Как "Ломали" Арестанта, Давшего Показания Против Шорора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Выдержки из записи неофициальной встречи в СИЗО г. Армавира

1154700087-0.jpg В «неформальной» встрече также приняли участие двое депутатов Государственной Думы, также, по сообщениям СМИ, задействованные в акции по спасению Шорора. Напомним, Шорор обвиняется в организации убийства директора сочинского пансионата «Подмосковье» Владимира Ефрюшкина, которое было совершено в 2002 году. По словам прокурора г. Сочи Александра Сергиенко, хотя убийство можно считать открытым, на защиту Шорора брошены колоссальные средства и силы, включая административный ресурс. Так что присутствие депутатов Госдумы на встрече в армавирском СИЗО не вызывает удивления.

Вызывает недоумение сам факт организации этой «очной ставки» руководством СИЗО, без ведома и согласия следственных органов. Очевидно, что защитники Шорора пытались заставить Магаряна изменить свои показания. Информация о встрече, как утверждают СМИ, поступила из источников в «правоохранительных органах Краснодарского края». Не исключено, что следователи намеренно вышли на контакт с журналистами, чтобы таким образом противостоять давлению «команды Шорора». Нам удалось получить расшифровку записи переговоров в армавирском СИЗО, фрагмент которых публикуется ниже.

Выдержки из записи неофициальной встречи в СИЗО г. Армавира (июнь 2006 г.)

Адвокат: Не возражаете, если мы беседу запишем на видеокамеру?

Магарян: Возражаю.

Адвокат: Возражаете, да? Потому что это неофициальная беседа?

Магарян: Пообщаемся… Я чуть-чуть в курсе.

Адвокат: Простите, я представлю поподробнее – Геннадий Владимирович Гудков, заместитель председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Российской Федерации, Баринов Игорь Вячеславович, депутат Государственной Думы Российской Федерации. Оба действующие депутаты и, в общем-то, приехали сюда разобраться в, скажем так, обоснованности предъявленных обвинений.

Депутат: Насколько я знаю, вы стали жертвой, так сказать, попали в жернова. Если это так, может быть, вы нам поподробнее расскажете? Потому, что вот тот же Шорор, прочие, они имеют достаточно привлекательный бизнес, который [у них] пытаются различными способами отнять, идет борьба за предприятия, различными способами пытаются… У некоторых людей все средства хороши… Действительно ли, что то, что я узнал, в двух словах, может быть срежиссировано?

Магарян: Вы знаете, я чуть-чуть, если можно, отступлю. О себе, чтобы вы поняли: в моей жизни никогда деньги роли не играли, я никогда за деньги ничего не делаю, никого не убивал… Простите…. Сейчас я расскажу о себе, чтоб вы поняли… Сидел за вооруженный налет на инкассатора, очень сложно оттуда вылезать, понимаете, и я сидел с честью и достоинством, как и подобает арестанту, как еще объяснить, мне это все самому не нравится… Потом так, понимаете, я не хотел бы в такие игры просто так играть…

Депутат: А что нужно делать?

Магарян: Я не знаю, что нужно делать. Мне 12 лет дали, меня к этому подгоняли специально… 12 лет мне ни за что дали, 5-6 лет дали бы за мое дело…

Мне сначала дали 12 лет, но уже началась работа какая-то со мной, а потом, когда мне 12 дали… с особой жестокостью, издевательство над человеком и еще что-то, еще 3 пункта сделали специально, чтобы подогнать под это дело, я ничего не мог сделать. Я не смог доказать, меня осудили внаглую и все еще сказали – тебе много дали. Моих подельников на суд никого не вызвали…. И дали мне 12 лет особого режима….

Депутат: Где судили?

Магарян: В Сочи, судья Краснодарского края… Сделали меня как главаря и осудили, что я мог сделать?

Депутат: А что нужно сделать, чтобы Вы заговорили?

Магарян: Чтобы заговорил… Чтоб я заговорил, я хочу подождать еще немножко, посмотреть на все события, хотя… Но… Может плачевно кончиться, верить кому? Вот что самое главное, я потерял во все веру, я давно знаю — везде силы. У вас деньги, власть, а у меня ничего.

…. Можно задать вопрос – вы кто?

Адвокат: Я адвокат, я защищаю Шорора Александра Олеговича и в принципе, в какой-то степени это была и моя инициатива организовать вот эту встречу… И, понимаете, вы, наверное, правильно говорите… но оказавшись в этой ситуации, вы уже вольно или невольно привязаны к Трутневу, к Шорору.

Эти люди в силу того, что сами пытаются из этой ситуации выкарабкаться, они, хотят или не хотят, и вас должны вытащить, понимаете?

Депутат: Помочь Трутневу…

Адвокат: В интересах… все-таки помочь с тем, чтобы и самим выбраться. Потому, что мы понимаем, что все сейчас висит на ваших показаниях, ну так получилось…

Депутат: А все равно определяться придется.

Адвокат: В июне начнется ознакомление, ну, где-то в августе-сентябре ориентировочно будет суд…. Это будет суд присяжных, хотите вы или не хотите.

Магарян: Я на любой суд согласен, да какая разница, какой суд будет..,

Адвокат: Суд присяжных все-таки, по крайней мере, так считается, более объективно будет рассматривать… Он рассматривает не с позиции доказанности. А того, как эмоционально воспринимают дело, то есть они оценивают, как они считают, виновен человек или нет. Даже если он виновен, может заслуживать снисхождения в определенных обстоятельствах, и скажем, если в суде будет доказано, что вы себя оговорили под принуждением, имели место такие обстоятельства, обстоятельства объективны. Почему, собственно говоря, здесь депутаты Госдумы

Магарян: Я вам скажу одну вещь…. Если на человеке поставлен крест….. никто и никогда его не спасет, уж поверьте, это я знаю точно. Потом, у меня 12 лет сроку…

Депутат: Меня интересует, кто отрабатывал эту версию.

Магарян: Много, которые были в теме… Я понял, надо подумать.

Таким образом, исход дела об убийстве Владимира Ефрюшкина теперь во многом зависит от того, насколько «хорошо» подумает исполнитель этого «заказа» — Альберт Магарян. И хотя следователи не раз говорили, что, кроме показаний киллера, в деле имеются другие доказательства причастности Шорора, потеря этих показаний может существенно снизить шансы обвинителей на победу в суде присяжных.

Оригинал материала

[tt_news=486&cHash=7e5bc02bc8 «Слухи.ру»] от origindate::04.08.06