Каким он парнем был

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::31.03.2005, Фото: obriy.pib.com.ua

Каким он парнем был

Любимый менеджер Кучмы Юрий Бойко

Николай Зинченко

Converted 18567.jpg

Юрий Бойко

Из всего нелицеприятного наследия в отечественной экономике, который оставил прежний режим, крупные государственные холдинги вспоминаются в первую очередь. Структуры с многомилиардными оборотами вроде «Энергоатома» или «Нефтегаза Украины» всегда находились под особым патронатом Леонида Кучмы, а возглавляли их люди особо приближенные к президенту и, как правило, ему одному реально подотчетные. Фигура бывшего главы «Нафтогаза Украины» Юрия Бойко в этом списке вспоминается в первую очередь. Секрет долгожительства Юрия Анатольевича на столь хлебном месте (три года и почти два месяца) – загадка для общественности и повод хорошенько покопаться в перипетиях трудовой деятельности любимого топ-менеджера бывшего Президента

Говорят, что в президентское окружение Юрий Бойко попал стараниями еще одного «менеджера Кучмы» Олега Дубины, в те времена – первого вице-премьера правительства. Именно он лоббировал назначение Бойко на должность председателя правления Кременчугского НПЗ, а зимой 2002 года помог своему протеже переехать в Киев на должность главы «Нафтогаза Украины». Впрочем по слухам, роль Дубины в назначении Бойко не была определяющей, и за него просили куда более влиятельные люди, имеющие отношение к «большому» европейскому газовому бизнесу (о них – чуть позже). Так это или нет – сказать сложно. Однако один факт остается неопровержимым – спустя некоторое время Бойко получил эксклюзивный доступ к президентскому уху, в сентябре нынешнего года получил из президентских рук звание «Героя Украины» и вплоть до последнего времени только единожды мог потерять свой пост. Случай оказался довольно показательным – в начале 2003 года ведомство Юрия Анатольевича захотели перевести в подчинение Минтопэнерго («Нафтогаз» как известно подчиняется непосредственно Кабмину), а Бойко поменять на одного из собственников корпорации «Индустриальный Союз Донбасса» Сергея Таруту. Затея, за которой якобы стояли тогдашний вице-премьер по ТЭК Виталий Гайдук и министр топлива и энергетики Сергей Ермилов, успеха не имела. Бойко сумел сохранить свой пост и приложил немало усилий, что бы два его влиятельных недруга, а заодно сторонники прямого использования нефтепровода «Одесса-Броды» (с чем всегда не соглашалось руководство «Нефтегаза») оправлены Кучмой в отставку. Гайдука эта участь постигла в декабре 2003, Ермилова – в марте 2004.

К Туркменбаши через Венгрию

Корни президентской лояльности к главе «Нафтогаза» принято искать в венгерской компании Eural Trans Gaz. Стараниями Юрия Анатольевича зарегистрированный на трех безработных оффшор с уставным капиталом в 12 тысяч долларов стал оператором поставок туркменского газа в Украину.

Менять схему поставок среднеазиатского топлива «Нефтегаз» и российский «Газпром» решили в конце 2002 года. Согласно достигнутым соглашениям Украина отказывалась от услуг старого посредника по транспортировке туркменского газа – «Итеры», и подписывала соглашения с венгерской Eural TG. Новый оператор был признан большим достижением украинской стороны, поскольку брал за свои услуги на пару процентов меньше, чем «Итера». Тот факт, что само существование посредника в газовых отношениях между Украиной и Туркменистаном, выглядело не совсем логично (особенно если учесть, что основную часть газовой трубы между двумя странами контролирует российский «Газпром») никого не смутил. За свои услуги Eural TG получил не много ни мало 14 млрд. кубометров газа, которые в последствии доставались «Нефтегазу» и дочерней структуре «Газпрома» - «Газэкспорту», а потом продавались Германии. Реализовать новую схему работы с туркменским газом руководство «Нафтогаза» пыталось с такой поспешностью, что даже забыло о некоторых формальностях. Например, контракт с Eural TG в Москве Юрий Бойко подписал за день до того, как эта структура вообще была зарегистрирована в Венгрии.

В России никогда не скрывали, что работа с венгерским посредником особого смысла для «Газпрома» не представляла. Однако на Eural настоял «Нафтогаз» в лице Юрия Бойко. Дело в том, что в 2002 году Украина благодаря подписанному соглашению контролировала практически весь туркменский газ в западном направлении. Перепродавать топливо в Европе даже с учетом интереса Eural TG «Газпрому» было выгодно. Посему с условиями «Нафтогаза» россияне временно согласились. Совсем другое дело – что подвигло руководство украинского «Нафтогаза» подсунуть себе и «Газпрому» венгерского посредника. За пару лет активной работы Eural TG на просторах СНГ найти корни этой структуры оказалось делом несложным. Следы журналистских расследований неизменно приводили к персоне Семена Могилевича, уроженца Киева, гражданина Венгрии и Израиля, человека которого несколько лет безнадежно пытается поймать ФБР (хотя он совершенно легально живет в Будапеште). Дело в том, что адрес владельца Eural TG в Тель-Авиве удивительным образом совпал с адресом компании Нighrock Proрerties, занимающей достойное место в обширных финансовых операциях Могилевича. Справедливости ради отметим, что ни одна из публикаций, посвященных связям венгерской компании с крестным отцом русской мафии на Западе, не осталась незамеченной представителями Eural TG, и во всех случаях СМИ пришлось ставить опровержения данной информации. Хотя общественное мнение, давно связавшее поставки туркменского газа в Украину через венгров, с прямым интересом руководства «Нафтогаза», Леонида Кучмы и Семена Могилевича, от этого ничуть не изменилось.

Официальные лица «Газпрома» и «Нефтегаза» старались убедить в правильности выбора венгерского посредника, объясняя свою позицию «минимизацией налогообложения». К слову, представители обеих компаний неоднократно заявляли, что три безработных собственника Eural TG – явление временное и в скором времени «Газпром» и «Нефтегаз» станут полноправными хозяевами оператора поставок туркменского газа. За пару лет работы Eural TG ни одной, ни другой компании это почему-то не понадобилось. Зато в результате сложной многоходовки с участием нескольких оффшоров, 45 % акций венгерского посредника в 2003 году оказалось в руках сейшельской компании Karma Holdings. Примечательно, что отношение к этой структуре имеет некий англичанин Роберт Шетлер Джонс. В Украине этот господин известен как представитель британской Atlantic Caspian Resources и главный собственник немецкой компании RSJ Erste Beteiligungs mbH. Первая структура получила известность как инициатор постройки портового комплекса «Донузлав» в Крыму, вторая – как собственник Крымского содового завода и инвестор СП на базе гиганта отечественной химии ГАК «Титан» (это детище старой власти, к слову, уже успело попасть в список претендентов на реприватизацию). Так что люди, реально стоящие за деятельностью венгерского оффшора Eural TG для Украины не чужие, и по всей вероятности, отдавая им в управление 34 миллиарда кубометров туркменского газа, предназначенного для нужд Украины, глава «Нафтогаза» Юрий Бойко имел свой резон.

Впрочем, просидеть слишком долго в статусе поставщиков туркменского газа венграм не удалось. Шел 2004 год, Россия выкупила туркменский газ с 2007 года на ближайшие 30 лет, а в Украине приближались президентские выборы. После очередного саммита Леонида Кучмы и Владимира Путина без галстуков (злые языки любили повторять, что работа венгерского посредника проходила при молчаливом участии президентов обеих стран) Юрий Бойко срочно вылетел в Москву, что бы во второй раз за два года пересмотреть схему поставок туркменского газа в Украину. Место Eural TG в качестве поставщика туркменского газа, согласно подписанным Бойко договоренностям, с 2005 года, заняло СП «РосУкрЭнерго». Доли в этом предприятии в пропорции пятьдесят на пятьдесят поделили российский «Газпромбанк» и дочерние структуры австрийской финансовой группы «Раййфайзен». Огорчаться по поводу появления более удачливого конкурента в Венгрии не стали, поскольку спустя несколько месяцев оказалось, что весь московский менеджмент Eural TG дружно перебрался работать в офис «РосУкрЭнерго», а СМИ дружно начали обсуждать тему – действительно ли вездесущий Семен Могилевич получил влияние на австрийский «Райфайзен». Что касается Украины, то от появления очередного посредника между собой и Туркменистаном она выиграла немного – три буквы в названии и полное отсутствие влияния на органы управления компанией.

Почему мы платим за газ больше?

О роли Бойко в газовых взаимоотношениях с венгерским оффшором говорили не часто. Значительно больше времени уделялось теплой дружбе главы «Нафтогаза» с туркменами или руководством «Газпрома». Правда, Украина от этого выиграла немного. Приведем два примера. Первый – погашение долгов «Нефтегаза» перед российским «Газпромом» за поставки газа в 1997-2000 годах, накрученными еще предшественниками Юрия Анатольевича. Сумма набежала немалая – порядка 1,62 млрд. долларов из которых 190 млн. составляли проценты и неустойки украинской стороны. Как известно, несколько лет украинская сторона пыталась погасить долг десятилетними облигациями «Нафтогаза». Однако принимать их на баланс из-за налоговых издержек «Газпром» отказывался. В августе прошлого года Кабмин с подачи «Нафтогаза» утвердил план расчетов по этой задолженности. Суть ее свелась к тому, что сумму долгов засчитали в счет оплаты транзита российского газа через территорию Украины до 2009 года.

Погашение долга сразу записали в копилку достижений «лучшего топ-менеджера» Бойко – мол и Газпром не в обиде, и Украине не придется рассчитываться живыми деньгами. Если бы не одно «но». Ежегодно, за транзит российского газа через свою территорию Украина получает 26 млрд. кубометров. Согласно схеме реструктуризации долга, до 2009 года из этого количества Украина недополучит не много ни мало 5 миллиардов кубометров ежегодно. За счет чего будет покрываться эта недостача в газовом балансе страны пока непонятно. Надежды на увеличение собственной добычи – не большие. Во время подписания соглашения по реструктуризации задолженности менеджмент «Нефтегаза» обещал, что россияне меньше за транзит газа платить не будут, поскольку 5 миллиардов будут нивелироваться дополнительными объемами русского газа, которые прокачиваются через территорию Украины. Простые математические расчеты показывают, что в таком случае «Газпром» должен увеличить объемы прокачки через украинскую территорию на 20 %. Чего, как известно, нет ни в планах на нынешний год, ни на следующие. Поэтому единственной надеждой залатать дыру в газовом балансе страны остается туркменский газ.

Найдут ли туркмены такие дополнительные объемы, и по какой цене их продадут Украине– вопрос интересный. Особенно если учесть, последнее достижение Юрия Бойко на внешнеэкономической ниве – контракт на поставки газа из Туркменистана на 2006 год, где вместо традиционных 38 долларов за тысячу кубометров, мы стали платить больше. Причины, по которым Туркменбаши решил продавать Украине газ по новой цене, вполне очевидны. Достаточно вспомнить, сколько заработали на нем «Газпром», «Нефтегаз» и Eural TG в последние годы. В интервью “Деловой столице” летом 2002 года, Юрий Бойко комментировал экспорт компанией газа следующим образом: “Мы продаем только газ, который добываем сами. Как бы это выглядело в Ашгабаде, если бы мы где-то продавали их газ, и деньги от этих продаж к ним бы не возвращались...”. В действительности, Юрий Анатольевич несколько кривил душой, потому что туркменский газ в Европу таки попадал. Например, это касается 14 млрд. туркменского газа, получаемого венгерским Eural TG в счет оплаты услуг по транзиту, и перепродаваемого в последствии «Нафтогазу» и российскому «Газэкспорту». А еще в западном направлении уходила часть «голубого топлива» поставляемого якобы для украинского потребителя. Рентабельность таких операций оценить не трудно: в прошлом году «Нефтегаз» платил Туркменистану 38 долларов за тысячу кубометров, а его цена в Европе переваливала далеко за сто долларов. Результаты успешной экспортной деятельности «Нафтогаза» (еще одна большая заслуга, которую ставят Бойко) известны – 30 %-ное увеличение цены на «голубое топливо» со стороны туркмен, которые совершенно справедливо не хотят, что бы на них наживались. К слову, до сих пор остаются открытыми вопросы – почему новый туркменский контракт в канун нового года заключался Бойко с такой поспешностью, и почему о новых ценах ничего не знали в правительстве.

Большой сВИНК

Впрочем, якобы успешная внешнеэкономическая деятельность бывшего руководителя «Нефтегаза» - далеко не единственный миф в биографии Юрия Бойко последних лет. Можно еще вспомнить о создании государственной вертикально-интегрированной нефтекомпании (ВИНК) и непримиримой борьбе с ростом цен на топливо в стране. Летом прошлого года, когда страна отходила от 50-ного скачка цен на бензин и готовилась к дальнейшему росту цен, в недрах Администрации Президента появился один небезынтересный указ президента Леонида Кучмы «О мерах, по повышению эффективности управления нефтяной отраслью». Главный пункт документа – передача государственной доли в ЗАО «Укртатнафта» (Кременчугский НПЗ) нефтедобывающей компании «Укрнафта». Последнюю компанию государственной уже давно принято считать только условно, поскольку больше пользы через подконтрольный менеджмент она приносит частному акционеру – днепропетровской группе «Приват». Этим же указом предусматривалось, что государственный пакет акций «Укрнафты» в размере 50 % отдадут Фонду госимущества, а у бывшего главного собственника – «Нафтогаза Украины» останется всего 1 % + 1 акция. Просуществовал этот «удобный» для «Привата» документ всего два дня. Потом к Президенту на пример попал Юрий Анатольевич Бойко и текст указа был несколько подкорректирован. Кременчугский НПЗ отдали «Нефтегазу» в качестве «вступительного» взноса в увеличенный уставной фонд все той же «Укрнафты», а заодно оставили за «Нафтогазом» 50 % акций нефтедобывающей компании.

В начале осени прошлого года президентское решение претерпело еще одно изменение и отдавать Кременчугский НПЗ «Укрнафте» передумали вообще. В эти же дни счастливый обладатель самого большого в Украине нефтеперерабатывающего завода Юрий Бойко – сделал еще одно заявление. В Украине на базе «Нафтогаза» наконец то появится давняя мечта –государственная вертикально-интегрированная нефтяная компания «от скважины до колонки». Планы по поводу ВИНК у Юрия Бойко оказались более чем пафосными – увеличение числа собственных автозаправок и 40 % розничного рынка нефтепродуктов. Кроме того, глава «Нафтогаза» пообещал, что главной задачей создаваемой ВИНК станет удержание цен на нефтепродукты.

Благое намерение Юрия Анатольевича, спустя неделю оказалось несколько омрачено неприятным скандалом со сменой руководства Кременчугского НПЗ. Председателя правления компании Павла Овчаренко со скандалом уволили, а собранный на скорую руку Наблюдательный совет провел свое заседание в Москве, на котором было решено поставить во главе «Укртатнафты», бывшего заместителя главы Фонда госимущества Сергея Глушко. Отношение к нефтяному бизнесу Глушко имел очень опосредствованное, в свое время руководил и приватизировал под себя парфюмерную фабрику в Харькове, а в ФГИУ запомнился разве что скандалом с дополнительной эмиссией акций Ингулецкого ГОКа, за что пару раз даже пришлось побывать в Генпрокуратуре. Впрочем этот факт, никак не смутил Юрия Бойко, который после увольнения Глушко из Фонда госимущества нашел ему место в дочерней структуре «Нафтогаза» «Укргаздобыче» и потом сделал исполняющим обязанности председателя правления Кременчугского НПЗ.

Поначалу работа Глушко на Кременчуге явно не заладилась, объемы переработки нефти заводом значительно упали. Однако «виноватых» новый и.о. председателя правления с легкой подачи «Нефтегаза» нашел достаточно быстро. В их числе оказался бывший руководитель, а также несколько поставщиков нефти. Работать со старыми поставщиками нефти завод перестал и быстро наладил отношения с новым трейдером – «Западной нефтяной компанией», которая удивительным образом оказалась очень близкой структурой к главе «Нафтогаза Украины» Юрию Бойко. В ноябре прошлого года Глушко окончательно утвердили в должности председателя правления НПЗ, рост цен на бензин благодаря хорошей конъюнктуре мировой цены на нефть утих сам собой, а о покупке заправок и расширении своей доли руководитель «Нафтогаза» уже не вспоминал. На носу были президентские выборы, после которых его патрон Леонид Кучма проигрывал при любых раскладах. О «вертикальной интеграции» «Нефтегаза» в это бурное время выборов пришлось слышать только один раз. Это когда во время второго тура в Кременчуг отправились работники центрального аппарата НАК, посмотреть на новый актив компании – нефтеперерабатывающий завод. А заодно проголосовать по открепительным талонам.

Камо грядеши?

Указ Леонида Кучмы, благодаря которому «Нефтегаз» получил контроль над Кременчугским НПЗ, сейчас оспаривается депутатами в Конституционном суде, Бойко уволен с поста главы «Нафтогаза», а вот в работе самого завода мало что поменялось. Близкий к Бойку трейдер по прежнему поставляет нефть на НПЗ, а самим заводом руководит ставленник Юрия Анатольевича Сергей Глушко…

Впрочем Кременчуг – далеко не единственное место, за которое Юрию Анатольевичу не должно быть стыдно и где его до сих пор с удовольствием ждут. Например остается Крымский содовый завод и ГАК «Титан», где плотно осели люди, заработавшие деньги на венгерском детище Бойко – Eural TG. Как минимум 25 лет должен проработать и российско-австрийский посредник между Украиной и Туркменистаном - СП «РосУкрЭнерго», создание которого скреплено подписью бывшего главы «Нафтогаза». Так что сфер для применения бизнес хватки любимого топ-менеджера президента Кучмы более чем достаточно. На худой конец можно податься в политику, и попробовать стать народным депутатом.

А тем временем Кабмин уже заявил о готовящемся аудите финансовой деятельности госкомпаний. Первым пунктом, конечно же значится «Нафтогаз» вместе со своими дочерними структурами. Документ обещает получиться крайне познавательным.