Казахстанский облом все-таки случился

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как, однако, грамотно и технично алмаатинские чиновники обламывают внешнеполитические амбиции Назарбаева

Оригинал этого материала
© efilinov, origindate::24.11.2006

Казахстанский облом все-таки случился!

(В продолжение третьего эпизода из статьи «Не газом единым»)

Это только наивным либеральным юношам моет показаться, что фильм «Борат» - это проявление так называемой «свободы слова». Если кто-то еще не верит, что за этим либеральным фетишем скрывается цензура, намного более свирепая, чем позднесоветская, то пусть попробует в кругу западных редакторов сказать что-либо поперек утвержденной пропагандистской линии, как это попытался сделать Марк Эймс, американский редактор российского журнала «Exile». Но даже этот вполне приличный журналист остается американцем и верит в то, что выход антиказахского фильма «Борат» является проявлением «свободы слова», а не пропагандисткой спецоперацией. Нет, возможно Саша Коэн и сам верит в свою свободу самовыражения, только он никогда не получил бы такую прессу и кинопрокат по первому классу, если бы его провокации не играли на руку политическому истеблишменту Вашингтона и Лондона.

«Борат» помогает решать две политические задачи для англо-саксонской элиты. Первая – внутриполитическая, высмеять политкорректность, разрушить табу на разжигание межнациональной розни внутри страны, чтобы надежнее править в стиле «разделяй и властвуй». Вторая – внешнеполитическая, на ключевом среднеазиатском направлении технически заключается примерно в том же самом – разжечь межнациональные страсти и максимально ослабить влияние президента Назарбаева как гаранта мира и спокойствия не только в стране, но и во всем среднеазиатском регионе.

Во время своего визита Назарбаев был вынужден отвечать на провокационные вопросы о провокационном фильме «Борат». Причем отвечать в «цивилизованном» шутливом тоне, фактически оправдываясь и оправдывая существование такого фильма, целенаправленно унижающего достоинство казахов. Именно это и требовалось по замыслу провокации, чтобы вбить острый клин между казахскими националистами и умеренным руководством многонационального Казахстана. Дальнейшая эскалация антипрезидентских слухов и возмущения на местах – дело техники, отработанной за многие годы колониальной практики.

Нужно заметить, что сами казахские националисты, политическим оплотом которых является южная столица страны – Алма-Ата, тоже не сидели без дела. Практически синхронно (!) с визитом Назарбаева в Лондон в Алмаатинской области местным чиновниками был демонстративно (!) осуществлен произвол в отношении общины кришнаитов. Причем алма-атинским чиновникам заведомо было известно, что судьбой поселка кришнаитов очень сильно обеспокоены в Лондоне. А также о том, что Назарбаев лично пообещал индийской делегации разобраться в этой ситуации. Предположить, что перед своим визитом в Лондон Назарбаев дал команду или разрешение усугубить свои внешнеполитические проблемы, очень трудно. Теперь, когда произвол в самой грубой форме зафиксирован алма-атинскими правозащитниками, надежды Назарбаева на председательство в ОБСЕ в 2009 году становятся совсем призрачными.

Метафорически ситуацию можно обрисовать такой сценой. Западные доброжелатели предлагают казахстанскому лидеру свою помощь, чтобы преодолеть высокий барьер между статусом бывшей советской республики и признанной европейской державой. Услужливо предлагают воспользоваться либеральной табуреткой и подают руку для опоры. И в тот самый момент, когда Казахстан в лице своего президента действительно доверился своим западным партнерам и понадеялся на крепость их рук, откуда сверху спрыгивает английский клоун и выбивает из-под ног казахстанского президента либеральную политкорректную табуреточку. Президенту ничего не остается, как держаться за партнерскую руку. В этот же самый момент националисты начинают бросать грязь в клоуна, который прячется за спинами серьезных партнеров. Тогда те обижаются и отнимают руку партнерства, чтобы стряхнуть с себя «всю эту грязь». Куда и как при этом упадет казахстанский партнер, и какова будет его судьба – никого не интересует.

Впрочем, у достаточно опытного Назарбаева есть возможность приземлиться на ноги и удержать ситуацию, опираясь на более надежного российского партнера. Для этого нужно по возвращении домой, во-первых, непублично, но уверенно самому возглавить волну возмущения казахских националистов. А чтобы уравновесить ее, в публичном пространстве провести показательный разбор полетов с наказанием виновных в произволе против алма-атинских кришнаитов.

***

Оригинал этого материала
© helga-z, origindate::24.11.2006

В Казахстане разрушена фермерская община вайшнавов

Скачать видео
Converted 22750.jpg
Converted 22751.jpg
Converted 22752.jpg
Converted 22753.jpg
Converted 22754.jpg
Converted 22755.jpg
Converted 22756.jpg
Converted 22757.jpg
Converted 22758.jpg
Converted 22759.jpg
Converted 22760.jpg
Converted 22761.jpg
Converted 22762.jpg
***

Оригинал этого материала
© Newsru.com, origindate::22.11.2006

В Казахстане разрушили постройки, принадлежащие вайшнавам

Накануне в Карасайском районе Алматинской области начался снос 13 дачных строений, принадлежащих членам религиозного объединения "Общество сознания Кришны" на земельных участках, находящихся возле фермы "Шри Вриндаван Дхам". Акция проводилась во исполнение судебного решения о выселении вайшнавов с этих участков.

Ранее уже неоднократно сообщалось о критической ситуации, сложившейся вокруг фермерской общины вайшнавов Общества сознания Кришны в Казахстане. Местные власти неоднократно предпринимали попытки выселить верующих индуистов с земли, законно приобретенной ими еще в 1999 г. На этом земельном участке расположены храм и коровник, а также несколько домов и ашрамов, где проживают более 60 вайшнавов. По словам местных вайшнавов, преследование верующих со стороны местных властей продолжается уже несколько лет, но в данный момент развитие ситуации достигло критической точки.

Между тем, перед началом Второго съезда мировых и традиционных религий, проходившего в сентябре нынешнего года в Астане, представители индуизма, прибывшие в Казахстан из Индии, коснулись на встрече с президентом Нурсултаном Назарбаевым ситуации с вайшнавской фермой и ее обитателями. Президент заявил тогда, что ему ничего об этом не известно, но обещал обязательно разобраться с возникшей проблемой. В свою очередь, министр иностранных дел Казахстана К. Токаев уведомил президента о создании комиссии по данному вопросу. Президент заверил главу индийской делегации, что вне зависимости от комиссии, он лично разберется с ситуацией, возникшей вокруг Общества сознания Кришны.

Как сообщили сайту "Мир религий" очевидцы последних событий в Карасайском районе, 21 ноября в дачный поселок была доставлена тяжелая техника - бульдозеры, грузовые машины, прибыло три автобуса "Икарус" с сотрудниками ОПОН (отряд полиции особого назначения), автобус с рабочими и все районное начальство во главе с Акимом (главой местной администрации). Электроэнергию в поселке отключили с утра.

На ферме в это время были только женщины и дети, мужчины были в городе на работе.

Председатель Алматинского Хельсинкского Комитета Н. Фокина попыталась связаться с находящимися в Астане уполномоченным по правам человека Б. Байкадамовым, министром внутренних дел Казахстана Б. Мухамеджановым, заместителем Генерального прокурора страны И. Бахтыбаевым, заместителем министра иностранных дел Р. Алиевым.

Сразу дозвониться удалось только до Б. Байкадамова, который обещал связаться с Комитетом по делам религии министерства юстиции, с Генеральной прокуратурой и Комитетом по судебному администрированию, в который входит департамент судебных исполнителей, обеспечивающий исполнение судебных решений.

В 15.00 часов представители правозащитных организаций Н. Фокина, А. Гришин, пресс-секретарь Общества сознания Кришны М. Варфоломеев, а также, журналист и оператор телеканала "Астана" выехали из города на ферму, которая находится в 40 км от Алматы.

Все дороги на подъездах к ферме были перекрыты патрульными машинами полиции, никого в поселок не пропускали.

Машина с сотрудниками правозащитных организаций и журналистами поехала в объезд по полям, шел снег с дождем, и им удалось проехать до границы поселка только благодаря тому, что они перемещались на полноприводном джипе-вездеходе.

Однако и эта окружная дорога на подъезде к поселку была перекрыта патрульной милицейской машиной.

На вопрос, почему машину не пропускают, полицейские ответили, что "таков приказ начальства".

Попытки А. Гришина и водителя машины пройти пешком были пресечены силой - полицейские пригрозили им надеть на них наручники и вызвали на помощь дополнительный наряд.

Прибывший подполковник полиции объяснил, что их не пускают в поселок ради их же безопасности, так как в настоящий момент там "снимают линию электропередачи".

У водителя на ферме в это время находились жена и двухмесячная дочь, но все его уговоры пропустить его были напрасны, ему заявили, что его семье "обеспечена безопасность".

Этой группе все-таки удалось прорваться в поселок – они подъехали к нему другой окружной дорогой и, оставив машину на трассе, пешком, по одному, пробрались в поселок.

На пути в поселок встретились две небольших группы очень молодых людей (не пьяных, но как-то неестественно возбужденных).

В руках у них были кувалды, большая гиря, металлические ломы и палки. Двое их них вежливо поздоровались, а один весело крикнул: "Все, ваших домов уже нет!".

В роще на входе в поселок под деревьями стояли четыре больших автобуса с тонированными стеклами и две машины скорой помощи. У сносимых домов стояли 30-40 офицеров полиции, еще человек 20-30 людей в полицейской форме и в штатском наблюдали за происходящим с улицы, включая руководство района во главе с акимом.

Шел дождь со снегом. На газонах перед домами валялись домашние вещи: матрасы, одеяла, посуда, мебель. В домах люди рабочего вида выбивали окна, двери, крушили стены. Бульдозер ломал мощную каменную ограду с чугунными ажурными решетками, обрамляющую общий участок со стороны проезжей части и таранил здания.

Небольшая группа жителей (20-30 человек, в основном женщины) почти не оказывала сопротивления. Одной из жительниц стало плохо, и ее увезла скорая помощь. Тех немногих (в основном женщин), кто пытался препятствовать уничтожению их собственности, полицейские валили на землю. Двое мужчин попытались помешать войти в дом рабочим, но на них набросились около 15 полицейских, скрутили им руки и одного из них увезли в полицейской машине.

За все это время не было не видно ни одного сотрудника прокуратуры, хотя и кришнаиты, и правозащитники требовали встречи с представителями этого ведомства, которые обязаны быть во время подобных действий.

Сносом руководил сам местный аким, который, увидев, что А. Гришин (помимо работы в Бюро по правам человека, он является журналистом) осуществляет фотосъемку разрушения домов на цифровую фотокамеру, тут же приказал полицейским его задержать.

Чтобы не лишиться камеры тот попытался убежать, но через двести метров полицейским удалось его догнать. Ему заломили руки, отобрали фотокамеру и журналистское удостоверение.

После этого его отпустили, но камеру отдать отказались, сказав, что ее отдадут акиму. Камера действительно была обнаружена в машине акима (А. Гришину ее вернул, видимо, его водитель), однако, флэш-карта и аккумуляторы оказались из нее изъяты. Когда Гришин подошел к акиму узнать, на каком основании были изъяты части камеры и удостоверение, тот при свидетелях сказал "что если еще раз он здесь появится, он лично выбьет ему глаза, несмотря что он аким".

Ни один из полицейских, участвующих в захвате и изъятии камеры и удостоверения не захотел представиться.

По дороге из Алматы в дачный поселок Н. Фокиной удалось связаться по телефону с заместителем Генерального прокурора И. Бахтыбаевым, который заверил, что немедленно свяжется с прокурором области и примет меры.

Уполномоченный по правам человека Б. Байкадамов, с которым тоже удалось вторично связаться, сообщил, что председатель Комитета по судебному администрированию З. Макашев заверил его, что также немедленно свяжется с областным департаментом и даст соответствующие указания.

Все попытки представителей правозащитных организаций найти на месте ответственных лиц, руководящих операцией, и передать им информацию были безуспешны.

Все присутствующие на месте официальные лица отказывались разговаривать и заявляли, что они ни за что не отвечают. Полковники полиции кивали на судебных исполнителей, судебные исполнители не признавались в том, что это именно они являются судебными исполнителями и т.д.

Представители Центра ОБСЕ в Алматы Евгения Бенини и Лиза Жумахметова так и не смогли пробиться в поселок - их машину не пропустили полицейские патрули.

С наступлением темноты, около 18 часов, все было закончено: 13 домов разрушены, люди выброшены под снег на улицу, вся ферма без электроэнергии, а значит без тепла и воды.

Когда все строения, снос которых был намечен на этот день, были разрушены (дома, не принадлежащие членам Общества сознания Кришны, находящиеся рядом с разрушенными или даже между ними и имеющие те же документы на право собственности, остались нетронутыми), судебные исполнители сами высказали желание дать интервью телеканалу, чтобы "не возникло одностороннего мнения". Однако никто из них не представился, и все что они могли сообщить, что действуют на основании решения суда.

Ни аким, ни полицейское начальство, ни судоисполнители не стали слушать, что созданная государственная комиссия по проблеме Общества сознания Кришны еще не вынесла своего решения.

Между тем постановления о выселении и сносе 13 домов членов дачного кооператива, являющихся членами религиозного объединения "Общество сознания Кришны", были вручены вечером 20 ноября сторожу дачного товарищества, находящегося рядом с фермой Харе Кришна. В постановлениях отсутствовали даты сноса и сроки, к которым помещения должны быть освобождены. Наблюдатели отмечают также, что действующее казахстанское законодательство не предусматривает такого способа выселения, как разрушение жилья, а при производстве выселения должна составляться опись имущества из освобождаемого помещения и в необходимых случаях обеспечиваться его хранение.