Как Григорий Березкин зарабатывает на госкомпаниях

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Григорий Березкин

Надежда на национальную стратегию позволяет Григорию Березкину делать громкие заявления о принципиально новой ОС, хотя ничего нового придумывать уже не надо


Профессиональный посредник


Минкомсвязи замахнулось на Android и iOS: в начале мая министр Николай Никифоров объявил, что России нужна собственная мобильная операционная система. Создавать ее будут российские разработчики, но за основу, скорее всего, возьмут Sailfish – программу с открытым кодом, созданную финской компанией Jolla.


Связующим звеном между финнами и софтом, который может получить статус импортозамещенного, выступает российский акционер Jolla Григорий Березкин, более известный как владелец энергетического холдинга «ЕСН групп», бизнесмен, сделавший состояние в тесном сотрудничестве с госкомпаниями. За возвращение в первую сотню российского Forbes он борется с 2011 г. В 2005 г. Березкин занимал 34-ю строчку с состоянием $0,88 млрд, в 2016-м рейтинговался на 117-е место с $0,7 млрд, а сейчас активно пытается войти в IT- и телеком-проекты с бюджетным наполнением.


Из Финляндии с софтом


Компания Jolla создана выходцами из Nokia. Григорий Березкин – с недавнего времени мажоритарный акционер Jolla, а кроме того, ему же принадлежит созданная в апреле 2016 г. компания «Открытая мобильная платформа» (ОМП), прописанная в Иннополисе – инновационном городе в Татарстане. Известно, что Jolla лицензировала для ОМП выпуск российской системы на своей платформе Sailfish. Программистов для нового проекта набирал сам Николай Никифоров, который сообщил в своем Twitter, что российский центр разработки новой мобильной операционной системы открыл вакансии, и дал ссылку на кадровое агентство. По его мнению, отечественная операционная система (ОС) должна послужить платформой для стран БРИКС. В 2015 г. стоимость разработки такой ОС оценивалась в 2,2 млрд руб., из которых 1,89 млрд руб. – средства госбюджета. Но пока деньги не нашли героя, хотя Jolla вошла в приоритетный план Минкомсвязи.


В прошлом году в министерстве предложили создать специализированный фонд, который будет предоставлять займы (от 30 до 300 млн руб. сроком до пяти лет при ставке 5% годовых) на реализацию проектов для российских компаний, которые «имеют значимый опыт разработки и высокий потенциал для импортозамещения и (или) экспорта». Одного потенциала Минэкономразвития посчитало недостаточным, а финансовый план Минкомсвязи на 18 млрд руб. – сырым: риски после 2018 г. оценить сложно, куда пойдет прибыль, тоже непонятно, и расходы на его содержание признаны завышенными. Поэтому в финансировании было отказано.


Сейчас Григорий Березкин предпринимает еще одну попытку войти в IT-проект с госгарантиями. Ведь планов по снижению доли импортного программного обеспечения с нынешних 95% до 75% к 2020 г. Минкомсвязи пока не отменяло. По мнению Николая Никифорова, «основным кандидатом на такой проект является сегодня независимая операционная система Sailfish. Ее изначально разрабатывали финские программисты, выходцы из Nokia, сегодня эта компания зарегистрирована в Гонконге, там есть большая доля российских и китайских инвесторов. В каком-то смысле это международный проект, с активным участием России, в том числе российских программистов».


«Российских компаний с многолетней собственной экспертизой в области разработки мобильных операционных систем и большим объемом собственноручно написанного кода, на мой взгляд, пока нет, – говорит Владимир Рубанов, управляющий директор компании «Росплатформа». – Однако для создания санкционно устойчивых российских продуктов с достаточной степенью технологической независимости в современных условиях это и не требуется. Можно совершенно легально использовать как основу международные наработки – здесь на помощь приходят открытый код (open source) и, как в случае с Jolla, код мировых лидеров, который попадает в Россию со всеми правами на доработку силами российских специалистов в рамках локальных центров компетенции».


По мнению Владимира Рубанова, российского разработчика в лице ОМП можно только поприветствовать: если внутри страны есть исходный код, инфраструктура разработки и специалисты, это и означает гарантию технологической независимости решения, даже если перекрыть все границы. И если при этом все юридические права оформлены надлежащим образом, то санкции тем более не страшны.


Перспективы – облачные


Российское участие в проекте началось в декабре 2015 г., когда, по словам Антти Саарнио, сооснователя и председателя совета директоров Jolla, группа «ЕСН» стала основным источником финансирования и крупнейшим акционером Jolla. В мае финская компания сообщила о привлечении $12 млн инвестиций. А ведь только в ноябре компания говорила о финансовых затруднениях, увольнении персонала и срыве планов по выпуску обещанных смартфонов и планшетов. Вложения могли быть сделаны именно с расчетом на будущее госфинансирование в России.


Что Григорий Березкин и Jolla готовы сделать за бюджетные деньги? Сам новый владелец компании конкретизирует: в Иннополисе доработают Sailfish для нужд российских пользователей – например, переведут интерфейс на русский язык, доведут до ума экосистему и портируют на Sailfish популярные приложения. А между тем участники рынка напоминают, что интерфейс ОС уже русифицирован, а существующее сотрудничество Sailfish с магазином приложений «Яндекс.Store» доказывает, что и в области портирования ничего нового придумывать не надо.


Надежда на национальную стратегию позволяет Григорию Березкину делать громкие заявления, что смартфоны на российской ОС появятся уже до конца 2016 г. Аналитик специализированного издания Roem.ru Иван Ильин отмечает, что анонсированный старт продаж телефона от Березкина на Sailfish OS совпадает с выходом на отечественный рынок телефона Aqua Fish, производимого индийской компанией Intex Technologies. По сообщениям СМИ, владелец Intex Technologies Кешав Бансал активно искал российского партнера-дистрибьютора и, как предполагают игроки рынка, нашел. Сможет ли Березкин под соусом ура-патриотизма наладить в России продажи индийских телефонов на финской ОС, покажет время. Ясно одно: без админресурса выходить на бой с Google и Apple бессмысленно. Пока цифровые ритейлеры дипломатично говорят, что сомневаются в перспективах такого устройства, пользователи соцсетей прочат ОС от Березкина будущее неизданных планшетов Чубайса и не закрепившегося на рынке YotaPhone.


«Конечно же, не стоит сразу обрекать идею создания мобильной ОС на провал, но и скептицизм здесь, безусловно, оправдан. «Создать свою собственную мобильную ОС со своим «железом» вполне реально, особенно имея довольно большие инвестиции и штат специалистов. Однако ключевой вопрос в данной ситуации звучит так: «Зачем?», – утверждает Сергей Грищев, гендиректор студии мобильной разработки ShadeApps. – Как мы видим из истории с неудачной попыткой Microsoft создать конкурента iOS и Android, успех мобильной операционной системы зависит прежде всего от приложений – в Сети достаточно доказательств, что Windows Phone никак не может соперничать с гигантами индустрии по количеству платящих пользователей и наличию уникальных приложений под свою платформу. Что же тут говорить о компании Jolla, если сама Microsoft со своими ресурсами и возможностями не смогла создать популярную и действительно нужную пользователям мобильную операционную систему?»


В минус проекту многие участники рынка записывают то, что он вырос не из реальных потребностей рынка, а в тепличных условиях импортозамещения. «Амбиции захлестнули руководителей и представителей государства уже на первом этапе, – считает исполнительный директор компании «Биплан» Евгений Карюк. – Задача создать конкурентный продукт на мировом рынке и бросить вызов Android кажется фантастической, по крайней мере, на данном этапе нашего технологического развития. Перед ОМП стоит сложная задача, которая не становится проще от присутствия в проекте серьезного помощника в лице Jolla. Проблема в том, что такое решение было спровоцировано импортозамещением, а не желанием поэтапно развивать перспективное направление».


Для настоящего успеха недостаточно отталкиваться только от собственных интересов – в первую очередь нужно ориентироваться на потребности аудитории, которая предпочитает знакомые продукты от Apple и Google. Одного желания создать авторский продукт, который напрямую зависит от симпатии к отечественному производителю, будет мало.


Прикрывая Абрамовича


Свой бизнес Григорий Березкин чаще всего строил на взаимодействии с госкомпаниями. Он начинал предпринимательскую деятельность, будучи младшим научным сотрудником МГУ, вместе с Александром Мамутом и Владимиром Груздевым, основав в 1992 г. компанию «Славянка», которая впоследствии стала «Седьмым континентом». Но превращение магазина №2 Октябрьского ОРПО в федерального ритейлера происходило уже без Березкина, к тому времени он заинтересовался нефтью, что совпало с интересами Романа Абрамовича, который пробовал в Коми заниматься нефтетрейдерством. Дело пошло: созданный несколькими государственными нефтяными предприятиями холдинг «КомиТЭК» получил статус правительственного агента по обеспечению нефтепродуктами Коми, Архангельской области и Ненецкого АО. Березкин возглавил сбытовую структуру «КомиТЭК – Москва», при этом его команда помогала «Сибнефти» с новыми сбытовыми схемами, ей же был отдан весь экспорт компании. Это дало ощутимые результаты: как сообщали СМИ, компания, во главе которой стоял Березкин, списывала на потери в 2–3 раза больше средних показателей (12% всей экспортируемой нефти против средних 4–6%). Можно предположить, что именно заработанные таким образом средства впоследствии позволили Финансовой нефтяной корпорации, контролируемой Романом Абрамовичем, купить контрольный пакет акций «Сибнефти». При этом «КомиТЭК» обеспечивала «прикрытие» заявок на конкурсе по продаже государством нефтяной компании.


Дальше Березкин стал развивать нефтяной бизнес самостоятельно: его структуры выкупили у государства 68% компании «КомиТЭК» за $7 млн с инвестиционными обязательствами в регион еще на $30 млн. В интервью «Ведомостям» Березкин признавался, что контроль над «КомиТЭК» обошелся ему и его партнерам почти вдвое дороже официальной суммы – «более чем в $70 млн». Березкин стал председателем совета директоров компании, а созданная им «Евросевернефть» (давшая впоследствии название всей группе) – управляющей компанией «КомиТЭК», которая экспортировала на тот момент около 1 млн т нефти в год. Этот период в карьере Березкина так охарактеризовал «Новой газете» в 2004 г. бывший глава Минтопэнерго РФ Виктор Калюжный: «Кто в Коми раньше занимался нефтедобычей? Григорий Березкин, который за всю свою жизнь ни к одной скважине близко не подходил, а только «махинировал» денежными потоками. Его команде было наплевать на техническое производство – создали десятки структур, растащили «КомиТЭК» на клочки». В 1999 г. компанию купил «Лукойл», сделка оценивалась в $500 млн, включая $200 млн долга. Сообщалось, что акционеры и директорат «КомиТЭК» получили солидные комиссионные – примерно 30–40% от сделки. В 2000 г. «Новая газета» утверждала, что за организацию «правильного» голосования акционеров Березкин получил около $120 млн, а крупнейший в Коми нефтегазовый актив, покупка которого сразу же увеличила запасы «Лукойла» на 25%, был «слит» Березкиным за сумму, несерьезную даже для того лихого времени. «Я вышел из «КомиТЭК», как из шахтерского забоя на цветочную поляну», – говорил Березкин.


Только цветочки


По протекции Анатолия Чубайса Григорий Березкин получил в управление компанию «Колэнерго», которая снабжала электричеством крупные горнодобывающие компании. Передача энергоактива в частные руки должна была стать образцовым прецедентом в практике РАО ЕЭС, однако закончилось все повышением тарифа для пользователей в два раза, ухудшением ряда производственных показателей и продажей 10% выкупленных у миноритариев акций «Норникелю». Расторжение контракта не испугало Березкина – у него созрели другие бизнес-идеи. Григорий Березкин засветился в скандале с Фондом социальных гарантий военнослужащим при правительстве РФ (Фонд «Гарантия»), через который собирался выкупить пятипроцентный пакет ГК «Алроса», и в результате проиграл благодаря личному участию Алексея Кудрина, на тот момент министра финансов. Зато плоды принесло сотрудничество с «Газпромом», а значит, с Алексеем Миллером и Дмитрием Медведевым. Сначала Березкин скупал для газовиков акции реформируемого РАО ЕЭС, а потом стал эксклюзивным посредником при закупках энергии на оптовом рынке – «Газпром» закупал энергию через «дочку» группы «ЕСН» – «Русэнергосбыт» – с 2003-го по 2007 г. Из открытых источников было видно, что расходы на электроэнергию у газовой госмонополии выросли на 60%, а их прирост превысил $125 млн. Но потом «Газпром» начал экономить и развивать собственную генерацию.


«Перспективы частных энергосбытовых компаний, созданных для обслуживания каких-либо конкретных бизнесов, ровно такие же, как и у любого непрофильного актива, – утверждает исполнительный директор HEADS Consulting Никита Куликов. – Учитывая, что рынок энергоснабжения давно поделен, о пересмотре зон влияния и борьбе за потребителя говорить не приходится. А на обслуживании потребностей только своего учредителя никакого реального бизнеса не построишь, так что с финансовой точки зрения успех таких компаний выглядит достаточно сомнительно».


Энергосбытовая компания тем и отличается от энергогенерирующей, что у нее нет необходимости строить с нуля инфраструктуру, а следовательно, нет обязанности нести дополнительные затраты, учитывая, что энергосбытовая компания – это тот же трейдер, который покупает уже готовый продукт и перепродает его, и в данном случае смело можно идти от обратного – сначала договориться с потребителем.


Господствующая частота


Берёзкин


Умение договариваться и находить партнеров – таковы главные качества Григория Березкина, по мнению тех, кто знает его лично. «Общение – одна из его сильных черт. Он неплохой психолог и прекрасный переговорщик», – говорит бывший сотрудник «КомиТЭК», а сейчас глава законодательного собрания Тверской области Андрей Епишин. Березкин на переговорах обязательно учитывал психологические моменты, вспоминает он. Известный пример: если ты сидишь за столом, а на стене за тобой висят портреты, то кажется, что на твоей стороне больше людей.


Психологическое давление подкреплялось громкими именами. «В частных разговорах Березкин ссылается на свои связи на самом высоком, головокружительном, политическом уровне, что и обеспечивает его административный ресурс и неприкасаемость», – рассказывал «Ведомостям» Игорь Ярославцев, глава «Энергостройинвест-холдинга».


Талант переговорщика позволяет Березкину осуществлять крупные и неожиданные проекты. Но не всегда освоение госбюджета проходит гладко. Попытка строить в сотрудничестве с «Ростелекомом» мобильные сети четвертого поколения натолкнулась на отчаянное сопротивление операторов «большой тройки», дело дошло до президента, и Березкин решил отступить.


Сейчас группа «ЕСН» осваивает венчурные инвестиции: в 2014 г. совместно с фондами Almaz Capital и InVenture Partners она вложила $5 млн в российского разработчика мобильных платежных систем 2Can. Этот сервис позволяет оплачивать товары и услуги банковской картой через мобильные кардридеры. В 2014 г. эквайринговый оборот 2Can вырос в 8,5 раза и достиг 1,07 млрд руб. Летом 2015 г. проект объединился со своим конкурентом iBox и привлек еще $1,3 млн.


Между строк


В 2007 г. Григорий Березкин, следуя примеру многих российских олигархов, стал приобретать медийные активы. Сначала, как сообщал «Коммерсант», он купил у Владимира Потанина контрольный пакет «Комсомольской правды» за $100 млн, а через год приобрел франшизу на издание в Москве газеты Metro, которую сейчас возглавляет его дочь Анна.


Именно Березкина называли возможным покупателем российского издателя журнала Forbes, после того, как немецкий издательский холдинг Axel Springer вынужден был отказаться от него из-за законодательных новшеств, запрещающих иностранцам владеть более чем 20% в российских медиа. Однако Forbes купил владелец Artcom Media Александр Федотов. Имя Григория Березкина называлось и в связи со слухами о продаже РБК Михаилом Прохоровым, который уже больше года ищет покупателя на свой проблемный медийный актив. Березкин хотел бы купить издание, но принципиальным был вопрос о погашении долга, с которым олигарх взял РБК в 2007 г., – он превышал $220 млн. По информации портала «Медуза», еще одним претендентом на покупку был давний партнер Березкина – владелец лесопромышленной группы «Илим» Захар Смушкин, юристом у которого в начале 1990-х работал нынешний председатель правительства РФ Дмитрий Медведев. Однако конец переговорам положили следственные действия в РБК. По некоторым оценкам, этот актив сейчас стоит $60 млн. В СМИ даже появились сообщения, что он уже продан финансовой группе близких к президенту братьев Ковальчуков.


Попытка купить РБК показывает, какие разносторонние интересы и могущественные партнеры есть у бизнесмена Григория Березкина. Кстати, он и члены его семьи часто становятся героями светской хроники: дети участвуют в горнолыжном кубке миллионеров в Куршевеле, сам он с супругой Еленой занимается серфингом у берегов Маврикия и ездит на ретроавтомобилях по Москве. В 2013 г. на ралли Chopard Classic экипаж в составе Григория Березкина и Виктора Тимковского стал победителям в зачетной категории «Ветеран» – на трехосном Mercedes-Benz Type 290 Cabriolet С 1934 г. выпуска, который в 1938 г. гестапо подарило НКВД в знак тесного сотрудничества. В ангаре Березкина много автораритетов, как и необычных активов в его бизнес-империи.


Ссылки

Источник публикации