Как «Красная шапочка»-Васильева прогулялась по Левашовскому лесу. Бастрыкин, Сердюков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"0 bbf72 895c07f7 XL.jpg

Напомним, что имя бывшего руководителя департамента имущественных отношений (ДИО) Минобороны Евгении Васильевой, закончившей в свое время с красным дипломом юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, фигурирует едва ли не в двух десятках уголовных дел о распродаже якобы непрофильного имущества Минобороны. По трем из них к ней предъявлено обвинение.

Сегодня стало известно, что Главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР возбудило еще одно уголовное дело, где основными фигурантами могут стать Евгения Васильева и экс-министр Анатолий Сердюков. На этот раз речь идет о выводе из ведения военного ведомства 613 га земли в Ленинградской области. Ущерб от аферы превысил 1 млрд рублей, об этом пишет «Ъ».

Уголовное дело по ч. 3 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия») ГВСУ СКР возбудило по материалам проверки, проведенной главной военной прокуратурой. Речь идет о махинациях с землями Левашовского военного полигона общей площадью 3,7 тыс. га.

Прогулка по расстрельному полигону

Полигон у поселка Сертолово Ленинградской области был образован в первой половине XX века. Изначально там располагалась мотострелковая дивизия, где готовили кадры для Ленинрадского военного округа Вооруженных сил. Затем на её базе образовался 56-й окружной учебный центр Министерства обороны России. На землях центра располагаются: танковый полигон, инженерное поле, воздушно-десантный комплекс. В 2008 году часть полигона арендовало МВД России.

Также на полигоне находится танкодром, вододром для учений ЗВО и Левашовское мемориальное кладбище («Левашовская пустошь») - самое крупное место тайных захоронений в Петербурге, где покоятся более 45 тысяч жертв сталинских репрессий 1937-1953 годов.

Хоронить казнённых в Левашово начали в середине 1937 года. Местами тайных захоронений расстрелянных в необозначенных массовых могилах в разное время служили также участки Ржевского артиллерийского полигона у посёлков Старое Ковалёво, Бернгардовка и Токсово и городские кладбища Петрограда-Ленинграда.

Кладбище оставалось секретным объектом КГБ до 1989 года и содержалось практически в первоначальном виде. На месте Левашовской пустоши поднялся высокий лес, а проседавшие могилы охранники КГБ подсыпали привозным морским песком.

15727.jpg

По данным Nekropole, центр «Возвращённые имена» при Российской Национальной библиотеке издает Книгу памяти «Ленинградский мартиролог» со списком граждан, расстрелянных в 1937—1938 годах в Ленинграде и впоследствии реабилитированных. Там же приводятся статистические данные о жертвах. Самым молодым жертвам государственного террора было 18 лет — юношам (В. Т. Гужеля (т. 3), Г. Н. Змеев (т. 5, с. 76), А. Ф. Мордовин (т. 1), П. П. Нурмонен (т. 1), В. Л. Румянцев (т. 3), И. Е. Стрелков (т. 2), В. И. Тинус (т. 3)), девушке — 19 лет (Н. Ф. Бакаева (т. 4)), а самым старым — мужчинам 85 лет (Ф. В. Соловьев (т. 3), Ф. (Х.) И. Соткоярви (т. 2)), а женщине 79 лет (Н. Е. Александрова (т. 5, с. 18)).

Знала ли Евгения Васильева об истории земель, которые стали предметом уголовного расследования? И знают ли об этой истории те, кто приобрел на этой территории участки и построил особняки? Не мучают ли их по ночам тени невинно убиенных?

Затерянный мир Евгении Васильевой

Файл:К-статье-в-рубрике-ВЛАСТЬ-400x300.jpg

«На нескольких десятках гектаров в еловом лесу в окрестностях Сертолово раскинулся посёлок-призрак. Просторные коттеджи за основательными заборами, пост охраны, линии электроснабжения — всего этого официально не существует, рассказывает «Сертолово. Окрестности».

Выборгское шоссе. 15 километров от Лемболово. Поворот налево. Дорогу преграждает шлагбаум, объявление: дальше проезд по пропускам, территория дачного некоммерческого партнерства «Медное озеро 3». На посту охраны — добродушная женщина, которая, удовлетворившись объяснением «еду так, пока посмотреть», открыла рогатку. Картина не очень напоминала дачное партнерство. Во всяком случае, двух-трёхуровневые капитальные строения на дачи не похожи. Да и, несмотря на зимний сезон, в домах явно жили.

My foto 01.jpg

Публичность ситуация вокруг посёлка обрела в марте 2013 года, когда ДНП «Медное озеро 3» обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, оспорив отказ местного отделения Росимущества предоставить занимаемый участок в долгосрочную аренду. В обоснование своих требований заявители представили суду два письма от чиновников Минобороны, датируемые 2006 годом, в которых военное ведомство сообщает, что отказывается от права постоянного пользования земельным участком площадью 150 гектаров. Точнее, не сами письма, а ксерокопии, без доказательств их доставки адресату. При чём здесь ДНП «Медное озеро 3», учрежденное в январе 2013 года, и люди, считающие себя владельцами участков, представители партнёрства в суде объяснить не смогли.

Во время предварительного заседания, в котором в качестве заинтересованных лиц присутствовали представители территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, Северо-Западного управления имущественных отношений Минобороны и администрации Всеволожского района, выяснилось: сегодня никто не может точно определить, кто имеет право распоряжаться этой землей.

Представитель Росимущества признался, что ему непонятно, как эти участки вообще были образованы. «У нас нет сведений, как производилось выделение этих земельных участков, на каком основании. Эти участки не учтены в реестре федерального имущества Ленинградской области, права РФ не зарегистрированы. Право распоряжения данными землями Минобороны не прекращено и по прежнему принадлежит Минобороны», — заявил он в весной этого года суду при полной поддержке территориального управления департамента имущественных отношений.

Правление «Медного озера 3» уверено, что землю надо отдать в долгосрочную аренду именно им. По словам представителей, ДНП «Медное озеро 2» на этой земле было создано Министерством обороны, а «Медное озеро 3» якобы является его правопреемником (что, кстати, не подтверждается данными ЕГРЮЛ).

О масштабах проблемы можно судить из речи представителя ДНП в суде, в которой он упомянул, что на «землях космического назначения, принадлежащих Минобороны», в настоящее время имеются 507 участков, на которых возведено около 160 нигде не зарегистрированных объектов недвижимости, а в самострое проживает около четыре тысяч человек.

Пока арбитражный суд пытается понять, какое отношение заявитель имеет к федеральной земле, бойкая торговля участками и построенными на них коттеджами идёт не первый год. Сейчас за участок в 20 соток просят 5 миллионов рублей, за участки с коттеджами — от 7 до 11 миллионов. «Элитное охраняемое ДНП», «состоятельные соседи», «вокруг нет старых или бедных домов». Кстати, шансов, что суд установит статус земли, немного».

«Серый волк»-Сердюков пошел по самой короткой дорожке

Как пишет «Ъ», в 2006-2010 годах по заказу Минобороны на полигоне были проведены землеустроительные работы. В сентябре того же 2010 года руководитель ДИО Евгения Васильева составила и утвердила новый межевой план земельного участка полигона, сократив его размеры на 613 га. Затем подчиненная госпожи Васильевой и ее близкая подруга, руководитель ФГУ «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений Минобороны» Лариса Егорина по фиктивным документам организовала регистрацию земельного участка полигона в уменьшенном размере. Высвободившаяся таким способом часть земли администрацией Всеволожского района Ленобласти была поставлена на кадастровый учет в виде неразграниченной государственной собственности и отдельными наделами передана в аренду коммерсантам. Те, в свою очередь, оформили землю в собственность и продали третьим лицам.

Однако с освоением бывшей военной земли у покупателей возникли проблемы. Дело в том, что на ней был лес, оставшийся даже после сделок с участками в ведении Минобороны. В итоге новые хозяева начали предъявлять по этому поводу претензии местным чиновникам, а те, соответственно, переадресовали их Ларисе Егориной и Евгении Васильевой. Последняя, по данным правоохранительных органов, обратилась за помощью к Анатолию Сердюкову. Глава Минобороны в июле 2012 года издал приказ о передаче полномочий по управлению лесным хозяйством на бывшей части полигона структурам гражданского агентства по лесному хозяйству. По предварительным данным, нанесенный от этой аферы ущерб составляет более 1 млрд руб.

Есть ли связь между убийством архитектора в Ленобласти и манипуляциями с землей в Минобороны?

«Сотрудники Следственного комитета и полиции Ленинградской области синхронно вошли утром 12 февраля 2013 года во Всеволожскую и Сертоловскую администрации; в отделение Росреестра Всеволожского района; в Федеральную кадастровую палату Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ленинградской области, а также в Северо-Западное управление имущественных отношений Министерства обороны РФ, - пишет «Свободная Пресса».

«Во всех случаях речь идет о земельных вопросах. И все они, предположительно, связаны с расследованием недавнего громкого преступления во Всеволожском районе Ленобласти – убийством главного архитектора Эдуарда Акопяна. Проходили обыски, выемка документов, допросы в рамках уголовного дела, возбужденного СК Ленобласти 4 февраля этого года по части 4 статьи 159 УК РФ, – мошенничество в особо крупном размере.

Напомним, начальник управления архитектуры и градостроительства Муниципального образования «Всеволожский муниципальный район» Акопян был убит вечером 29 января 2013 года. Сыщики сразу предположили заказной характер преступления. А глава администрации Ленинградской области Александр Дрозденко уже на утро в своем заявлении для прессы подчеркнул, что «в основе убийства Акопяна лежат экономические отношения», так как Акопян «неоднократно противостоял давлению крупного бизнеса и различных бизнес-структур». Архитектор разработал правила землепользования, которые существенно ограничивают планы строительного бизнеса. Вскоре после утверждения данного плана, его и убили.

Что удивительно для такого рода преступлений (сколько их было за последние годы!), раскрыли его очень быстро. Уже на третий день после того, как пуля, выпущенная в затылок несчастному архитектору из оружия иностранного производства, раскроила ему череп, стало известно о задержании киллера. А ещё через сутки – заказчика убийства, некоего Бозиева. Последнего взяли в аэропорту «Пулково» при посадке на рейс в Краснодар. Но будучи доставленным в Управление СК по Ленобласти на Суворовском проспекте Петербурга, он неожиданно… скончался от разрыва сердца.

Многим казалось, что на этом всё и закончится. Киллер дал показания, предполагаемый заказчик умер со страху, ну, что тут ещё? На самом деле, всё тогда только начиналось. Точнее, приоткрывалось, уводя далеко за пределы региона – в столицу нашей Родины, город Москву.

Возникает вопрос, что общего может быть между тем же Акопяном с его сугубо штатской должностью и военным полигоном в Левашово? Администрацией Всеволожска и Росреестром?

- Связь самая прямая, - сказали корреспонденту «СП» в пресс-службе СК РФ по Ленобласти. - В недавно возбужденном уголовном деле по факту убийства Всеволожского районного архитектора фигурируют сотни гектаров и убытки государства на миллиарды рублей.

Речь идет, в частности, о военном полигоне близ поселка Левашово (входит в состав МО «Сертоловское городское поселение»). По версии следствия, примерно в середине лета 2010 года чиновники Всеволожской районной администрации совместно с руководством Министерства обороны РФ приняли решение о передаче под строительство частных коттеджей сотни гектаров земли прямо в центре действующего общевойскового полигона Западного военного округа!

Среди подписей, которые не вызывают сомнений у сыщиков своей подлинностью, – автографы действующего главы района Александра Соболенко (он так был удручен гибелью Акопяна, одним их первых высказал свои соболезнования семье убитого, предложил помощь!), и - внимание! - Евгении Васильевой.

Несмотря на то, что никаких «нормативных актов, устанавливающих отказ Министерства обороны от этих земель, не принималось», стороны активно взялись за передачу данных га десяти дачным некоммерческим партнерствам (ДНП). Действовали решительно и быстро. В январе 2012 года в отделение Росреестра во Всеволожском районе были предоставлены документы для постановки на учет 456 га земли действующего (!) полигона. 8 сентября того же года земельная комиссия администрации Всеволожского района отдала эту территорию дачным некоммерческим партнерствам. Ещё через неделю «вырезанные» куски Левашовского полигона были поставлены на учет в кадастровую палату Ленобласти. И стали считаться «исторически муниципальными».

Упрощенно говоря, землю поделили, не особо утруждая себя соблюдением правовых актов. Очевидно – торопились. Основная претензия следователей сейчас по данному факту состоит в том, что участки под садоводства не должны были выдаваться «без разграничения категорий земель согласно установленной федеральным законодательством процедуре». Ведь «нормативных актов, устанавливающих отказ Министерства обороны от этих земель, не принималось». Получается, Е. Васильева «отрезала» МО от Левашовского полигона по собственной инициативе одним своим легким росчерком пера.

Пирожок с начинкой

В военной прокуратуре ЗВО поделились, что тема с самозахватом земель полигонов довольно болезненна. Это не только Левашовский лагерь, это и Ржевский полигон, где сотни гектаров военных территорий застроены жилыми домами. За последние несколько лет по разным эпизодам было возбуждено не одно уголовное дело, однако ни одно из известных прессе не завершилось судебным приговором.

«Такая ситуация сложилась повсеместно. Большинство садоводств на военной территории незаконны. Массовая застройка, захват земельных участков. Все эти люди, которые там построились, надеются на дачную амнистию, хотя она на них и не может по закону распространяться. Это неумные люди, которые приобретают книжку садовода, и всё. По закону судьба всех этих коттеджей должна быть одна — снос. Пойдёт ли на это государство, учитывая, что незаконная застройка — массовая, большой вопрос — поделились соображениями в окружной прокуратуре.

В настоящее время прокуратурой округа проводятся проверки примерно по 20 дачным некоммерческим партнёрствам на землях Левашовского полигона. И это не считая тех, по которым расследует уголовное дело Следственный комитет Ленобласти.

Однако достаточно взглянуть на карту Всеволожского района, чтобы понять, что внимания правоохранительных органов удостоились пока не все дачные партнерства. По имеющейся информации, Ленинградским военным округом помимо «Медного озера» были сформированы в интересах военнослужащих ещё и ДНП: «Бриллиант», «Гранит», «Берёзовая роща» и «Северная жемчужина». Учитывая историю «Медного озера 3», думается, будет не лишним проверить подноготную этих садоводств. Кроме того, интерес для надзорной инстанции могут представлять расположенные рядом ДНП «Заозерное», «Заречное 1», «Град», а также многие другие.

«Призрак полигона в Левашовском лагере», которого по документам не существует
Автор видео Денис Коротков

«Анатолий Сердюков по этому делу, как и по другим, связанным с реализацией военного имущества, скорее всего, пойдет свидетелем. В действиях же Евгении Васильевой и Ларисы Егориной военное следствие усматривает признаки злоупотребления должностными полномочиями. Впрочем, дойдет ли дело до предъявления им обвинений, неясно»,- резюмирует «Ъ».
"