Кавказ — дело тонкое

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


'«'The Boston Globe'»': «Россия после двух войн против автономности Чечни получила автономную Чечню»

Грозный - столица Чечни после двух жестоких войн с Москвой лежала в руинах, а сейчас она великолепно отстроена: новые жилые дома, позолоченный музей, огромная мечеть — и по всему городу хорошо вооруженные люди, как намек на негласную сделку, на которой держится мир.

Вооруженные люди несут ответственность не перед Москвой, а перед Рамзаном Кадыровым, бывшим полевым командиром, которого четыре года назад Владимир Путин назначил президентом Чеченской республики в российских горах Северного Кавказа, позволяя ему делать то, что он пожелает, в обмен на подчинение его мятежного народа.

Кадыров управляет мусульманским регионом, как собственной вотчиной, с помощью частных вооруженных формирований и своих людей в полиции, которые обвиняются в похищениях, пытках и убийстве. Создав видимость самостоятельного исламского государства, Кадыров приказывает женщинам носить головные платки, поощряет многоженство и придерживается основ законов шариата — все это в нарушение российского законодательства и противоречит более либеральным чеченским традициям.

Недавно Москва вынесла вердикт в отношении своего деспотичного наместника: благодаря президенту Дмитрию Медведеву скоро начнется новый пятилетний срок его пребывания в должности.

Хотя Путин систематически укреплял свою власть над региональными лидерами, а в 2004 году сделал их должность назначаемой, а не избираемой, и Медведев часто возносит хвалу верховенству закона, оба российских лидера, по всей видимости, слабо контролируют этот регион, и им не остается ничего, кроме как аплодировать во вторник второй инаугурации Кадырова.

«Рамзан Кадыров создал государство в государстве, — сказал Сергей Маркедонов, московский аналитик, который сейчас работает в Вашингтоне в качестве приглашенного научного сотрудника в Центре стратегических и международных исследований. — Я думаю, что он держит российское руководство в заложниках. Заменить его возможности нет. Я думаю, что это большая проблема».

Недавно Кадыров пригласил группу иностранных журналистов в Грозный поздно ночью на встречу в сильно укрепленный президентский комплекс. Продержав репортеров два часа в ожидании, он стремительно появился в конференц-зале ближе к полуночи и отклонил вопросы о нарушениях прав человека, заявив, что почитает законы России.

«Россия дала нам задание уничтожить терроризм и потушить его пламя на Северном Кавказе, — сказал Кадыров, — и результаты уже достигнуты».

Хотя терроризм ослаб, он не устранен и смещается на запад, где опасаются, что жестокое правление породит еще большее насилие. В двух чеченских войнах, с 1994 по 1996 и с 1999 по 2003 годы, погибли до 50 тысяч человек, в основном гражданские лица. Войны спровоцировали жестокость среди российских солдат и чеченских боевиков, и, в конце концов, подняли волну терроризма, всем известны случаи захвата заложников в московском театре в 2002 году, осады школы в Беслане в 2004 году, взрывов в московском метро в прошлом году и в аэропорту Домодедово в январе этого.

Кадыров часто заявляет о своей лояльности Путину — гигантская фотография премьер-министра России украшает диспетчерскую вышку в аэропорту Грозного, но его власть в настоящее время опирается на силу его собственного оружия, а не политической власти Москвы. В знак уважения к Кадырову Москва в 2009 году отозвала большую часть своих войск, а те немногие, что остались, прячутся в казармах.

«Если что-то случится с Кадыровым, что тогда будет делать Россия? — говорит Кимберли Мартен (Kimberly Marten), профессор Колумбийского университета. — Все отношения с Чечней основаны на одном человеке. Вероятно, часть российских войск осталась, но ими руководят местные силы безопасности».

Мартен, которая только что закончила книгу о полевых командирах и государствах, называет это суверенитетом на подряде. Путин, как она предполагает, решил уступить власть, чтобы Кадыров контролировал то, чего не мог Путин.

«Ирония заключается в том, что Россия после двух войн против автономности Чечни получила сейчас автономную Чечню», — говорит она.

Маркедонов отметил, что Кремль убрал политически влиятельных лидеров, которые ему неугодны, таких как мэр Москвы Юрий Лужков, но у Кадырова есть оружие.

«Я не могу представить тот день, когда Путин или Медведев пригласят его к себе и скажут: Уважаемый Рамзан, извините, вы свободны, вы больше не президент Чечни», — сказал Маркедонов.

Кадыров заявил журналистам, что в Чечне только 68 боевиков, и он знает все их имена. Один из них — Доку Умаров, боевик, связанный с «Аль-Каидой», который взял на себя ответственность за взрывы в метро и аэропорту и который вызывает настолько серьезную обеспокоенность в Соединенных Штатах, что Госдепартамент летом прошлого года внес его в свой список известных террористов. «Скоро наши руки дотянутся до Умарова», — сказал Кадыров.

Правозащитная организация «Мемориал» сообщила, что в 2009 году в Чечне, население которой составляет немногим более одного миллиона человек, произошло не менее 93 похищений и 30 убийств. «Мемориал» предполагает, что реальное число в три или четыре раза выше, но люди слишком напуганы, чтобы сообщать о преступлениях.

Оригинал материала: The Boston Globe

Перевод: ИноСМИ

'«American Thinker»': Исламизация Чечни

Файл:Чечня-150x84.jpgВ недавнем докладе Human Rights Watch, озаглавленном «Женщина должна знать свое место», подчеркивается усиление необходимости для политиков в Москве противостоять нарастающему укоренению шариата в чеченском обществе.

Аналитические документы HRW показывают усиление влияния законов исламского права на личные права женщин в Чечне, как часть кампании чеченского президента Рамзана Кадырова за насаждение женской нравственности. На самом деле, Кадыров, который впервые был назначен президентом Чеченской Республики в Кремле в феврале 2007 года, никогда не скрывал своей приверженности шариату. Вскоре после назначения президентом он стал отстаивать многоженство как часть чеченских традиций, а в 2009 году он похвалил мужчин, родственников семи молодых женщин, которых они убили выстрелами в голову и выбросили на обочине дороги, что было одним из эпизодов серии убийств во имя чести. Выступая перед журналистами в пятницу днем около мечети в Грозном, столице Чеченской республики, Кадыров сказал, что женщины придерживались «свободной морали» и, следовательно, заслуживали смерти, и что «никто не может сказать нам не быть мусульманами». Тем не менее, полигамия и убийства в защиту чести однозначно запрещены в соответствии со статьей 14 третьей главы Семейного кодекса Российской Федерации.

Ключевым аспектом обращения Кадырова к шариату стало принуждение женщин к ношению хиджаба. К осени 2007 года президент Чечни публично заявил по телевидению, что все женщины, работающие в государственных учреждениях, должны носить головные платки, и что этот неписаный закон должен быть реализован немедленно. Результаты проявились уже вскоре, когда к концу 2007 года женщины-телеведущие, государственные служащие, преподаватели и сотрудницы офиса омбудсмена начали ходить на работу в головных платках. В школах и университетах, где хиджаб в 2007 году был введен Кадыровым, как часть утвержденной формы, студентам, которые отказывались носить хиджаб, было просто запрещено входить в соответствующие органы и учебные заведения, хотя для этого нового требования никакой правовой основы не существовало.

На протяжении 2009 и 2010 годов неписанное правило на ношение хиджаба в общественных местах распространилось повсеместно, включая развлекательные центры, кинотеатры и основные типы открытых площадок. А уже в 2011 году появилась инструкция чеченского правительства в форме письма в республиканские и местные органы. В письме администрации главы и правительства Чеченской Республики от 25 января 2011 года подчеркивается необходимость «строго соблюдать» дресс-код для женщин-госслужащих, который включает «соответствующую прическу, платье и юбку ниже колен, и рукава три четверти». В 2010 году появились сообщения, что силы безопасности открывали огонь из пейнтбольного оружия по женщинам, которые не носят головного платка в центре Грозного. Эти инциденты сопровождались оскорблениями в отношении женщин без хиджаба со стороны правоохранительных органов в течение месяца Рамадан.

Между тем Кадыров, в соответствии с его диктаторскими наклонностями, проявил абсолютную нетерпимость к публичной критике его политики в отношении хиджаба. Например, в июле 2009 года Наталья Эстемирова, сотрудница правозащитного центра «Мемориал» в Чечне, была похищена недалеко от своего дома в Грозном и убита. Эстемирова с 2007 года открыто критиковала Кадырова за насаждение обязательного ношения платка. Действительно, после того, как ее резкое интервью, в котором она назвала политику головных платков грубым нарушением права на неприкосновенность частной жизни, было показано на канале РЕН-ТВ в программе, посвященной возрождению шариата в Чечне, Кадыров пообещал отомстить за ее непреклонную критику. Широко распространено подозрение, что за ее убийством стоит чеченское правительство, и неясно, проводилось ли какое-либо официальное расследование по факту ее смерти.

Вполне возможно, что Кадыров проводит политику исламизации просто, чтобы успокоить исламистских боевиков в Чечне и получить легитимность в глазах народа, изображая свои ценности как чисто исламские, противостоящие нравственности немусульманского правительства России, которое поставило его у власти. Однако насаждение шариата в Чечне является грубым нарушением статьи 11 Конституции Чеченской Республики, которая полностью соответствует Основному закону России и гласит: «Чеченская Республика является светским государством. Никакую религию нельзя сделать государственной религией или обязательной».

Кроме того, постепенная исламизация представляет серьезную угрозу для интересов безопасности России, даже несмотря на то, что Кремль в основном проявляет безразличие к практике насаждения Кадыровым исламского права. Опыт 1990-х годов в странах, таких как Судан при Хасане аль-Тураби (Hassan Al-Turabi) и контролируемый талибами Афганистан (в обеих находятся базы «Аль-Каиды»), показывает, что полностью исламизированные государства обычно становятся прибежищем для международных и местных джихадистов. Учитывая роль исламистских боевиков в январском взрыве в Международном аэропорту Домодедово, где 36 человек погибли и 180 получили ранения, Россия имеет полное право опасаться такой возможности, и все же она игнорирует развитие исламистского государства на своей собственной территории. Хуже всего, если повторно разгорится сепаратистское движение, только на этот раз с народным призывом создания независимого исламского эмирата. При таком сценарии Москва столкнется с выбором: либо подавлять восстание с применением значительных сил, либо разрешить Чечне стать независимой исламской республикой.

Если учесть экспансионистские тенденции, присущие идеологии джихада, последний вариант, без сомнения, приведет к дестабилизации окружающего региона. В последний раз, когда Чечня была независимой исламской республикой (в 1998 году после первой чеченской войны), она стала базой для транснациональной группы джихадистов, известной как «Исламская международная миротворческая бригада» (IIPB), которые затем вторглись в соседнее государство в попытке создать исламский эмират по всему Северному Кавказу. Никто не может отрицать, что исторически чеченский народ пострадал от притеснений, когда российская империя завоевала Кавказ в 19 веке. Кульминацией стало жестокое подавление светского националистического восстания чеченцев в период 1940-1944 годов (*) с последующей массовой депортацией в Сибирь большей части чеченского гражданского населения, и преднамеренные бомбардировки мирных чеченцев в Грозном во время первой Чеченской войны после распада Советского Союза. Тем не менее, несмотря на законные претензии с позиций чеченского национального дела, вторая чеченская война, которая привела к повторному присоединению Чечни к России, проводилась в ответ на вторжение джихадистов и нападение на с баз боевиков, расположенных в чеченском государстве.

В связи с этим на правительстве России, поддерживающем Кадырова и его правительство, лежит обязанность начать публично осуждать современную политику исламизации чеченского правительства. России нужно дать понять чеченским властям, что они должны отстаивать право на свободу религии в соответствии со статьей 28 Конституции России, по которой Чечня обязана соблюдать и уважать светскую Конституцию Чеченской Республики. Прежде всего, насаждение мусульманской формы одежды и шариатских законов в чеченских судах должно быть отменено. В то же время, необходимо, чтобы Москва обеспечила свободный доступ в регион Специальных докладчиков ООН и других международных наблюдателей для подготовки доклада об убийствах чести в отношении женщин, нарушении права на свободу религии и применении законов шариата в Чечне. Кадыров и другие официальные лица Чечни не могут противиться давлению со стороны Кремля, потому что в первую очередь это Москва поставила их у власти, и она несет ответственность, позволяя им сохранить свои позиции в правительстве Чечни.

Кроме того, правительство России должно обеспечить выполнение решений по делам Чечни Европейского суда по правам человека, которые касаются защиты женщин — жертв насилия, привлечь виновных в совершении таких нападений к ответственности и обеспечить обязательность ответственности за нарушения прав женщин и насаждение исламского права в Чеченской Республике. Это значительно продвинет дело избавления Чечни от климата безнаказанности в отношении нарушений прав человека и насаждения исламского права.

Необходимость принятия решения по этому вопросу становится все более актуальной. В течение следующих нескольких лет России следует рассмотреть вопрос о стремлении чеченских сепаратистов к независимости, но только после полного искоренения тенденции исламизации и каких-либо признаков шариата из чеченского общества.

Примечание:

  • Иногда утверждается, что чеченское сепаратистское движение состояло в союзе с немецким Рейхом в годы Второй мировой войны. Это правда, что некоторые чеченские мятежники получали поддержку от десантников вермахта, но не было никакого реального сотрудничества между лидерами нацистов и чеченцев, и все попытки наладить официальный союз не удались по ряду причин. В частности, нацисты не желали признавать стремления чеченцев к самоопределению и отказа признавать немецкую власть, а чеченцы с презрением относились к тому, что нацисты обхаживали казаков, к которым они давно питали чувства вражды.

Оригинал материала: American Thinker

Перевод: ИноСМИ