Казус "Уралсиба"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Публикуя заведомо недостоверные данные руководство УК "Уралсиб" хотело скрыть провальные результаты работы своих паевых фондов

1156164517-0.jpg Одиннадцатого августа Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) впервые публично заявила о том, что управляющие компании предоставляют недостоверную информацию об управлении активами. Поводом для беспрецедентных обвинений стало двукратное завышение доходности управляющими компаниями группы «Уралсиб» за первое полугодие 2006 года. Впрочем, быстро выяснилось, что речь идет о банальной технической ошибке: изменение стоимости чистых активов было отнесено не к ста восьмидесяти дням, а к девяноста. Дело житейское, и никаких санкций со стороны ФСФР не последовало. Однако на прошлой неделе в СМИ появились сообщения, что из «Уралсиба» уходит главный исполнительный директор по работе с частными активами Алексей Чаленко, подписавший злополучные неверные отчеты.

Мелкая техническая ошибка стала поводом для увольнения, но отнюдь не его причиной. Сам Алексей Чаленко заявил, что покидает банк из-за внутреннего конфликта, обусловленного тем, что руководство «Уралсиба» уделяет необоснованно большое внимание развитию ритейлового бизнеса, что не позволяет инвестиционному направлению сохранять высокие темпы развития. Представители руководства компании, в свою очередь, отмечают «очень большие личные амбиции» г-на Чаленко, отчетливо намекая, что они не сильно соответствуют результатам работы.

Из этих взаимных упреков можно понять, что реальной причиной размолвки в руководстве «Уралсиба» стали скромные результаты работы в начале текущего года: если раньше паевые фонды компании уверенно входили в первую пятерку лидеров по доходности, то в первом квартале 2006 года они переместились в рейтингах во вторую десятку. По итогам полугодия они частично отыграли позиции, но в «топ» так и не вернулись.

Руководитель информационно-аналитического управления УК «Уралсиб» Александр Головцов назвал ситуацию первого полугодия краткосрочной аномалией. «Наша компания традиционно делала ставку на второй эшелон, — объясняет он. — Но, поскольку в этом году резко возросло влияние на наш рынок глобальных инвестфондов, покупающих практически только “голубые фишки”, акции второго эшелона серьезно отстали от более ликвидных бумаг: индекс РТС-2 с начала года к закрытию 15 августа вырос всего на 18 процентов, тогда как состоящий в основном из “фишек” индекс РТС — на 47 процентов». Но в конце апреля, сообщает Александр Головцов, компания «усилила дифференциацию стратегий между фондами», что позволило заметно улучшить позиции.

Однако очень похоже, что «казус “Уралсиба”» свидетельствует о более глубинных процессах на российском рынке доверительного управления активами. Дело в том, что в мире этот бизнес базируется на двух стратегиях. Первая предполагает максимальную формализацию действий управляющего: инвестиционный комитет компании с определенной регулярностью выбирает список бумаг для инвестирования, обозначает лимиты по каждой из них и ценовые параметры. Управляющий в этой системе, по сути, становится оператором.

Лозунг второй стратегии — «Выбирай не компанию, а управляющего». Этот подход ориентирован на опыт и талант управляющего, его интуицию. Как показывает жизнь, в неоднозначных ситуациях гибкий человеческий ум зачастую работает эффективнее прямолинейных компьютерных «мозгов». Кроме того, ставка на личность управляющего нередко является и удачным маркетинговым ходом, считает аналитик УК «Менеджмент Центр» Максим Капитан: «Например, известный управляющий портфелем УК “Тройка Диалог” Олег Ларичев — это бренд компании. Он часто выступает в прессе, появляется на экране. Люди его знают, и, наверное, многие испытывают доверие лично к нему».

Так вот, «Уралсиб», а точнее, лично Алексей Чаленко является горячим приверженцем первой стратегии — ставки на систему. Причина очевидна: при ставке на личность уход «раскрученного» управляющего становится для компании серьезной проблемой. В «Уралсибе» под руководством Чаленко была построена система, сводившая личностный фактор к минимуму. На это «заточены» и технология принятия решений, и работа кредитного комитета, и состав листа инструментов, которыми управляющий может оперировать, и так далее. Очевидно, построение подобной системы потребовало от компании немало сил и средств, ведь технология управления и контроля над такой системой — вещь весьма дорогостоящая. И легко понять раздражение руководства, когда обнаружилось, что эта система, судя по всему, оказалась неспособной адекватно реагировать на реалии российского рынка.

По предположениям специалистов из других управляющих компаний, произошло следующее. Прошлый год был отмечен небывалым — 83% — ростом фондового рынка. Как показывает мировой опыт, подобные рекорды не повторяются, за ними обычно следует серьезный спад. А потому в конце прошлого года прогнозы аналитиков были очень сдержанны и многие компании заявили о намерении зафиксировать прибыль и закрыть позиции — по науке, это было бы единственно правильным решением. Поэтому, как полагают коллеги Алексея Чаленко, в конце прошлого — начале нынешнего года жестко регламентированные менеджеры «Уралсиба» приняли логичное решение закрывать позиции, что и было исполнено. А потом рынок рос, но управляющие не верили в тенденцию (и правильно делали: по теории, роста не должно было быть) и не принимали решений о покупке дорожающих бумаг. Потом, возможно, они спохватились и купили что-то в надежде на дальнейший рост, но было уже поздно. Те же компании, которые вопреки теории не закрыли позиции, хорошо заработали.

Ситуация с «Уралсибом» показывает, что буквальное следование раз и навсегда выбранной стратегии, даже классической и протестированной мировым опытом, в России не всегда оправданно.

[...] Справедливости ради следует отметить, что управление активами в российских компаниях отнюдь не делегировано целиком творческим личностям. Даже те из опрошенных нами управляющих, что исполнили прочувствованный гимн человеческой интуиции, подтверждают, что в солидных компаниях алгоритм принятия решений по возможности формализуется. «Деятельность всех, кто работает в сфере институциональных инвестиций, так или иначе регламентирована, — объясняет Леонид Дробот. — В том числе для обоснования своих действий перед клиентами, ведь речь об управлении чужими средствами».

Тем не менее похоже, что лозунг «выбирай не компанию, а управляющего» обретает популярность и в России.

Марина Тальская, Максим Рубченко

Оригинал материала

«Эксперт» от origindate::21.08.06