Как Амуру подрезали крылья

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::10.06.2005

Как Амуру подрезали крылья

Неромантическая история о развале дальневосточной авиации

Михаил Воронин

Converted 19055.jpg

Галина Буслова

Речь, как вы уже, наверно, догадались, пойдет не о коварном ангеле-своднике, а о великой сибирской реке, до середины которой теперь способна долететь разве что самая редкая птица. Впрочем, раньше самолеты в Благовещенск летали довольно часто. И была в Амурской области даже своя авикомпания. До тех пор, пока судьба местной авиации не оказалась в руках женщины.

Ее зовут Галина Буслова, и в Благовещенске о ней впервые услышали в 1993 году. Работала тогда Галина Сергеевна заместителем генерального директора по экономике в компании «Амуравиа» Небольшой авиаперевозчик регионального масштаба располагал несколькими «тушками» да «яками» и приносил пусть небольшую, но стабильную прибыль. Однако, времена тогда были лихие: приватизация в разгаре, люди предпочитали не работать усердно годами, а просыпаться вдруг богатыми и счастливыми. Или банкротами. Это уж как повезет. Вот и Буслова, видимо, решила сыграть в «русскую рулетку»

В апреле 1995 года она регистрирует некое ООО «Авиационно-коммерческое агентство «Авиатраст» с уставным капиталом всего-то в 6400 рублей – как свою частную контору. В то же время Буслова продолжает работать в «Амуравиа» и совместно с тогдашним генеральным директором компании Мельниковым разрабатывает концепцию реформирования авиапредприятия. Так в 1997 году на свет появляется ОАО «Амуртрансаэро» с уставным капиталом 11 556 000 руб. Причем, капитал этот вносится не «живыми» деньгами – в его обсепечение «Амуравиа» отдает новоявленному «наследнику» два самолета ТУ-154, пять самолетов Як-40 и 37 авиационных двигателей. После чего путем характерных для середины 90-х манипуляций происходит «увод» предприятия. Каким-то образом через очень короткое время 100 % акций «Амуртрансаэро» оказываются в собственности ООО «Авиатраст», а Буслова полноправной владелицей перечисленной летной техники.

Этот лихой приватизационный кульбит, возможно, так и остался бы незамеченным соответствующими органами, если бы не женская разговорчивость Бусловой. Дело в том, что, кроме бизнеса, Галина Сергеевна занималась в Амурской области еще и политикой – заседала в Совете народных депутатов. А как известно, статус политика требует частых выступлений с различных трибун. И вот как-то раз на заседании областного парламента Буслова начала говорить о тяжелом состоянии амурской авиации. Рассказала, что в области осталось всего дишь два ТУ-154, да, видимо, сдуру, назвала их цену – примерно по 25 миллионов рублей каждый.

Коллеги-депутаты, возможно, и не придали особого значения этим цифрам. А вот прокуратура заинтересовалась. Это что же получается: весь уставной капитал «Амуртрансаэро» - 11, 5 миллионов, а одна только «тушка» - целых 25? Нестыковочка, однако. Никакого акта независимой оценки передаваемого имущества и близко нет. К тому же, как выяснилось, «яки» и двигатели за считанные дни вообще успели исчезнуть в неизвестном направлении.

Словом, в том же 1997 году прокуратура накладывает арест на имущество и акции «Амуртрансаэро», и Буслова понимает, что нужно срочно уносить «тушки». Но как? Для этого нужна помощь серьезных людей, таких, например, как бывший губернатор области Белоногов. К нему и обращается за содействием владелица «Авиатраста». Чтобы убедить главу администрации в необходимости срочного личного вмешательства, перед ним разворачивается целая программа спасения местной авиации. Дескать, «Авиатраст» наладит воздушные мосты с Уралом и югом России, летчики, обслуживающий и технический персонал получат несметное количество рабочих мест, а сама Амурская область не будет смотреться бедным родственником на авиационной карте страны. Для реализации этих замыслов Бусловой требовался лишь кредит в 15,8 миллионов рублей под гарантии областного бюджета.

К своей программе спасения авиации Буслова, между прочим, приложила и справку о финансовом состоянии ООО «Авиатраст». Так вот, в этой справке было указано, что долги «Авиатраста» на тот момент составляли 1 292 235 руб. Сумма, может, и не очень большая, но она в 200 (!) раз превысила уставной капитал фирмы. То есть, Буслаева обращалась к губернатору со своими грандиозными замылами в статусе полного банкрота! И при этом еще просила денег под поручительство области. Неудивительно, ведь закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» гласит, что такие общества отвечают по своим обязательствам только своим уставным капиталом. То есть, риск госпожи Бусловой ограничивался теми самыми 6,4 тысячами рублей!

Тем не менее, амурский губернатор оказался человеком не придирчивым и легко передал просьбу Бусловой в областной Совет со своим доброжелательным к ней отношением. А уж за депутатами, конечно, не заржавело: как-никак, коллеге помочь надо.

Дальше произошло то, чего и следовало ожидать. «Тушки» вскоре были проданы, а вместо абстрактного спасения амурской авиации «Авиатраст» сосредоточился на локальном, но куда более прибыльном виде деятельности. Контора Бусловой, как посредник, начала торговать авиатопливом, заправлять прибывающие в Благовещенск самолеты других перевозчиков.

Тем временем, хозяйка «Авиатраста» продолжала набирать политический вес, что позволяло ей периодически строить козни конкурентам. Вскоре она стала председателем областного парламента (пост гендиректора фирмы перешел по наследству к сыну Дмитрию) и устроила «темную» своему бывшему союзнику – Белоногову. Учрежденное им некогда ГУП «Согласие» захотело, видите ли, продавать топливо авиакомпаниям без посредников (чего, кстати, добивается федеральная служба воздушного транспорта). После письма Дмитрия Буслова в соответсвующие органы на «Согласие» обрушилась лавина проверок из ОБЭПа, счетной палаты. Никаких криминальных результатов они не принесли, но жизнь руководителям ГУПа подпортили основательно.

Буслова же продожила триумфальное шествие по политическому Олимпу, и к 2000 году перебралась в Москву – стала представителем области в Совете Федерации. Теперь, конечно, не одно изменение в авиационном хозяйстве не обходится без ее участия. Вроде как новая администрация нашла инвестора для модернизации топливозаправочного комплекса аэропорта – «Аэрофьюэлз групп». Вроде как эта фирма даже обещала вложить деньги в реконструкцию аэровокзала. Но тут в администрацию области, чтобы курировать транспорт, пришел некто Валерий Гладилов, и проекту «Аэрофьюэлз Благовещенск» начали вставлять палки в колеса. Появилась кандидатура другого поставщика топлива, при котором «Авиатраст» мог бы оставаться успешным посредником. Вы спросите: при чем здесь Буслова? Да при том, что Гладилов, будучи когда-то вице-мэром Благовещенска, принимал активное участие в создании «Авиатраста». Его близкий родственник, точнее, тесть, даже входил в число учредителей. А потом как бы безвозмездно передал свою долю Бусловой. Вот такая почти семейная идиллия.

В этой неромантической истории нет ничего сверхоригинального для современной России. Все банально: летное хозяйство области пущено по миру, а одна контора наживается на дозаправке чужих самолетов чужим керосином. Но ведь авторы подобных метаморфоз обычно уходят «на дно», предпочитают сидеть тихо и снимать сливки. А Буслова, поди ж ты, в верхней палате заседает!

Так может, еще есть смысл спросить, куда подевались «тушки», «яки», двигатели, и когда, наконец, авиаторы Амурской области получат обещанные рабочие места?

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif