Кавказ ждет стабильности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Почему федеральный центр меняет правила игры в регионе

1235675061-0.jpg На днях польские спецслужбы арестовали под Варшавой некоего Али Турпала – чеченца, подозреваемого в громком убийстве в Вене другого чеченского эмигранта Умара Исраилова. Очередной скандал ставит Москву в весьма двусмысленное положение – ведь бывший телохранитель президента Чечни Исраилов собирался выступать главным свидетелем против своего бывшего шефа Рамзана Кадырова на процессе, инициированном Европейским центром по правам человека.

На то, что права граждан в Чечне нарушаются сплошь и рядом, Россия долгое время смотрела сквозь пальцы – полагая, что время расставит всё по своим местам. Однако сейчас положение изменилось. Во-первых, потому, что в международном плане России вредит подмокший авторитет державы, плохо владеющего ситуацией у себя на юге страны. А во-вторых, многие эксперты склоняются к мнению, что ситуация здесь за последний год не поменялась в лучшую сторону и не стала более определенной.

В какой-то мере это произошло из-за того, что федеральные чиновники практически свернули свою работу в Республике Чечня, выведя своих представителей из руководства республики и не вмешиваясь в дела местных служб. На первых порах этот тактический ход был оправдан – надо было дать возможность встать на ноги и укрепить свою власть новому президенту Рамзану Кадырову, сменившего на посту погибшего от рук бандитов отца. Однако возникший вследствие ослабления позиций центра дисбаланс вскоре дал себя знать. Совершенно очевидно, что руководству республики не удалось самостоятельно справиться ни с безработицей, ни с низким уровнем жизни населения Чечни, ни с тем, что неустроенная чеченская молодежь по-прежнему уходит к боевикам, подпитывая террористическое подполье.

В итоге в 2008 году, по опубликованным сведениям, на территории республики были убиты 97 милиционеров, ранены – не менее 138. Террористические акты, убийства, исчезновения людей – всё встревожило не только мировую общественность, внимательно наблюдающую за процессами замирения в Чечне, но и руководство России.

Наблюдатели отметили как неслучайный тот факт, что президент Дмитрий Медведев, посетивший в нынешнем январе Ингушетию, почти демонстративно не встретился с Рамзаном Кадыровым и даже не упомянул Чечню при оценке ситуации на Северном Кавказе. Холодок в отношениях с официальным Грозным можно понять, если учесть, что невмешательство и уступки центра были неправильно восприняты главой Чечни. В целях укрепления личной власти Рамзан Кадыров проявил нетерпимость ко всем недостаточно лояльным к нему силам, в том числе и к общественным. А в ноябре ему удалось добиться фактического роспуска последних не подконтрольных его администрации российских воинских подразделений – батальонов чеченского спецназа «Запад» и «Восток». Причем дело не ограничилось расформированием этих боевых единиц – против командира «Востока», Героя России Сулима Ямадаева правоохранительные органы Чечни тут же завели уголовное дело и объявили его в очередной федеральный розыск.

Это преследование боевого командира из влиятельной семьи Ямадаевых, поддержавшей федералов в трудный час и давшей стране сразу трех Героев России, как-то трудно увязать с нынешними призывами Кадырова простить членов бандформирований и сепаратистов, воевавших с оружием на стороне ваххабитов и экстремистов за арабские деньги. Примечательно, что в февральских теледебатах по этому вопросу, проведенных в прямом эфире телекомпанией «Грозный» с трансляцией за рубеж, у Рамзана Кадырова не хватило такта пощадить чувства, оскорбляющие россиян. Так одним из его собеседников на теледебатах был отец Мовсара Бараева, устроившего бойню при захвате заложников на Дубровке. Другим, вызвавшим болезненную реакцию россиян, высказыванием главы Чечни было предложение вернуть в республику печально известного борца с российской государственностью Ахмеда Закаева с тем, чтобы скрывающийся от Генпрокуратуры в Лондоне сепаратист занялся культурным воспитанием чеченского народа.

Подобные шараханья и двойные стандарты, безусловно, не могут не тревожить центр, неосмотрительно отдавший карт-бланш на самостоятельность молодому чеченскому политику, употребившему власть для зачистки поля вокруг себя. А сейчас – снова подпортившему имидж страны в ходе скандала с убийством экс-телохранителя главы Чечни, которого Запад считал главным оппонентом Кадырова.

Понятно, что речь идет о выстраивании новой политики федерального центра, а не противостоянии с регионом, которое не нужно ни одной стороне. Тут у каждого из игроков свой интерес. Как полагает президент Института стратегических оценок и анализа Александр Коновалов: «Рамзан Кадыров претендует на большую самостоятельность, чем имеет сегодня. К тому же, как известно, – кошка с кухни, мышки в пляс. То есть на фоне ослабления Центра, занятого экономическими проблемами, грех не воспользоваться ситуацией, чтобы получить какие-то дополнительные привилегии, подороже продать свою лояльность».

Однако в Москве понимают, что бесконечная игра в поддавки с Чечней не может быть гарантией стабильности на Северном Кавказе. По мнению директора Центра политической информации Алексея Мухина, «выращивать очередного феодала на юге России Кремль не будет». Его прогноз: «Скорее всего, в ближайшее время российские военные спецслужбы озаботятся созданием альтернативы не только на Северном Кавказе, но и в регионе».

Хочется напомнить, что за утрату подобной альтернативы с подачи некоторых «консультантов по Кавказу» Россия уже дорого заплатила, лишившись в Чечне таких эффективных силовых структур как упомянутые батальоны спецназа «Запад» и «Восток», спецбатальон ФСБ «Горец». При этом, не заступившись за Героя России Сулима Ямадаева и былых друзей, она изрядно попортив свою репутацию гаранта среди многих потенциальных сторонников. Как результат, в Чечне активно начали поднимать голову недобитые бандиты, накалились отношения с мирной оппозицией, упал авторитет России в глазах мирового сообщества и чеченских элит.

В то же время август прошлого года показал, что, в конечном счете, дирижерская палочка остается в руках федерального центра. Когда для отражения грузинской атаки на Цхинвали в помощь 58-й армии был брошен тогда еще не расформированный батальон «Восток», конфликт властей Чечни с командиром спецназа был по команде сверху на время остановлен, а Генпрокуратура РФ отменила федеральный розыск Сулима Ямадаева. Положительный опыт вмешательства Москвы в конфликт обернулся военной победой России, за которую спецназовцы «Востока», гнавшие грузин до города Гори, были представлены к орденам Мужества и медалям «За отвагу». И хотя к концу 2008 года Министерство обороны РФ не проявило должного упорства по защите батальона от расформирования, опыт принятия твердых решений сейчас взят на заметку.

Скорее всего, мы в ближайшее время будем наблюдать, что федеральная власть будет выстраивать баланс сил, который не позволит клановым зачисткам подменять собой российскую политику в регионе. Ряд высказываний Дмитрия Медведева на Северном Кавказе о том, что авторитет на местах зависит «от честности самой власти», свидетельствует, что кадровым вопросам на юге России будет уделено повышенное внимание. Во всяком случае, центр убедился в очередной раз, что без его стабилизирующей роли регион, образно говоря, не может регулировать проблемы «на автопилоте». Поэтому ряд аналитиков видит выход в возвращении федерального влияния на Кавказ и выстраивании здесь более четкой политики центра.

Кстати, по некоторым источникам, решается затянувшийся вопрос о «трудоустройстве» Салима Ямадаева и ряда чеченцев, отстраненных ранее по коньюктурным мотивам. По слухам, сейчас Салим Ямадаев ждет назначения в новое воинское подразделение, куда он будет направлен после восстановления его в воинском чине.

Федор Крылов.