские власти. На поверку оказалось, что похищения людей были связаны с фигурой тогдашнего начальника УФСБ по республике Ингушетия Сергея Корякова, а руководство республики отчаянно боролось с такой практикой. С уходом Корякова понятие внесудебных расправ стало неактуально для Ингушетии. Вот что говорит отец одного из похищенных, заслуженный юрист республики Борис Оздоев: "Беспредел, творимый Коряковым, прекратился, но он до сих пор еще отзывается в нашей республике". Этому беспределу, первую очередь, активно противостояло руководство республики. На территорию Ингушетии был запрещен въезд автомобилей без номерных знаков, а милиция получила приказ тщательно проверять все машины со спецпропусками.

На дорогах республики развернулась нешуточная борьба - местная милиция блокировала неопознанные автомобили и, проверив документы у пассажиров, которые очень часто оказывались сотрудниками Корякова, провожала их до мест постоянной дислокации. В конце концов, Корякова сняли с должности начальника УФСБ. По словам Бориса Оздоева, "Коряков тогда просился оставить его еще на 1,5 года в республике, однако президент Мурат Зязиков не пошел у него на поводу. Ему были не нужны еще несколько лет лихолетья".

Другой "эксперт" по Северному Кавказу - Юлия Латынина так же вольно обращается с фактами. Те же огульные обвинения в похищениях, пытках, зверствах. Выход предлагается по меньшей мере странный -надо создавать отряды народного ополчения, раздать народу оружие. В качестве положительного примера приводятся и Осетия в 1999-м году. И тут же предупреждает: "Кавказ ждет большая и страшная война. Они (кавказцы) будут резать в первую очередь друг друга. Карачаевцы — черкесов, осетины - ингушей. Русских тоже будут резать". Интересно, по законам какого государства эти
высказывания не являются разжиганием межнациональной розни?

Не озвучивают ли Политковская и Латынина чужие тезисы? Может быть, поэтому они так похожи в своих нападках на Ингушетию и Кавказ? Но это, в конце концов, не так уж важно. Важно другое: эти журналисты не посмели бы в таких словах и с такой интонацией писать, например, о москвичах или жителях Татарстана. Почему? Да потому, что некоторые сознательно насаждают отношение к Северному Кавказу как не к России, а некоей полуколонии, о которой можно рассказывать небылицы, можно шельмовать ее руководителей, можно подсмеиваться над горем вдов, потерявших мужей в боях с террористами. Конечно, можно рассказывать легенды о мужестве и порядочности нелюдей, убивающих детей сотнями. Можно сталкивать народы Кавказа, можно писать и делать гораздо более ужасные вещи, только нельзя при этом называть себя журналистом. Потому что это не журналистика, а грязная политика, в которой возможно все.

А настоящий журналист — это Катя Малик, спецкор по Северному Кавказу. Катя жила в непосредственной близости от всех горячих точек и быстро оказывалась на месте каждого теракта на Северном Кавказе. Катя давала читателям факты, а не домыслы... Она умерла в 29 лет от внезапного инсульта — сердце не выдержало напряжения.

Люди, действительно, очень разные — одни переживают чужую пролитую кровь, как собственную, а другие опускают в нее свои боевые перья. И ничего. Пишется.