Кадетские финансы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кадетские финансы

"Упоминание имени Бориса Йордана, создателя и председателя правления промышленного холдинга Спутник, более известного, правда, как глава группы МФК-Ренессанс, вызывает неоднозначную реакцию у многих отечественных и западных бизнесменов. О том, как ненавидят Йордана некоторые из них, ходят легенды. Но даже ярые недоброжелатели этого человека признают, что он талантливый предприниматель. Настолько, что может позволить себе вложить $1 млн своих личных средств на поддержку кадетских корпусов в России. Дело в том, что почти все предки Йордана по отцовской линии учились в кадетских корпусах. Однако помимо кадетов в роду Йорданов было и немало финансистов. Поэтому не исключено, что своим способностям именно в этой области Борис больше всего обязан своим предкам.

Уже несколько десятилетий Йорданы живут под Нью-Йорком в городе Си-Клиф. Русские, которых немало живет в этом местечке, называют его Царским Селом. Говорят, что Си-Клиф действительно очень напоминает им пригород Петербурга. В это трудно поверить, хотя можно понять ностальгию русских эмигрантов, покинувших Родину в начале ХХ века. Они всеми силами пытаются сохранить старые семейные традиции, а главное, родной язык, считая, что их дети и внуки должны его знать. Поэтому в Си-Клифе есть несколько русских школ. В одной из них обучал местных детей русскому языку и литературе Алексей Борисович Йордан - отец Бориса Йордана. Правда, только в выходные, поскольку в остальные дни недели работал в банке. Так получилось, - рассказывает он в своих воспоминаниях, - всю жизнь мечтал стать военным, а стал банкиром. 
Другая эпоха Алексей Йордан получил экономическое образование во Франции, где учился в университете после второй мировой войны. Однако, как и все Йорданы, он все-таки прошел военную школу. Согласно семейной традиции, складывающейся веками, мальчика сначала отдали в Первый Русский Великого князя Константина Константиновича кадетский корпус. Неудивительно, ведь он был сыном блестящего русского офицера. Его отец, Борис Михайлович Йордан, окончил Пажеский императорский корпус и два курса Николаевской военной академии. Когда началась первая мировая война, 26-летний офицер, конечно, отправился на фронт. Однако революция 1917 года полностью изменила его жизнь. Рушились идеалы, привычные устои, и убежденному монархисту Йордану стало понятно, что ему нет места в красной России. Выбор был небольшой. Однако помог сербский король. В прошлом выпускник петербургского пажеского корпуса, он был готов принять к себе на службу русских офицеров. Поэтому в 1920 году полковник белой армии Борис Йордан вместе со своей женой Кирой Анатольевной, урожденной Гудим-Левкович, эмигрировал в Югославию. 
Там, в Югославии, в маленьком городке Суботица, который находится неподалеку от венгерской границы, в семье Йорданов родилась девочка Надя, а через два года на свет появился и Алексей - отец Бориса Йордана. Но дети рано осиротели. Через 6 лет после рождения мальчика Кира Анатольевна умерла. Сказались годы тяжелой работы в обществе Красного Креста во время первой мировой войны, где эта прекрасно образованная женщина (происходившая из старинного российского дворянского рода сербского происхождения), фрейлина императрицы Александры Федоровны, добровольно трудилась сестрой милосердия. За самоотверженную работу с опасностью для жизни под неприятельским орудийным огнем Кира Анатольевна была награждена двумя Георгиевскими медалями. 
Маленькая колония эмигрантов из России в Суботице стала родиной и для матери Бориса Йордана. Судьба ее родителей вплоть до мелочей напоминает жизненный путь всех белоэмигрантов. Бежавший из Крыма в 1920 году морской офицер капитан первого ранга Александр Шишков и его жена Екатерина Шишкова (урожденная Хоматьяно) тоже нашли приют в Югославии. Дальше - тяжелые годы эмиграции, вторая мировая война, после окончания которой семья уезжает в США. Однако, изучая родословную материнской ветви фамилии Йорданов, можно смело сказать, что своим талантом финансиста основатель Спутника, скорее всего, обязан именно роду Шишковых. Во всяком случае, именно среди Шишковых было больше всего финансистов и банкиров. 
Русская история Надо сказать, что Шишковы принадлежат к старинному дворянскому роду, который ведет свое начало от Микулы Васильевича по прозвищу Шишка. Он, в свою очередь, является правнуком дворянина Юрия Лозинича, который прибыл из Польши на службу к Великому князю Тверскому Ивану Михайловичу еще в XV веке. Все последующие отпрыски этой знатной фамилии прославились либо на поприще народного просвещения, как, например, прапрапрадед Бориса Йордана Николай Петрович Шишков (1723 - 1869), потомственный дворянин Тамбовской губернии и участник войны 1812 года, который, оставив военную службу, долго работал в министерстве народного просвещения либо в области государственных финансов, как прадед Бориса Тихон Андреевич Шишков, который был директором Крестьянского банка в Самаре, а потом в Костроме. Причем его родной брат был управляющим Крестьянским поземельным банком, а также членом совета министров финансов в ранге тайного советника. 
Что же касается голубой крови, то среди родных Йордана по материнской линии немало особ из царских фамилий. Мария Александровна (мать Бориса Йордана) - почти царевна. Ведь именно ее предок - Николай Петрович Шишков был женат на Екатерине Леоновне, урожденной княжне Грузинской, праправнучке царя Грузии Вахтанга V (1675 - 1737). Причем Екатерина Леоновна была правнучкой знаменитого российского историка Василия Татищева (1686 - 1750). 
Любопытно, что следы фамилии Шишковых можно отыскать и в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. Там захоронен предок матери Бориса Йордана - знаменитый вице-адмирал и славянофил Александр Семенович Шишков (1754 - 1841). Министр просвещения, доверенное лицо Александра Первого, прежде всего был известен как борец за чистоту русского языка. Например, он предлагал слово калоши заменить на более русское, с его точки зрения, мокроступы. Свои взгляды на это он изложил в книге Рассуждения о старом и новом слоге российского языка, которая вышла при Александре Первом в 1803 году. Однако надо сказать, что, несмотря на явно гуманитарные наклонности, Александр Семенович прошел военную школу и окончил Морской кадетский корпус. Он был участником Шведской войны и даже написал книгу Морское искусство. Покончив с военной службой, до самой своей смерти в 1841 году он возглавлял Российскую академию наук и был членом Государственного совета. 
Имей дух и смелость... Не нужно быть историком-архивистом, чтобы ощутить, насколько древний по историческим меркам род Йорданов. На самом деле этой старинной фамилии германского происхождения насчитывается около 400 лет. Очень интересно об этом пишет в своих воспоминаниях дед Бориса Йордана - Борис Михайлович (он родился в 1888 году в городе Двинске Витебской области). Интересующие вас подробности о нашем роде германского происхождения вы найдете в Stammtafel der Familie Jordan aus Nordhausen в Саксонии, составленной моим четвероюродным братом Эвальдом Йорданом в 1914 году, которого я видел раз в жизни у тети Ксении в Лодзи, где я и ее видел в последний раз в 1943 году, приезжая к ней из Белграда. Твердым почерком с ятями на разлинованной в полоску бумаге изложена им Моя семейная хроника. Из этой Stammtafel вы узнаете, что родоначальником считается Андреас Йордан, появившийся в городе Нордхаузен в 1639 году. Из описаний событий того времени вы увидите, что те места были совершенно разорены 30-летней войной, а потому ранее происхождение фамилии установить не удалось. 
Однако доподлинно известно, что российская ветвь Йорданов начинается непосредственно с Августа Христиана Йордана, который приехал в город Ревель, тогда Эстляндской губернии, в 1813 году. Бежавший из разоренной и измученной войной Европы Август Христиан, скорее всего, надеялся на спокойную жизнь в одном из отдаленных уголков Российской империи. И ему повезло. Он удачно женился на девушке из дворянского рода фон Витте. Вскоре принял российское подданство и даже стал бургомистром города Ревеля. У них родился сын - Фридрих-Вильгельм, который получил военное образование, а впоследствии сделал блестящую военную карьеру. Я вспоминаю виденный мною у бабушки его послужной список, - пишет в своих воспоминаниях Борис Михайлович. - Подпоручиком 4-й артиллерийской бригады он участвовал в Венгерской кампании в 1848 году, и я отчетливо помню, что он дошел с нею до города Мария-Терезиополь, в котором мне - его внуку - пришлось жить в изгнании в 1920 - 1939 годах и где его правнукам довелось увидеть свет. 
Жена Фридриха-Вильгельма и бабушка Бориса Михайловича была личностью не менее выдающейся. Свое детство моя бабушка провела в Царском Селе, - пишет он в своих мемуарах, - и была постоянной спутницей в детских играх Великих князей - Николая Николаевича-старшего и Михаила Николаевича (сына императора Николая I. - Прим. Ко), пожелавшего впоследствии быть крестным отцом ее первенца - моего отца. Отец Бориса Михайловича не пошел по стопам отца. Он не стал военным, а получил сугубо гражданское образование. Окончив императорское училище правоведения, он короткое время служил в Витебске, а затем в московском сенате. 
В составе сенаторской комиссии Михаил Васильевич (Вильгельмович) был командирован в Ригу, где ему очень пригодились знания немецкого языка. И именно в Риге он познакомился со своей будущей женой - Надеждой Игнатьевной Шутовой. Необходимо вам пояснить происхождение фамилии Шутовых, - пишет Борис Михайлович, - и роль, которую она играла на нашей окраине Прибалтики в те годы, чтобы вам потом стало ясно воспитание мое, сестры и брата. 
В царствование Алексея Михайловича, в XVII веке, около 300 семейств было переселено из Великого Новгорода в Ригу для укрепления царской власти в этой отдаленной российской вотчине. Эти люди были старообрядцами. В числе таких переселенцев и оказались Шутовы. Все эти семьи поселились в отдаленной части Риги, которая вскоре обрела самостоятельный статус и стала называться Московским Предместьем. Фактически это было государство в государстве. Причем любопытно, что по указу императрицы Екатерины Второй, действовавшему до 1920 года, никто из не принадлежащих к потомкам этих переселенцев не имел права покупать какую-либо недвижимость в Предместье. И вот девушку из этого Предместья и взял в жены Михаил Васильевич Йордан. Дом деда был постоянно посещаем представителями губернской власти и прочими должностными и общественными лицами, - вспоминает Борис Михайлович, - и по воскресеньям за стол садилось не менее 20 гостей. По его словам, мама не была властной, но очень разумной, практичной и обладала большим тактом и умением обращаться с людьми, она была русской до мозга костей, глубокой патриоткой и эти свои качества внушала нам с детства. Надежда Игнатьевна Йордан умерла в Риге в 1939 году. Однако именно благодаря ей русский язык стал основным в семье Йорданов. 
В архиве Бориса Михайловича, который, к сожалению, пропал во время второй мировой войны, хранилась фотография его деда, где на обороте рукою его матери (она обращалась к своему сыну) было написано примерно следующее: Помни, Боря, что я решилась выйти замуж за твоего отца - немца по происхождению - только после того, как его отец на настойчивые просьбы прибалтийских немцев использовать его связи при дворе для отмены какого-то неприятного для них правительственного распоряжения ответил: Я русский воспитанник и всем обязан России, поэтому против русских законов я не пойду! Позиция редкая в нынешние времена. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации