Казус Аксененко как компромисс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Рolitcom.Ru, origindate::08.01.02, Фото: ГаЗеТа

Казус Аксененко как компромисс

Алексей Макаркин

Converted 12490.jpg

Владимир Путин совершил первое в новом году кадровое назначение, все-таки уволив министра путей сообщения Николая Аксененко. Этого события ждали начиная с октября, когда против Аксененко было возбуждено уголовное дело. Беспрецедентно долгая борьба вокруг этой значимой фигуры была связана с аппаратным противостоянием двух кремлевских групп, условно называемых "семейными" и "питерскими". В результате было принято компромиссное решение: на место Аксененко пришел не человек из Питера, а кадровый железнодорожник, тесно связанный с бывшим министром. Однако тот факт, что питерцам удалось инициировать смещение столь крупной фигуры, создает важный прецедент, что делает компромисс более выгодным им. Тем более что новый министр рассматривается аналитиками как переходная фигура, а, значит, в обозримом будущем может состояться новый тур борьбы за контроль над путейским ведомством и его финансовыми потоками.

Почему Аксененко?

Николай Аксененко был одной из ключевых фигур в "семейной" группе. В 1999 году его кандидатура номинировалась на пост премьера - по некоторым данным, Анатолию Чубайсу после увольнения в отставку Евгения Примакова лишь в последнюю минуту удалось уговорить Бориса Ельцина направить в Госдуму документ с фамилией Сергея Степашина, а не Аксененко. В период думской и президентской избирательных кампаний Аксененко считался одним из "кассиров" Семьи.

Однако у главы МПС явно не сложились отношения с Владимиром Путиным. Показателем личного отношения Путина к Аксененко является тот факт, что президент в течение всего скандального дела так и не принял министра - даже перед отставкой. Когда нынешний президент был назначен премьером, Аксененко занимал пост 1-го вице-премьера и по своему влиянию не уступал главе правительства (это было особенно заметно в кабинете Степашина). Показательно, что одним из первых кадровых решений Путина в качестве и.о.президента стало смещение Аксененко с поста второго человека в правительстве и возвращение его в МПС. По некоторым данным, еще в начале 2000 года Путин рассматривал вопрос о возможной замене Аксененко и в качестве министра. В качестве кандидата на пост главы МПС назывался Александр Кузнецов, лично знакомый Путину начальник Октябрьской железной дороги - традиционной "кузницы" министров. Однако Аксененко удалось не только сохранить свой пост, но и добиться отставки Кузнецова, причем с формулировкой, свидетельствующей о существенных недостатках в работе. Документ об этом Путин подписал спустя несколько дней после победы на президентских выборах, что свидетельствовало об ограниченности его кадрового маневра (впрочем, через несколько месяцев формулировка была изменена на нейтральную, а сам Кузнецов стал 1-м заместителем полпреда президента в Северо-Западном округе).

Однако, несмотря на временную аппаратную победу Аксененко, "осадок остался". Это сделало министра путей сообщения особенно уязвимым, когда во второй половине 2001 года резко обострились отношения между различными группами в президентском окружении. По данным СМИ, во главе кампании против "семейных" оказались старые сослуживцы Путина по Петербургу, заместители руководителя его администрации Игорь Сечин и Виктор Иванов. Именно с их влиянием связывают активизацию деятельности Генпрокуратуры и Счетной палаты в отношении МПС. Впрочем, у главы Счетной палаты Сергея Степашина есть свои счеты с бывшим соперником в правительстве. Разумеется, подобная операция в отношении члена правительства и, одновременно, главы естественной монополии, не могла быть проведена без санкции главы государства (другое дело, что Путину были необходимы четкие доказательства вины Аксененко).

Механизм запущен

К главе МПС правоохранительные органы "подбирались" еще до октября 2001 года. В августе 2001 года управлением ФСНП по Москве было возбуждено уголовное дело в отношении начальника Московской железной дороги (МЖД) Геннадия Фадеева и руководителя финансовой службы дороги Марии Винтер. Основанием для этого стала недоплата МЖД налогов в федеральный бюджет за 2000 год на сумму 790.99 млн. руб. Однако представители МЖД неофициально дали понять "Ведомостям", что вся вина железнодорожников сводится к исполнению указаний их непосредственного начальника - министра путей сообщения Николая Аксененко. В начале года министр разослал по ГУПам, находящимся в его ведении, приказ о том, что все федеральные налоги они должны переводить на основной доходный счет МПС в Транскредитбанке. А дальше министерство само будет рассчитываться с МНС. Руководство МЖД утверждало, что оно аккуратно перевело положенную сумму в Транскредитбанк - судя по всему, это соответствует действительности, так как именно Геннадий Фадеев указом президента назначен преемником Аксененко.

Уголовное дело о злоупотреблениях в центральном аппарате МПС было возбуждено 9 октября 2001 года на основании материалов Счетной палаты. Первоначально было объявлено, что в 1997 году (тогда Аксененко только стал министром) министерство незаконно израсходовало 700 млн. рублей, предназначенных для реализации правительственной программы по северному завозу. Кроме того, Генпрокуратура обвинила министра в превышении служебных полномочий, из-за которого государство потеряло 70 миллионов рублей: как заявляют следователи, в МПС были созданы фонды, в которые переводилось от 5 до 37% процентов прибыли железных дорог. Позже эти деньги тратились, по версии прокуратуры, произвольно.

19 октября Аксененко был вызван в Генпрокуратуру, где ему было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий. Министр не мог скрыть явной растерянности - он отказался дать подписку о невыезде и пообещал подать в суд на СМИ, которые сообщили о возбуждении уголовного дела. Затем он обвинил прокуратуру в том, что она "покушается на власть". Такое поведение подследственного только ухудшило его положение: в ответ через несколько дней прокуроры переквалифицировали дело Аксененко по другой статье с более серьезной мерой наказания - до 10 лет лишения свободы. Чиновники из окружения президента (например, заместитель руководителя президентской администрации Дмитрий Козак) демонстративно дистанцировались от высказываний министра.

24 октября министр ушел в отпуск, который должен был продлиться до 7 декабря. На этом решении настоял Михаил Касьянов, который понимал, что, оставаясь в Москве на своем посту, Аксененко более уязвим - его могут уволить в любой момент, да и в своих высказываниях он может не проявить необходимой сдержанности (сам Аксененко заявил, что более не будет выступать с комментариями по поводу своего дела). Отпуск Аксененко стал своего рода тайм-аутом, за время которого заинтересованные группы могли попытаться или отстоять свои позиции, или найти компромиссное решение.

Борьба вокруг министерства

Для "питерцев" в этой ситуации было важно обеспечить максимальную доказательную базу по делу, а также найти преемника Аксененко. Таковым мог стать Александр Кузнецов, переехавший в октябре из Петербурга в Москву и занявший пост руководителя департамента в министерстве транспорта (в МПС его демонстративно не пускали). По некоторым данным, "питерцы" настаивали на его назначении заместителем министра путей сообщения, однако против этого выступил как Аксененко, так и Касьянов, который подписывает распоряжения о назначении чиновников данного уровня.

"Семейные" предприняли попытку мобилизовать в поддержку Аксененко общественное мнение. С открытой критикой правоохранительных органов выступил глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс, заявивший, что не следует столь грубо обращаться с федеральным министром. Чубайс, известный как оппонент главы МПС, назвал Аксененко "одним из сильнейших руководителей в стране", добавив, что для правительства эта потеря "была бы очень и очень серьезной". Обвинения в адрес Аксененко, по мнению Чубайса, "ничего, кроме улыбок, вызывать не могут". По данным СМИ, Чубайсу удалось встретиться с Путиным и переговорить с ним по поводу "дела МПС".

Сказал свое слово и сам премьер Касьянов - в интервью "Аргументам и фактам". "Николай Аксененко - это крепкий хозяйственник, он заботился о вверенной ему отрасли. Естественно, что он допускал ошибки, но их можно подкорректировать. Аксененко - хороший министр". В этом же интервью Михаил Касьянов выражает недоумение по поводу прокурорского расследования в МПС. По словам Касьянова, он прочитал обвинительные бумаги, и ничего криминального там не увидел.

28 ноября Аксененко был временно отозван из отпуска для того, чтобы участвовать в заседании правительства, на котором рассматривалась инвестиционная программа правительства на 2002 год. По данным СМИ, участники заседания приняли его как "своего". Опальному министру жали руки, всячески его ободряли, однако это были только символические жесты, которые не могли изменить ход событий. После заседания правительства он отправился "догуливать" отпуск, но вскоре попал в больницу, так что появился на работе лишь 18 декабря. Это событие рассматривалось некоторыми СМИ в качестве успеха Аксененко - на самом деле, оно стало предвестником его отставки. Теперь министра можно было уволить, не нарушая КзоТа, который защищает права отпускников.

Тогда же Аксененко впервые, причем крайне эмоционально, ответил прокуратуре и Счетной палате. В интервью "Ведомостям" он заявил, что никаких фондов, вопреки заявлениям следователей, МПС не создавало. "Фонд - это юридическое лицо, а в министерстве нет юридических лиц… Не было никогда. МПС планирует вложения. Такую-то часть доходов - в телекоммуникации, столько - в социальную инфраструктуру. А расчетный счет у нас один. То, что они называют фондами, - это суть решения, куда сколько потратить. Чтобы учить инженеров, нужно столько-то. Чтобы школы ремонтировать, чтоб детей не попришибало балками гнилыми - столько-то. Чтобы медицина отслеживала, чтобы люди не пьяные и не больные приходили на работу - столько-то".

Что касается обвинений представителей Счетной палаты в покупке квартир своим заместителям, то Аксененко выдвинул два основных тезиса. Первый --что квартиры покупались ниже рыночных цен. Второй - что речь шла об особо ценных работниках ведомства ("Кто-нибудь разве возмущался из болельщиков "Реала", что Фигу или Зидану клуб купил квартиры в центре Мадрида?" - задал риторический вопрос министр), к тому же имеющих семьи.

Интервью Аксененко свидетельствовало о том, что он отошел от своей позиции публичного игнорирования данных следствия и проверки. Это означало, что интервью "Ведомостям" давал уже не столько министр, сколько гражданин Аксененко, которому предстоит излагать эту же версию на следствии, а, возможно, и на суде. Похоже, что министр к тому времени уже знал, что вынужден будет уйти, и торг ведется только вокруг фигуры его преемника. Еще одним доказательством того, что вопрос об Аксененко был решен во второй половине декабря, свидетельствует тот факт, что он объявил об очередном уходе в отпуск.

Наконец, 3 января наступила развязка. Михаил Касьянов встретился с Владимиром Устиновым. Показательно, что встреча состоялась в Кремле, то есть на "поле" президента, который, очевидно, был в курсе этого события. Генеральный прокурор сообщил, что в ходе проведенного следствия были внимательно изучены все обстоятельства этого дела и выявлены серьезные хозяйственные нарушения, в первую очередь связанные с налоговой задолженностью. Таким образом, в качестве основного обвинения, видимо, будет все же фигурировать "налоговое" - то самое, за которое ФСНП в августе хотела привлечь к ответственности будущего министра Фадеева. Понятно, что речь идет о куда больших суммах, чем при создании фондов, покупке квартир, если только МЖД, по данным налоговых полицейских, недоплатила в бюджет немногим менее 800 млн руб. (см. выше).

После встречи премьер внес президенту предложение освободить Аксененко от занимаемой должности. Правда, министр в последние часы успел подать формальное заявление об уходе, мотивировав это тем, что "считает себя морально ответственным за возникшие в подведомственной ему сфере проблемы". Впрочем, отставку Аксененко "подсластили" Почетной грамотой, которую вручил ему Касьянов - это стало последней демонстрацией солидарности премьера с бывшим членом его кабинета.

Параметры компромисса

К этому времени компромисс по поводу судьбы поста главы МПС был достигнут. Касьянов согласился на отставку Аксененко в обмен на то, что премьер смог сохранить лицо и не допустить "питерца" на пост министра. Подобный прием Касьянов применил еще летом, когда министрами природных ресурсов и энергетики были назначены его протеже Виталий Артюхов и Игорь Юсуфов. В то же время и президент, видимо, не был готов назначить министром Кузнецова, увольнение которого в начале 2000 года он оформил собственным распоряжением, да еще и по настоянию не только Аксененко, но и всей коллегии МПС.

Новым министром 4 января (очевидно, что сутки понадобились на окончательное согласование) стал 64-летний Геннадий Фадеев, уже занимавший этот пост в 1992-1996 годах (тогда он входил в клиентелу Олега Сосковца и был оправлен в отставку после падения своего шефа). Фадеева различные СМИ называют то свояком, то тестем, то даже зятем (что совершенно невероятно) Аксененко. Однако вне зависимости от родственных связей известно, что Фадеев, по крайней мере, с середины 80-х годов усиленно протежировал Аксененко. В 1994 году он назначил его своим заместителем с поста заместителя начальника Октябрьской железной дороги (обычно замминистра должен хотя бы некоторое время проработать начальником дороги). Аксененко в долгу не остался - в 1999 году он назначил Фадеева главой одной из наиболее значимых железных дорог - Московской.

Фадеев является одним из наиболее авторитетных железнодорожников - коллеги считают его заслугой сохранение государственного статуса железных дорог. Он крайне осторожно относится к проектам реформы МПС. На совещании в министерстве в августе 2000 года он потребовал "юридической увязки" положений концепции: в том случае, если законодательные акты и другие меры не будут реализовываться в намечаемой форме, ведомство должно иметь право вернуть все в исходное положение. Фадеев тогда призвал еще до начала реформы решить вопрос реструктуризации взаимной задолженности бюджетов всех уровней и железных дорог и точнее прописать механизм компенсации убытков от пассажирских перевозок (этим, кстати, в качестве начальника железной дороги он занимался в течение всего 2001 года, подписывая соглашения с главами регионов). Обратившись к Аксененко, Фадеев прямо сказал, что ставится на карту: "Или вы, опираясь на ваш опыт хозяйственника и политика, станете реформатором нового тысячелетия, или... второе страшно говорить".

По некоторым данным, именно Фадеев возглавлял оппозицию со стороны начальников железных дорог планам МПС по сокращению количества дорог в ходе реформирования отрасли. Впрочем, сейчас он вряд ли сможет воспрепятствовать реализации основных направлений реформы "по Аксененко", которая одобрена правительством. Другое дело, что новый министр, видимо, будет чаще выступать с идеологизированными заявлениями (о невозможности "распродажи" железных дорог) и будет еще более решительным оппонентом либеральных новаций, разрабатываемых в ведомстве Германа Грефа. Представлять Фадеева решительным противником рыночных отношений вряд ли разумно - именно при нем МПС начал "обрастать" близкими к нему компаниями типа известной "Трансрейл", которую обычно связывают с именем Аксененко (хотя это корпоративная структура).

Однако, несмотря на высокий авторитет внутри ведомства, Фадеев является куда более слабой с аппаратной точки зрения фигурой. По крайней мере, так обстоят дела в настоящее время.

Во-первых, по словам Касьянова, новый министр сможет организовать бесперебойную работу железнодорожного транспорта на переходный период. Это подчеркивает "переходный" статус Фадеева. На конец 2002 года намечено создание РАО "Российские железные дороги", так что новый тур борьбы вокруг МПС развернется, очевидно, по поводу назначения главы этой структуры, к которой переходит контроль над финансовыми потоками отрасли. Если Фадеев не возглавит новое ведомство, то его функции в МПС будут существенно ограничены.

Во-вторых, Фадеев не занимал ранее поста 1-го вице-премьера и, следовательно, не является аппаратным "тяжеловесом" в рамках правительства. Он не имеет такого количества "семейных" и иных связей, как Аксененко. Последние пять с половиной лет Фадеев не работал в центральном аппарате - поэтому ему придется заново доказывать свою значимость.

Возможно, первым испытанием для Фадеева станет вопрос о все том же Кузнецове - по некоторым данным, его все же попытают "продвинуть" на пост 1-го заместителя руководителя ведомства. От того, удастся ли это сделать, будет зависеть и расстановка сил между различными группами влияния накануне новых аппаратных "боев" - например, вокруг таможенного ведомства.