Как "лечили нормативы" в "Огнях Москвы"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Как "лечили нормативы" в "Огнях Москвы" Банк Марии Росляк крал во спасение и обманывал ЦБ до последнего миллиона

Оригинал этого материала

© "Новая газета", 07.09.2015, Как украсть деньги? Просто берешь и крадешь, Фото: "Элита общества", Иллюстрация: "Новая газета"

Андрей Сухотин

7dc4e8900883c16ebd6e14556e4a833b.jpeg
Мария Росляк

12 августа ГСУ ГУ МВД РФ по Москве в рамках расследования уголовного дела о хищении денежных средств из ООО КБ «Огни Москвы» были задержаны четверо бывших работников банка: управляющий дополнительного офиса (ДО) «Центральный» Григорий Жданов, руководитель департамента клиентских отношений Ирина Ионкина, заместитель председателя правления банка Вельмакина и предправления Денис Морозов.

Решением Тверского районного суда Морозов был помещен в СИЗО «Бутырка», остальные — под домашний арест.

Все четверо фигурантов обвиняются в хищении более чем 100 млн рублей, которые подлежали выплате Агентством по страхованию вкладов (АСВ) вкладчикам «сгоревшего» банка.

Вкратце напомним историю: летом 2014 года, уже после отзыва лицензии у «Огней Москвы» «ввиду высокорискованной кредитной политики, выразившейся во вложениях в низкокачественные активы», стали поступать жалобы от вкладчиков банка. Все они сводились примерно к следующему: незадолго до отзыва клиенты банка при обращении в его центральный офис получали выписки, согласно которым их вклады оказались ими же закрыты, а средства на счетах — списаны. При этом в документах (договорах о закрытии вкладов и расходных кассовых ордерах) значились поддельные подписи. Осенью СУ УВД по ЦАО по Москве было возбуждено уголовное дело № 268124 по признакам ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц в особо крупном размере).

Это уголовное дело, обраставшее рядом явно нелицеприятных для органов МВД подробностей и имен, расследовалось лишь формально: вызывавшиеся на допрос свидетели моментально теряли память, высшее руководство банка и вовсе не допрашивалось, а оперативные работники жаловались на серьезное давление со стороны Следственного департамента МВД.

Существенные изменения произошли в мае 2015 года, когда «Новая газета» обратилась к министру Владимиру Колокольцеву с просьбой взять дело под личный контроль.

Как результат — 18 мая уголовное дело было изъято из производства СУ УВД по ЦАО и передано для дальнейшего расследования в ГСУ ГУ МВД РФ по Москве. За неполных три месяца старший следователь по особо важным делам Ирина Зинеева допросила ряд свидетелей и, кажется, выстроила цепочку хищения денежных средств в банке — с именами, датами и конкретными суммами. В нашем распоряжении оказались отдельные процессуальные документы из этого дела: сегодня мы публикуем протоколы допросов Ирины Ионкиной и Григория Жданова. Изучив их, можно понять, как собственникам и руководству «Огней Москвы» долгое время удавалось беспрепятственно похищать деньги вкладчиков, вводя в заблуждение Центробанк.

Показания Ионкиной

Согласно показаниям Ирины Ионкиной, на должность директора департамента клиентских отношений «Огни Москвы» она устроилась в 2012 году по протекции тогдашнего председателя правления Алексея Николаенко, с которым вместе работала в ОАО КБ «Росэнергобанк».

По результатам 2012 года, следует из показаний Ионкиной, благодаря агрессивной маркетинговой политике остатки на счетах вкладчиков увеличились в десятки раз относительно предыдущего отчетного периода, что спровоцировало дисбаланс в пассивах банка и вылилось в предписание ЦБ РФ об ограничении в привлечении новых вкладов. « Ограничения были связаны с объемом средств, привлеченных во вклады, а также с количеством депозитных счетов физических лиц. В это время мне от Николаенко поступило распоряжение связаться с сотрудниками, являющимися вкладчиками банка, и попросить их переложить средства с вкладов в векселя банка, что мной и было сделано», — вспоминает Ионкина. Эти шаги, как поясняет обвиняемая, потребовались для привлечения новых вкладов — и фактически были инструментом по соблюдению нормативов регулятора.

Однако число клиентов, согласившихся «пересесть» с депозитов на вексельные договоры, оказалось незначительным — и потому совсем скоро банк пошел на радикальные меры.

«Примерно в декабре 2012 года Николаенко дал мне распоряжение снимать денежные средства со вкладов физических лиц, которых он определял самостоятельно. Схема выглядела так: я должна была обращаться к начальнику дополнительного офиса (ДО) «Центральный» Екатерине Конорцевой, которая вместе со своими операционистками изготавливала расходные кассовые ордера от имени вкладчиков, кто-то наносил на них подписи от имени вкладчиков, затем документы передавались начальнику управления кассовых операций Татьяне Курбатовой для получения из кассы денежных средств, а затем деньги помещались в депозитарную ячейку банка, оформленную на имя Николаенко», — следует из протокола показаний Ионкиной.

По словам руководителя департамента клиентских отношений, уже тогда она и ее подчиненные «осознавали неправомерность действий по списанию денежных средств со счетов вкладчиков для соблюдения нормативов, однако указания руководства все равно исполняли».

«Это происходило по нескольким причинам. Одна из них — самая главная — Николаенко заверил меня, что деньги снимаются временно для соблюдения предписаний регулятора и впоследствии они вернутся на их счета», — поясняет Ионкина.

Важный момент: как показали проверки Центробанка, уже после отзыва у «Огней Москвы» лицензии, деньги в период руководства Николаенко из его ячейки действительно не изымались на собственные нужды, хотя на тот момент за баланс было выведено около 50 млн рублей. «Средства действительно хранились в ячейке до их востребования со стороны вкладчиков. То есть первоначально банк в лице своего руководителя был вынужден пойти на данные меры, чтобы обойти предписание регулятора и продолжать фондироваться за счет новых клиентов», — подтверждает наш источник, близкий к следствию.

Однако в начале 2013 года, когда проблемы банка с ликвидностью скорректировались в сторону улучшения, у Алексея Николаенко возник конфликт с отдельными членами правления (со слов Ионкиной): «У него (Николаенко) происходит конфликт с [собственниками банка] Марией Росляк и Вадимом Халанготом, а также с [членами правления] Александром Башмаковым, Аллой Вельмакиной и Рафаилом Башировым. Потому что Вельмакина и Баширов начинают рекламную кампанию по привлечению средств населения».

В результате в апреле 2013 года Алексей Николаенко подал в отставку, а пост председателя правления занял Рафаил Баширов.

Николаенко, с которым мы связались, посчитал публичные комментарии «малоэффективными», пообещав «все рассказать следствию, если потребуется».

"Лечение нормативов"

По словам Ирины Ионкиной, Баширов «очень быстро взял бразды правления в свои руки» — и в течение одного месяца вместе со своим заместителем Аллой Вельмакиной полностью подчинил себе всю исполнительную вертикаль. Списания пассивов продолжились, и [#ankor1 схема] отдаленно начала напоминать пирамиду: с каждым новым вкладчиком деньги старого уходили в ячейку, контроль над которой осуществляли уже новые руководители.

«Обязанности между Башировым и Вельмакиной распределялись следующим образом: Вельмакина занималась рекламными кампаниями по привлечению средств для их последующего снятия и контролировала работу IT-отдела. Баширов контролировал работу Башмакова или [заместителя главного бухгалтера] Ивлевой по списанию денег. Мне также известно, что Баширов и Вельмакина специально подбирали кандидатуру для руководства процессом списания денег вкладчиков в дополнительном офисе «Центральный». Остановились на Морфенко О., которая длительное время работала в банке и была доверенным лицом Росляк и Халангота», — рассказывает Ионкина.

Определившись с фактическим руководителем в ДО «Центральный», группа назначила руководителя формального — им оказался бывший управляющий ДО «Люсиновский» Григорий Жданов.

Последний, судя по его показаниям, уже был ознакомлен со схемой списания средств вкладчиков (из протокола его допроса): «Еще в феврале 2013 года я присутствовал на совещании, которое проводилось в здании центрального офиса ООО КБ «Огни Москвы», на нем присутствовали Баширов, Ионкина, начальник управления сети филиалов Леонарда Абасова (сноха Вельмакиной. — А.С.) и управляющие других допофисов. Тогда я впервые узнал о схеме, которая называлась «лечение нормативов». Ответственным за нее был Башмаков, помогали ему в этом Конорцева и Вельмакина».

Внешнее оформление схемы оставалось прежним — корректировка отчетности перед ЦБ РФ.

«Все делалось без участия вкладчиков. ЦБ постоянно видел в отчетах примерно одну и ту же сумму остатков по вкладам, которая менялась всего на несколько тысяч рублей. Получалось, что банк привлекал деньги физлиц сверх установленных нормативов, а по отчетам этого не было видно, в связи с чем у регулятора не было оснований для отзыва у банка лицензии по причине ведения высокорискованной политики», — следует из показаний Жданова.

Решения о выделении конкретных сумм на «лечение» принималось конгломератом в составе как минимум Башмакова, в подчинении у которого находилась бухгалтерия, а также Ионкиной, Баширова и Вельмакиной. Этот вывод Жданов на допросе делает исходя из электронных писем, в которых «присутствовали следы переписки вышеперечисленных лиц».

Любопытно, что фактические операции зачастую опережали изготовление документов, которые служат основанием для банковских проводок. По словам Жданова, причиной таких шероховатостей было несовершенное программное обеспечение. Вскоре оно усовершенствовалось.

«Поначалу использовалась система RS-Банк. Летом 2013 года сотрудники IT-отдела разработали для ведения черной бухгалтерии систему «RS-Банк Калина». В начале 2014 года программа была уже усовершенствована до такой степени, что по заданным параметрам можно было быстро находить «нужных вкладчиков». Например, если в какой-то день для «лечения нормативов» нужно было списать 1 млн рублей, то была возможность задать в программе следующие параметры: когда открыт счет, минимальная сумма остатков по вкладу, дата окончания вклада, наименование ДО и т.п. А за несколько месяцев до отзыва у банка лицензии IT-отдел написал макрос, который позволял формировать и распечатывать необходимые для списания денег документы автоматически», — цитата из показаний Жданова.

Несмотря на то, что процесс снятия денежных средств со счетов вкладчиков был максимально облегчен, в конце 2013-го — начале 2014 года в автоматизированной банковской системе (АБС) начали происходить сбои.

Ирина Ионкина, например, вспоминает сразу несколько таких случаев, главной причиной которых называет необходимость «для проведения незаконных операций».

«Мое мнение сформировано банковской практикой. Когда необходимо отключить или перенастроить работу АБС, периоды отключения согласовываются со всеми службами. АБС отключалась много раз без всякого согласования. Это общеизвестная практика: когда в банке проблемы и что-то «химичат», то банки, как правило, ссылаются на технический сбой», — следует из ее показаний.

Новые лица — старые схемы

В конце сентября 2013 года в руководстве банка вновь произошли кадровые перестановки: пост председателя правления занял банкир Денис Морозов. Как следует из показаний фигурантов уголовного дела, Морозов приходил в банк в тандеме с иранским бизнесменом Ахмадом Абеди, который вошел в капитал «Огней Москвы», выкупив доли у Марии Росляк и Вадима Халангота.

Абеди и Морозов, как поясняла тогда Росляк, представляли интересы группы иранских инвесторов, которые видели в «Огнях Москвы» основной расчетный банк в рублевой зоне. Однако этим планам не суждено было сбыться.

Из показаний Григория Жданова следует, что, несмотря на назначение человека «извне», незаконный документооборот не просто не был пресечен — напротив, увеличился: «Поначалу в расходных кассовых ордерах от имени вкладчиков подписи ставила Конорцева, но теперь ей уже помогали все операционисты ДО «Центральный», в том числе и я. И все равно сил [на оформление подложных документов] не хватало. В апреле 2014 года, например, накопилось три полные стандартные картонные коробки неподписанных ордеров, то есть больше 4000 документов. Я обратился к Ионкиной, сказал, что у сотрудников оперзала нет возможности их подписывать, поскольку существует очень много текущей работы. Тогда эти документы у меня забрали, кто-то из водителей или сотрудников административно-хозяйственного отдела и принес в мой кабинет уже с подписями «вкладчиков».

Жданов настаивает, что все это время действия по списанию денежных средств он и его подчиненные совершали вынужденно: «Мы осознавали незаконность этих действий и боялись уголовной ответственности, в связи с чем я постоянно ходил к Ионкиной, Баширову, Башмакову, Морозову, Вельмакиной. Но после таких разговоров мы получали заверения, что в ближайшее время все закончится. Но так продолжалось до отзыва у банка лицензии».

Один из случаев «саботажа» работников ДО «Центральный» в своих показаниях вспоминает и Ирина Ионкина: «Операционисты отказались исполнять указания Башмакова, о чем мне сообщил Жданов по телефону. Я передала это Баширову, после чего тот приказал мне собрать Жданова и работавших на тот момент операционистов и подняться в кабинет к Морозову. Я присутствовала при разговоре Морозова с вышеобозначенными сотрудниками. Сотрудники говорили, что они боятся выполнять операции по незаконному снятию денег, на что Морозов отвечал, что вся вина и ответственность в случае неблагоприятного исхода для банка будет лежать на нем, а банк выплатит сотрудникам премии».

Однако работники не дождались не только премий, но и официальной зарплаты. По словам Жданова, незадолго до отзыва лицензии на очередном совещании выяснилось, что изъятые со счетов вкладчиков средства исчезли и их возврат не предвидится.

«В тот период в банке царил страшный бардак: вкладчики постоянно устраивали в оперзале истерики, мы периодически вызывали им машины «скорой помощи», приезжали сотрудники полиции. Все сотрудники ДО «Центральный работали» по 16 часов в сутки и очень уставали, поэтому все дни в голове у меня смешались», — рассказывает Жданов.

Деньги клиентов банка в последний перед отзывом лицензии месяц уходили на счета компаний, связанных с его руководством, следует из показаний Ионкиной: «[Нарушения] касались не только списания денег у вкладчиков, но и платежей юридических лиц. Например, по счетам некоторых юрлиц были произведены операции, на которые они [юрлица] не давали акцепт. Несмотря на наличие средств на корреспондентском счете банка для выплаты зарплаты, сотрудники допофиса «Центральный» по указанию руководства осуществляли списание денег в пользу лиц, аффилированных с учредителями и руководством банка».

Эти показания перекликаются с тем, о чем следствию сообщал Григорий Жданов: «Я помню, что, например, Вадим Халангот отвечал за следующие компании: ООО «Вижн», ООО «ВМ-Недвижимость», ООО «Автодор» и др.».

По данным нашего источника в ГСУ ГУ МВД РФ по Москве, в настоящее время проверяются сведения о причастности к этой схеме и президента банка, долгое время считавшегося его основным бенефициаром, — дочери аудитора Счетной палаты Юрия Росляка Марии Росляк: «Она уже дала показания, в которых призналась, что была осведомлена об этой преступной схеме. Правда, пока она пытается представить себя человеком, который ни на что не мог повлиять».

Наш собеседник не исключает, что об участии Марии Росляк «нынешние и будущие фигуранты дела еще расскажут». Впрочем, обвиняемые уже кое-что вспоминают (со слов Ионкиной): «Всю неделю после отзыва лицензии руководство банка проводило совещания в ресторане «Итальянский дворик». Там Мария Росляк собирала сотрудников допофиса и давала им инструкции, что и как говорить, если их будут вызывать следственные органы. Жданов рассказывал Ефимовой, что Росляк просила сотрудников, будто все указания по незаконному списанию денег им давала я, взамен обещала каждому адвоката, которого она будет оплачивать вместе с Халанготом».

["Новая газета", 20.02.2015, "Блуждающие "Огни Москвы": Новые нарушения [...] были выявлены в ходе производства инвентаризации имущества банка, завершившейся 20 января текущего года.

По ее результатам была выявлена недостача в размере 973,5 млн рублей, более 700 млн рублей из которых приходится на документально не подтвержденные средства, предоставленные в виде займов физическим и юридическим лицам.

Всего на начало конкурсного производства, по данным бухгалтерского учета, банк предоставил кредиты на сумму свыше 17,9 млрд рублей — из них 17,2 млрд рублей подтверждены документально. При выборочном осмотре наиболее крупными заемщиками банка оказались следующие компании: ООО «Викант», ООО «АльянсСтройГрупп», ООО «ПродМаркет», ООО «ЭраСервис», ООО «Кронос», ООО «Альянс Профи», ООО «Старлайн», ООО «Фларус трейд», ООО «Солюшн», ООО «Реал», ООО «СтокГрупп», ООО «Сигма», ООО «ВижнГрупп», ООО «Гелада», ООО «ПрофКомплект», ООО «Монолит», ООО «Брайт», ООО «Тантал», ООО «Эмпир», ООО «Аспира», ООО «ТоргСнабПроект», ООО «ПродМаркет», ООО «Торекс», ООО «Эльба», ООО «Эготайм», ООО «БестНедвижимость», ООО «Мейджик», ООО «Контур» и др.

Большинство займов, по данным АСВ, приходится на конец 2013-го — начало 2014 года, то есть на период получения банком от регулятора предписаний об увеличении резервов под активы и пассивы, а затем — ограничении на прием вкладов от физических лиц.

Наибольшую долю кредитного портфеля составляли займы, выданные субъектам малого и среднего предпринимательства, получавшим за счет бюджетных средств субсидии на оплату процентной ставки по банковским кредитам, а также госгарантий.

В настоящее время мы не обладаем полными установочными данными всех заемщиков, чтобы выяснить структуру их собственности и идентифицировать конечных бенефициаров, однако мы сделаем это в самое ближайшее время.

По словам же сотрудника АСВ, многие из заемщиков «могут быть связаны с бывшими учредителями и руководителями банка» и, судя по движению средств, некоторые из них «могут быть аффилированы с Марией Росляк и связанными с ней лицами». — Врезка К.ру]

86c7f83413dfd43301774414a02de657.jpeg

 


Ссылки

Источник публикации