Какой именно газ убил заложников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::28.10.2002, Фото: "МК"

Очень новый газ

Военные отрицают свое авторство

Николай Поросков, Александр Раскин

Converted 13668.jpgСуществует несколько версий, какой газ был применен при штурме здания Театрального центра на Дубровке. По предварительным данным специалистов, принимавших участие в спасении заложников, спецслужбы применили новейший газ, изготовленный на основе психотомиметического сильнодействующего отравляющего вещества -- фенциклидина (SN), разработанного в 50-е годы в США и переданного американскими спецслужбами российским коллегам. Этот газ не имеет запаха и цвета и начинает действовать в зависимости от концентрации и физических данных конкретного человека в период от 15 секунд до 2,5 минуты после того, как попадает в организм.

Фенциклидин в зависимости от принятой дозы вызывает у человека широкий спектр токсических эффектов -- от легкого психомоторного возбуждения до глубокого коматозного состояния. Это утрата восприятия собственного тела и окружающего мира, сенсорная изоляция, слуховые галлюцинации, сонливость, эмоциональное безразличие, утрата инициативы, побуждение к действию. При получении большой дозы фенциклидина (более 20 мг) человек начинает испытывать конвульсии, возникает анестезия, приводящая к полному обездвижению.

Все расстройства мышления сходны с шизофреническими (склонность к резонерству, извращение понятий, странный, подчас нелепый характер ассоциаций, паралогические суждения). Чтобы человека, отравившегося фенциклидином, вывести из состояния шока, в котором он может пробыть от трех часов до трех дней, врачи используют препарат налоксон. Именно этот препарат, как выяснилось, врачи вкалывали освобожденным заложникам прямо в ДК, чтобы вывести их из состояния шока.

Представители спецслужб не раскрыли, какой именно газ они использовали в операции, но признали, что нужное вещество с помощью ученых-химиков и медиков выбиралось довольно долго, была проделана огромная работа для вычисления необходимого количества и концентрации газа. В частных беседах участники операции также признали, что этот газ действует абсолютно незаметно и выводит из строя человека в считанные секунды.

Но есть и другие мнения. Эксперт по химическому разоружению профессор Лев Федоров считает, что наши спецслужбы применили газ, относящийся к числу отравляющих веществ-инкапаситантов. Отравляющие вещества этого типа рассчитаны на то, чтобы на время вывести человека из строя. Различные препараты этого типа еще называют «полицейскими». Среди них есть вещества усыпляющего действия и галлюциногены.

Американские специалисты также заявляют, что был применен газ, в основе которого валиум. Они также допускают, что могли быть галлюцигенные препараты BZ или трихинуклидинилбензилат, которые прерывают химический обмен между клетками мозга, что и ведет к неадекватному восприятию действительности. Расстройства после их применения могут длиться два-три дня.

Офицер из аппарата начальника войск радиационной, химической и биологической защиты сказал о таинственном газе так: «Это новье». То есть настолько новый и, следовательно, секретный препарат, что о нем никто из спецслужб на любом уровне не заикнется и словом. Новизна его видна в том, что у людей, подверженных воздействию такого рода оружия, нет внешних проявлений отравления, какими могут быть рвота, синюшный оттенок кожи и так далее. По свидетельствам заложников, никто из них не увидел какого-то облака, например пара, не почувствовал химического запаха, газ не вызывал кашля и удушья, а только сонливость и чувство смятения. Впоследствии это выразилось у некоторых в нарушении координации движений.

Военные однозначно отрицают свое авторство «сонного» газа. По их утверждению, армия имела на вооружении вещества, которые предназначались для поражения противника, то есть были рассчитаны на летальный исход, а не на временный вывод человека из строя.

Гражданские специалисты в области химии, даже обремененные высокими научными званиями, разводят руками, отдавая должное «химикам с Лубянки», у которых есть собственные лаборатории. Надо иметь глубокие знания и тонкую аппаратуру, чтобы решить главную для таких ситуаций проблему -- достичь точной дозировки и равномерного распределения по всему залу.

Далеко не всем в ФСБ известно, что это за средства. Из выпускников Академии Федеральной службы безопасности о такого рода средствах знают только те, кто попал в «Альфу» или подобные антитеррористические подразделения. Однако они, и это естественно, хранят молчание.

***

Оригинал этого материала
© "МК", origindate::28.10.2002, "Гибель заложников- результат ошибки спецслужб?"

Во время штурма ДК газ инкапаситан применили впервые

Ирина Боброва, Елизавета Маетная

[...] При подготовке к штурму именно военные токсикологи, возможно, совершили ошибку...

Отравляющий газ пустили по вентиляции за полчаса до начала штурма.

— Это был инкaпаситан — газ, временно выводящий человеческий организм из строя. Других вариантов быть не может: лишь этот газ находится на вооружении как наших спецслужб, так и, скажем, армии США, — рассказывает эколог, доктор химических наук Лев Федоров. — Его можно сравнить с реланиумом или седуксеном. Теоретически этот препарат не смертельный, если он воздействует на полностью здоровых людей. Однако среди зрителей находились старики, дети с неокрепшим организмом, больные астмой, язвой... Для этих людей подобный газ оказался смертельным.

В 1925 году Советский Союз подписал Конвенцию о запрещении химической и биологической войны. Несмотря на это, в тот же год советские спецслужбы приступили к разработке этих видов оружия. Инкaпаситан оказался в списке не запрещенных конвенцией химических веществ, поэтому он всегда находился на вооружении российской армии.

В начале 70-х годов в Ленинграде был создан секретный Институт особо чистых препаратов. На базе этого учреждения разрабатывались белки пептидов, с помощью которых можно воздействовать на мозг человека. Именно там долгое время хранили инкaпаситан.

— В этом институте разрабатывалось оружие массового поражения, — рассказывает Федоров. — При его воздействии человек засыпает — полностью отключается сознание. Он еще живой, но мозг его “отмирает” — максимум на сутки. Сколько человек будет находиться в таком состоянии, зависит от организма? Здесь все индивидуально. Долгое время не могли научиться применять это оружие. Должны были разработать генератор, с помощью которого можно выбросить газ в атмосферу и равномерно распределить. Аэрозольными генераторами занималась целая секретная промышленная система.

— Первые опыты по выбросу газов проводились в Москве в 80-х годах. В столичное метро по вентиляции запускались безвредные бактерии. Потом эти опыты стали проводить в Новосибирске, где специально для этих целей построили метро...

— Боюсь, что гибель заложников останется на совести военных токсикологов, которые не смогли правильно разработать программу штурма, — говорит Лев Александрович. — Перед тем как эвакуировать заложников из здания, спасатели должны были вколоть каждому раствор антидота — и только потом выносить людей на улицу. Счет шел на минуты.

— Как вы думаете, почему террористы не успели замкнуть взрыватели?

— Чеченские боевики скорее всего сразу почувствовали опасность. Почему они не привели взрывное устройство в действие — для меня это остается загадкой. Ведь расстреливать людей они, видимо, начали как раз в тот момент, когда поняли, что в вентиляцию пустили газ. Видимо, их сознание очень быстро помутилось, и они начали убивать тех людей, на которых упало подозрение. Не исключаю и того, что у них начались галлюцинации. Группа “Альфа” ворвалась в здание, когда террористы уже спали, поэтому расстреливали чеченцев уже в бессознательном состоянии. В этом я уверен на сто процентов.

Похоже, инкaпаситан применили во время штурма ДК впервые. В 1991 году, во время путча, подобная операция сорвалась. Тогда это вещество планировали запустить в Белый дом. Однако распространить газ по такому большому помещению оказалось невозможным. В данной ситуации газ удалось пустить только в одно помещение центра — в зрительный зал.

— Сейчас ходит много слухов о сбежавших боевиках, — продолжает Федоров. — Я не исключаю этой возможности. Ведь наверняка какая-то часть террористов находилась не в зрительном зале, а на других этажах помещения. Поэтому до них действие газа не дошло.

P.S. Кстати, как нам сообщили несколько источников в спецслужбах, в сок, который пронесли к заложникам парламентеры, без их ведома было подмешано вещество, которое должно было смягчить токсическое действие газа — то есть облегчить последствия для организмов наглотавшихся ядовитых испарений людей. Не исключено, что заложники, поправившиеся быстрее других, пили именно такой сок...

Мы — не самоубийцы

Боец элитного спецназа: “Газа было столько, сколько нужно”

От чего умерли заложники — от пуль или от газа? Можно ли было предотвратить массовую гибель людей? И вообще — так ли уж блестяще была проведена эта спецоперация, как о ней говорят на всевозможных уровнях? На сегодняшний день эти вопросы остаются главными.

— Если каждый медик будет знать, что за спецсредство применяют наши секретные подразделения и, соответственно, какие медицинские препараты нужно иметь при себе, чтобы ослабить их действие, то это уже будет не спецслужба, а богадельня какая-то. Тут же произойдет утечка информации, и об этом газе можно будет навсегда забыть, — рассказал “МК” боец элитного российского спецподразделения, сам не раз принимавший участие в освобождении заложников. — Даже то, как подробно эта операция освещается по телевидению, означает только одно: в следующий раз террористы подготовятся еще лучше, у них уже будут с собой противогазы, и они тщательнее проверят все вентиляционные люки... Поверьте, многие вещи действительно должны оставаться за кадром, потому что от этого зависит жизнь десятков людей.

— Спецсредство, примененное “Альфой”, — это какая-то новинка или уже хорошо отработанное вещество?

— В операции такого уровня, когда в заложниках находятся сотни людей, о применении каких-то новинок не может быть и речи. Все эти дилетантские разговоры о том, что ФСБшники переборщили с дозировкой газа, — по меньшей мере просто смешны. Во-первых, спецсредство это было разработано еще в лаборатории КГБ, а придуманные там “химикаты” по-прежнему считаются одними из самых совершенных в мире. Во-вторых, применение газа в такой масштабной операции решается на очень высоком уровне: согласовывается со специалистами, собираются десятки подписей... Поверьте, это очень серьезные вещи, и говорить о них походя нельзя. А сколько человек действительно отравилось газом — станет известно только после вскрытия тел.

— Но реальную информацию, от чего погибли заложники, как это уже не раз у нас было, от родственников и от прессы скорее всего снова будут скрывать...

— Такими вещами не шутят. Значит, это был единственный выход, чтобы спасти остальных людей. И я восхищаюсь человеком, который это придумал, — классная голова!.. Представьте на минутку: даже если бы это был самый обычный штурм, то потери атакующей стороны превышают минимум в три раза обороняющихся — то есть к заложникам прибавилось бы еще полторы сотни бойцов. Но мы не камикадзе. Газа было столько, сколько нужно. И существующие инструкции допускают эти нормы — в сложившейся ситуации ее даже можно было еще превысить, чтобы до конца убедиться: террористы уже не могут палить куда попало. В спецподразделениях всего мира при освобождении заложников действует одно и то же требование: причинить как можно меньше вреда, а вернее — не причинить его вовсе. Газ, который применила “Альфа”, был уже неоднократно испытан и стоит у нас на вооружении. Аналоги есть и у иностранных спецов из “Дельты”, “морских котиков”, ГСГ-9. За химическим составом таких спецсредств охотятся разведки всего мира...

***

Оригинал этого материала
© "Los Angeles Times", США, Перевод: "Inosmi.ru", origindate::27.10.2002

Газ, примененный в Москве, вызывает беспокойство западных экспертов

Симптомы, у госпитализированных экс-заложников, похоже, свидетельствуют о применении нервно-паралитических веществ

Аарон Зитнер  / Aaron Zitner

Вашингтон. - Решение о применении сильнодействующего химического вещества, принятое российским спецназом и его последствия подтвердили опасения американских экспертов, несколько лет назад пришедших к выводу о том, что использование подобных препаратов в аналогичных ситуациях может привести к катастрофе.

Хотя на настоящий момент неизвестно, какой именно газ применили бойцы российского спецназа, масштабы последствий и симптомы, наблюдаемые у госпитализированных экс-заложников, свидетельствуют о том, что был использован "нервно-паралитический" газ. Американские специалисты полагают, что в случае с этими веществами невозможно определить дозы, которые были бы достаточны для того, чтобы нужным образом воздействовать на людей и не убить их.

В ходе операции бойцы российского спецназа освободили 700 заложников, предварительно применив газ, который "выключил" людей, находившихся внутри здания. Однако многие люди несомненно погибли именно от газа, а не от пуль или взрывчатки.

США объявили о прекращении разработок нервно-паралитического газа и аналогичных химических веществ в рамках Конвенции о химическом оружии 1997 года.

По мнению одного правительственного эксперта, специалиста по химическому и биологическому оружию, информация, поступающая из Москвы, во многом напоминает последствия применения таких нервно-паралитических газов, как зарин, VX или зоман. Эти газы способны убить человека или же воздействуют на его здоровье таким образом, что он попадает в госпиталь.

Зарин, зоман VX и родственные им вещества относятся к так называемым органофосфатам, препаратам, оказывающим воздействие на нервную систему человека.

Эти вещества способны поражать мозг и вызывать сердечные приступы.

Более того, несмотря на наличие противоядий, ослабляющих действие нервно-паралитических веществ, их применение также не исключает передозировок, чреватых серьезными проблемами или даже летальным исходом.

Возможно, что российский спецназ использовал химические вещества, содержащие валиум, или же другие транквилизаторы, однако они убивают только в том случае, если применяются в громадных количествах. Не исключено и использование анестезирующих веществ, однако они не отличаются надежным быстродействием, подобным тому, что мы наблюдали во время штурма в Москве.

По мнению эксперта, "большое количество людей, попавших в госпитали и по-прежнему пребывающих в них в критическом состоянии, свидетельствует о том, что в данном случае были применены именно органофосфаты, а не валиум, наркотики или анестетики".

Американские эксперты подчеркивают, что проведение полноценного анализа ситуации невозможно, при отсутствии информации о том, какие именно химические вещества были применены во время штурма.

По мнению одного специалиста, Советский Союз опередил американских ученых в исследованиях нервно-паралитических веществ.

В случае военных действий вопрос дозировки таких веществ, по мнению экспертов, не играет важной роли, поскольку их цель - уничтожение живой силы противника. Руководствуясь этими соображениями, США разработали и произвели огромное количество веществ, оказывающих воздействие на нервную систему человека.

Однако ситуация кардинальным образом меняется, когда нервно-паралитические вещества применяются в мирное время против гражданского населения и не с целью уничтожения, а с целью временного выведения людей из строя.

Проблема в случае с органофосфатами состоит в том, что эти вещества обладают настолько мощным воздействием, что их передозировка чревата летальным исходом. Между тем определить необходимую дозу, достаточную для временного воздействия на нервную систему человека, совсем не так просто. А в случае применения таких веществ при больших скоплениях народа в неконтролируемой ситуации, проблема только усложняется.

По мнению экспертов, российские исследователи вполне могли опередить своих американских коллег и разработать более безопасные вещества, в первую очередь для таких ситуаций, когда речь идет о жизни и смерти заложников.

В теле человека нервные окончания в месте соединения с мышцами выделяют химическое вещество, известное под названием ацетилхолина. Это вещество стимулирует деятельность мускулов. Этот самый ацетилхолин затем расщепляется энзимом ацетилхолинстераза, что приводит к расслаблению мускулов. Данная реакция обеспечивает функционирование легких и других органов человеческого тела.

Нервно-паралитические газы, например, зоман, препятствуют расщеплению ацетилхолина, блокируя выделение энзима ацетилхолинстераза. Это приводит к длительным непроизвольным сокращениям мышц.

В случае если контакт с нервно-паралитическими газами не приводит к немедленной смерти, в течение нескольких часов в тело человека можно ввести вещество, стимулирующее обратную реакцию, в результате которой продуцируется новая порция ацетилхолина или же инициируется расщепление энзима ацетилхолинстераза. Вещества-антидоты, способные противостоять воздействию нервно-паралитических газов, включают атрофин или пралидоксим.

"Возможно, русские вели более глубокие разработки в рамках программы по производству мощного органофосфата, способного оказывать воздействие на нервную систему человека, чем мы, когда работали над совершенствованием своего химического оружия", - говорит эксперт при правительстве США. - Несомненно, Советы работали и над производством родственных веществ, необходимых для повышения эффективности применения новых органофосфатов на поле боя. Программа, которую они разрабатывали, была значительно более капитальной".

"Неудивительно, что у русских есть такое вещество, - сказал Рон Мадрид (Ron Madrid), бывший эксперт по химическому оружию при государственном Унверситете Пенсильвании, в интервью Associated Press. - Они потратили 30 лет на его разработку. Нашим разработкам в этой области препятствовал договор (имеется в виду Конвенция о химическом оружии 1997 года - прим. пер.) и президентский указ".