Как "Павловскгранит" чуть не закатали в асфальт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Как "Павловскгранит" чуть не закатали в асфальт из-за долгов несостоявшегося акционера Сергея Пойманова

Оригинал этого материала

© "РАПСИ", 12.03.2015, Как "Павловскгранит" чуть не закатали в асфальт

Предприятие «Павловскгранит» имеет европейскую славу лидера по производству щебня. Владея крупнейшим в Старом свете карьером, «Павловскгранит» является флагманом нерудной отрасли России. Долгое время «Павловскгранит» был стратегически важным для отечественной экономики активом, год от года наращивая производственные мощности и прибыль. Пока на рубеже десятилетий нулевых и десятых с ним не приключился необъяснимый, на первый взгляд, коллапс.

В 2008 году «Павловскгранит» получил обычные для него 247 млн рублей прибыли. Но в 2009 году случился экономический кризис, и от прибыли остался только 1 млн рублей. Впрочем, в 2010 году, когда кризис уже миновал, и экономика снова пошла в рост, «Павловскгранит», наоборот, рухнул в пике — принеся за год убыток в размере 125 млн рублей. Этому невозможно было найти объяснения, если брать в расчет только внешние факторы. Но тенденция продолжилась. Уже только за первые девять месяцев 2011 года убыток составил 116 млн рублей. Все это время новые заказы исправно поступали на предприятие, которое ни на день не останавливало свою работу.

С этого момента, со второй половины 2011 года, начинается новое перераспределение акций в результате исков кредиторов. В итоге, арбитраж Москвы в ноябре 2012 года признал ЗАО «Павловскгранит-Инвест» банкротом. А 11 января 2013 стало известно, что Арбитражный суд Воронежской области вынес такое же постановление и открыл конкурсное производство в отношении всего ОАО «Павловскгранит». Казалось бы, конец славной истории?..

Довести европейского лидера до банкротства за пару-тройку лет — это тоже своего рода подвиг (с приставкой «анти», конечно). Как показал экспертный и судебный анализ, руководство «Павловскгранита» в 2009-2011 году применило самые жесткие из известных способов выжать из предприятия все соки ради личной выгоды, доведя его до целенаправленного банкротства. Среди них — вывод части основных активов, замена ликвидных активов неликвидными, вывод прибыли с применением трансфертного ценообразования…

Следователи, прокуроры, судьи, так или иначе связанные с делами «Павловскгранита», как будто попадали и попадают в зону правовой турбулентности. Одни выносили странные решения, другие их отменяли, третьи затягивали время, а некоторые и вовсе давали взаимоисключающие распоряжения. Неоднократные замены ответственных лиц — следователей, судей, необоснованное вовлечение в эту историю влиятельных персон, — всё это сопровождало дело «Павловскгранита» все эти годы.

О том, что ситуация сложилась категорически нездоровая, свидетельствует уже тот факт, что сейчас уголовные дела возбуждены сразу против двух ключевых в этой истории людей: бывшего владельца «Павловскгранита» и по совместительству — депутата Воронежской областной думы (его депутатские полномочия истекают в сентябре 2015 года) Сергея Пойманова , а также против предполагаемого нынешнего владельца «Павловскгранита» Юрия Жукова. Судьба градообразующего предприятия и тысяч его работников при таких раскладах ставится под большой вопрос. Рассмотрим оба этапа этого дела, которые ни в коем случае нельзя разделять.

Первый этап

Деградация предприятия началась в августе 2008 года, когда ЗАО «Павловскгранит-Инвест» взяло у «Сбербанка» кредит в размере 5,1 млрд рублей, в качестве залога предоставив акции и имущественный комплекс предприятия. Как вскоре стало известно прессе, на эти деньги один из совладельцев «Павловскгранита» Сергей Пойманов приобрел 48% акций предприятия у своего партнера Сергея Мамедова — члена Совета Федерации от Самарской области. Таким образом, Пойманов консолидировал более 70% акций «Павловскгранита».

В марте 2010 года компания просрочила текущий платеж по кредиту, после чего «Сбербанк» потребовал досрочного возврата долга. Два месяца спустя он переуступил право требования по кредиту своей дочке — ООО «Сбербанк Капитал». После неудачных переговоров с Сергеем Поймановым, кредитор обратился в суд, который постановил взыскать с должника 4,62 млрд рублей. Таким образом, к «Сбербанк Капиталу» по закону перешла большая часть контрольного пакета акций Сергея Пойманова.

Итак, первый факт заключается в том, что Сергей Пойманов отказался обслуживать заем, взятый у «Сбербанка». Когда долг достиг соответствующего размера, Пойманов был принужден судом расплатиться с заемщиком своими активами . Все выглядит вполне логично. Причем, как показывают документы, Комитет по предоставлению кредитов и инвестиций «Сбербанка» делал все возможное, чтобы Сергей Пойманов сохранил свой контроль над предприятием. Еще в ноябре 2009 года кредитор предлагал ему реалистичный план реструктуризации задолженности.

Избрав для себя роль «жертвы рейдерского захвата», Пойманов без объяснений вышел из переговоров с кредитором и перестал обслуживать долг. С марта 2010 года «Сбербанк» не получил от его структур даже обещаний выполнить обязательства, не говоря уж о платежах. Затягивая переговоры, Пойманов удалось выиграть время.

Только к апрелю 2011 года «Сбербанк Капитал» получил первые 36% заложенных акций «Павловскгранита», добившись признания законным соглашения о внесудебном порядке взыскания. Выигранное время структуры Пойманова использовали для подачи иска в Воронежский арбитражный суд. Но даже это дело было затянуто на чрезмерный срок — лишь в декабре 2011 года было вынесено решение о виндикации 25% акций ОАО «Павловскгранит». Обоснование судьей Письменным этого решения оказалось настолько удивительным, что даже было опубликовано в федеральной прессе: он обнаружил злоупотребление правом со стороны ООО «Сбербанк Капитал» — т.е. кредитора, ищущего возможности без скандала вернуть лишь свои средства. А жертвой оказался должник, который полтора года пользуется кредитом, не платя даже проценты. Исчерпывающее описание стратегии Пойманова и его манеры искать подходы к судьям. Знание об этом еще пригодится по ходу этой истории.

Используя несовершенство и неповоротливость отечественной судебной системы, Пойманов долгое время мог, с одной стороны, продолжать использовать мощности «Павловскгранита», а с другой стороны — не платить по кредиту. Поняв это, Пойманов начал просто-таки эксплуатировать судебную систему, подавая иски и апелляции по любым, даже откровенно выдуманным, поводам и вынуждая делать это же своих оппонентов. Например, только из-за того, что на «Павловскграните» для производственной деятельности используется взрывчатка, очень много времени у воронежских судей отняли вопросы спецслужб, представитель которых, возможно, помимо своего желания, выступил чуть ли ни как адвокат Пойманова. Уже к концу 2011 года у экспертов не осталось серьезных поводов для сомнений в том, что единственной причиной интереса Пойманова к суду и следствию стала возможность затягивать время перед вступлением в силу своей ответственности по нарушениям закона.

За время руководства Сергеем Поймановым «Павловскгранитом», по подсчетам следователей, вокруг комбината была выстроена сеть из тринадцати торговых домов, занимавшихся реализацией продукции. Из них двенадцать, согласно оценке юристов, оказались аффилированными с Поймановым. Пока он тянул время, эти посредники приобретали продукцию «Павловскгранита» по ценам существенно ниже рыночных, а реализовывали конечным потребителям уже по нормальной стоимости. Поскольку сам «Павловскгранит» учредителем этих торговых домов не являлся, то и никакой прибыли от их деятельности он не получал. Вот и вся основная часть разгадки причин такого стремительного банкротства успешного предприятия. Другая же часть ответа на ту же загадку кроется в офшорах.

Юристы вычислили, что пока Пойманов оспаривал решения судов в различных инстанциях, параллельно он распределял имущество и доходы предприятия между своими родственниками через офшоры. Так, например, только за апрель 2010 года уставный капитал офшорного партнера «Павловскгранита» — компании «Витэра» увеличился на 4 млн руб., а 50% доля участия Zinica Limited в уставном капитале «Витэры» сократилась до 10%. В результате этих махинаций, у «Витэры» появился новый инвестор — Юрий Подгорный. Он же — тесть Сергея Пойманова. Его 4 млн рублей вклада в уставной капитал обернулись 80% доли. И это только один из ряда аналогичных примеров.

Кульминация первого этапа истории произошла в декабре 2011 года на совещании у директора департамента экономики и финансов Правительства РФ Андрея Белоусова с участием представителей «Павловскгранита» и руководства ООО «Сбербанк Капитал». Незадолго до этой встречи Сергей Пойманов обратился к занимавшему тогда пост премьер-министра Владимиру Путину с просьбой оказать содействие в разрешении «конфликтной ситуации», и вопрос был поручен Белоусову.

Впрочем, на встрече у Белоусова со своими кредиторами Пойманов и не планировал обсуждать возможные пути решения проблемы. Вместо переговоров он предъявил собравшимся решение судьи Пресненского районного суда города Москвы Юлии Садововой о запрете проводить торги по реализации 24,6% акций «Павловскгранита». Как выяснилось впоследствии, это решение было неправомочным. Таким финтом Пойманову удалось выиграть еще некоторое время и в очередной раз затянуть процедуру взыскания долга «Сбербанк Капиталом», чтобы продолжать выжимать последние соки из «Павловскгранита».

Самое печальное, что ради своей сиюминутной выгоды он нанес еще и репутационный ущерб судебной системе. Какие последствия может иметь подобный поступок, видно из дальнейшей судьбы судьи Садововой, вынесшей нужное Пойманову решение. Она считалась одной из самых перспективных молодых судей. В 2007 году Садовова стала судьей без ограничения срока полномочий, а уже через год ее даже назначили и.о. председателя Пресненского районного суда Москвы.

Возможно, ее карьера развивалась бы и дальше так же стремительно. Однако на этот раз Садовова, кажется, переоценила масштаб и возможности Пойманова. В итоге, допущенная ей фальсификация при рассмотрении дела Пойманова стала объектом интереса председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой. Садовова имитировала проведение предварительных слушаний по иску бизнесмена и вынесла определение о наложении обеспечительных мер, запретив отчуждение кем-либо акций, принадлежавших Пойманову. В представлении Ольга Егорова констатировала, что «в действительности стороны по делу в суд не вызывались, предварительное судебное заседание не проводилось, протокола предварительного судебного заседания не составлялось». В своем представлении, направленном в квалификационную коллегию, Егорова написала, что «грубые, очевидные нарушения процессуального законодательства, а также халатность при отправлении правосудия свидетельствуют о непрофессионализме судьи Пресненского районного суда Москвы Садововой». «Подобные действия позорят профессию судьи».

На заседании квалификационной коллегии в январе 2012 года Садовова признала свою вину, хотя утверждала, что в ее действиях не было корысти или злого умысла. Квалифколлегия наложила тогда на Садовову только дисциплинарное взыскание, хотя могла и лишить её статуса судьи. Незаконное определение Пресненского райсуда было отменено, и реализация акций «Павловскгранита» состоялась.

Таким образом, одним из важных побочных элементов истории разборок вокруг «Павловскгранит» стала возможность объективно оценить состояние нашей судебной системы. А диагноз выглядит неоднозначно: присутствуют как признаки явной коррумпированности, так и, что важнее, способность к самоочищению. С одной стороны, Воронежскому арбитражному суду потребовалось полтора года на рассмотрение исков ООО «Сбербанк Капитал» о взыскании денежных средств с должника. С другой стороны, противозаконная помощь Пойманову со стороны судьи московского районного суда не осталась без внимания руководства.

Однако, на наш взгляд, достойной точкой в торжестве абсурда первого этапа истории переходного периода «Павловскгранита» стал иск, поданный Поймановым в декабре 2011 года в Арбитражный суд Московской области. Экс-владелец контрольного пакета акций одного из крупнейших предприятий страны попросил признать собственное банкротство в качестве индивидуального предпринимателя, коим он стал лишь за месяц до этого! Излишне пояснять, что Пойманову это, скорее всего, понадобилось лишь для того, чтобы получить обеспечительные меры на запрет реализации принадлежащего ему имущества.

Наконец, в 2012 году Федеральная антимонопольная служба одобрила ходатайство «Национальной нерудной компании» (ННК), председателем совета директоров которой является Юрий Жуков, на покупку 100% голосующих акций ОАО «Павловскгранит». На этом первый этап закончился.

Второй этап

«Национальная нерудная компания» недолго спокойно управляла «Павловскгранитом». «Сбербанк» получил назад свои деньги. Но вдруг к Юрию Жукову начали проявлять интерес следственные органы.

В 2014 году УВД СВАО г. Москвы неожиданно возбудило в отношении Жукова дело по ч. 1 ст. 179 УК РФ («Принуждение к совершению сделки»). Следствие пыталось установить принуждение по передаче 9% акций ОАО «Павловскгранит» от его бывшего владельца Сергея Пойманова к структурам Юрия Жукова. Следователи подозревали, что Пойманова хотели понудить продать эти акции стоимостью, по версии следствия, якобы 850 млн рублей. Это обвинение Жукову выглядит странным, поскольку, согласно данным реестра, о чем сообщил адвокат Юрия Жукова Тагир Самакаев, Сергей Пойманов никогда не владел этим пакетом акций. Кроме этого, сам «Павловскгранит» на тот момент времени уже находился в процедуре банкротства, а значит, его акции фактически не стоили ничего.

Тем не менее, в рамках расследования этого дела, в июле 2014 года были проведены выемки документов в офисах компаний, подконтрольных Юрию Жукову, а также сделаны обыски в принадлежащем ему доме в поселке на Рублево-Успенском шоссе. Неизвестно, что нашли там следователи. И изъяли ли вообще хоть какие-нибудь полезные для дела документы, однако сразу после обыска дело фактически встало. Громкое начало июля 2014 года не получило никакого развития вплоть до октября 2014, когда неожиданно все следственные действия были разом прекращены, и все претензии и обвинения к Жукову — сняты. Показательно, что возникло дело в июле 2014 года по инициативе прокурора СВАО города Москвы В. Пустовалова, и по его же инициативе оно через 3,5 месяца было прекращено.

К середине 2014 года все процедуры по обжалованию проигранных Поймановым процессов уже либо закончились, либо подошли к своему логическому финалу. Вот так и возникла мысль написать ещё одно, новое заявление в органы внутренних дел — якобы о принуждении к сделке. Таким образом, Пойманов попытался провернуть старый финт: представить себя — жертвой, а своих кредиторов и всех тех, кто пытается вывести его на чистую воду махинации на «Павловскграните», — злоупотребляющими своими правами нарушителями закона.

Тем самым, как раньше Пойманов поставил в глупое положение судей Письменного и Садовову, так и теперь он предоставил шанс оказаться «в дураках» прокурору Пустовалову. Очевидно, прокурору такая роль не приглянулась, тем более что к тому времени стало понятно, что никаких реальных законных перспектив это дело не имеет. И потому прокурор вовремя решил более тщательно проверить материалы расследования. Предсказуемо обнаружив там нарушения законодательства, Пустовалов потребовал от следствия устранить их: в частности, отменить не конкретизированное постановление о привлечении Жукова в качестве обвиняемого, поскольку указанные в нем события «не соответствуют материалам дела». Дело было закрыто с формулировкой «за отсутствием состава преступления».

Уже через месяц, в ноябре 2014 года, начальник ГСУ ГУ МВД России по Москве отменяет постановление о прекращении уголовного дела против Юрия Жукова и отдает распоряжение возобновить предварительное следствие. 19 ноября 2014 года Жуков был объявлен в розыск, а 21 ноября задержан в аэропорту Внуково, по прилету из Лондона. По словам адвоката Тагира Самакаева, вплоть до момента ареста ни ему, ни Юрию Жукову не было известно ничего ни о возобновлении этого дела, ни об объявлении Жукова в розыск. На следующий день Бабушкинским районным судом Москвы Юрию Жукову была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Необходимо заметить, что Жукову вменяют очень редкую и одну из самых неоднозначных статей Уголовного кодекса РФ — ст. 179 УК РФ — «Принуждение к сделке». Следователи, прокуроры и суды испытывают серьезные затруднения при квалификации принуждения к совершению сделки, поскольку, как отмечают юристы, судебно-следственная практика применения ст. 179 УК РФ до настоящего времени фактически не наработана.

Неудивительно, что громкий арест Юрия Жукова вызвал острую реакцию у Бориса Титова, Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, который написал развернутое ходатайство в ГСУ ГУ МВД России по г. Москве «об излишне строгой мере пресечения для предпринимателя Ю.В. Жукова». Очевидно, что ходатайство Бориса Титова возымело своё действие, потому что буквально на следующий день после его обращения домашний арест с Жукова был снят, а мера пресечения — изменена на подписку о невыезде. «Учитывая малозначительность совершенного преступления, у следствия имеются объективные основания для изменения меры пресечения на не связанную с ограничением свободы. Юрий Жуков подлежит освобождению из-под домашнего ареста», — указано в постановлении от 30 января 2015 года.

Характерен еще один момент. Прошло уже более полугода, как по инициативе Сергея Пойманова начались следственные действия в отношении Жукова, однако со стороны «пострадавшего» так и не последовало ни одного официального комментария. При том, что за последние годы все уже привыкли к его экстравагантным версиям и различным открытым письмам, а также к развернутым интервью и инициированным им статьям в различных СМИ, в которых руководители Сбербанка, «Сбербанк Капитала», Воронежской области, министерств и ведомств, имевших отношение к делу «Павловскгранита», обвинялись во всех смертных грехах. Более того, привлекая внимание различных органов к «Павловскграниту», Пойманов не гнушался подписывать такие письма на собственном бланке депутата Воронежской областной думы! Дескать, радеет простой депутат за российскую экономику. А на самом деле, говорят юристы, это уже само по себе подсудное деяние. Но в последние полгода Пойманов как воды в рот набрал. Объяснение такой резкой перемене в поведении Пойманова эксперты дают только одно: страх присовокупить к своему делу еще одну статью УК РФ — №307, «Лжесвидетельство». А именно по этой статье сейчас, по заявлению Юрия Жукова, в отношении Пойманова проводится доследственная проверка.

Поначалу казалось, что дело, инициированное Сергеем Поймановым против Юрия Жукова, было направлено лишь на задержки различных судебных процессов. Но, как правильно сказал адвокат Тагир Самакаев, не только ради этого, но и в целях «попытки уйти от выплаты долгов, связанных с «Павловскгранитом», на сумму свыше 5 млрд рублей». В начале февраля этого года Пойманову было предъявлено обвинение в злоупотреблении полномочиями, повлекшим причинение имущественного ущерба (ст. 201.1 УК РФ) в ООО «Павловскгранит-бетон», и теперь Пойманову грозит реальный тюремный срок. Источники говорят, что арест Пойманова может быть санкционирован в любой момент. Причем текущие следственные действия в отношении Юрия Жукова вряд ли помогут оттянуть этот момент.

 


Ссылки

Источник публикации