Как Дом Ростовых превратили в ресторан уголовников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Дом Ростовых на Поварской

СКР расследует махинацию с усадьбой Соллогуба, более известной как Дом Ростовых на Поварской. «Лента.ру» выясняла, что творилось в стенах старинного особняка последние 25 лет.


Советские писатели не бедствовали. Здания, дачи, здравницы и издательства, принадлежащие когда-то могущественной литературно-государственной организации, бросились делить сразу после краха государства, эту организацию создавшего. И до сих пор делят — с переменным успехом и в постоянных судебных тяжбах. Значительная часть писательского имущества, нажитого непосильным трудом за пишущей машинкой во благо советской родины, была незаметно распродана по сильно заниженной стоимости.


Официально


Усадьба в центре Москвы прежде всего — объект культурного наследия. И Росимуществу удалось-таки добиться возбуждения уголовного дела по факту передачи федеральной собственности в частные руки. По версии следствия, некие лица от имени Международного сообщества писательских союзов (МСПС), которое считает себя правопреемницей Союза писателей СССР, составили фальшивое определение Арбитражного суда Москвы и с помощью него зарегистрировали право собственности на усадьбу.


«Установлено, что шесть из семи зданий общественная организация передала в аренду и субаренду предприятиям общественного питания и увеселительным заведениям. Также зафиксированы факты незаконных перепланировок, надстроек и пристроек объектов культурного наследия», — сообщил представитель СКР Владимир Маркин.


Воровское братство вместо «Дружбы народов»


Больше всего от арендаторов пострадал каретный сарай. В позапрошлом веке тут стояли экипажи, кибитки, телеги. Советская власть возвела на этом месте солидное административное здание, куда в 1949 году заселилась редакция литературного журнала «Дружба народов». Но в конце 90-х руководству Международного содружества писательских сообществ было уже как-то не до поэзии и прозы.


250384abc2c9650c3c686.jpg

Закрытый вход в «Дом Ростовых» на Поварской. Фото: Виталий Белоусов / ТАСС


«Начались "наезды". Зимой отключали отопление, сидели в кабинетах в верхней одежде. В один прекрасный день нас поставили перед фактом: в здании будет библиотека. Под этим предлогом редакцию переселили в "курятник", как я это называю. Это угол в том же дворе над кухней одного из открывшихся ресторанов», — рассказал «Ленте.ру» редактор отдела прозы журнала «Дружба народов» Леонид Бахнов.


Редколлегия обращалась в прессу, к властям, в поддержку журнала выступали известные деятели культуры, даже митинг был. Тщетно. Вскоре редакцию изгнали даже из «курятника».


Журнал, благодаря которому советский читатель знакомился с лучшими произведениями Виктора Астафьева, Василя Быкова, Расула Гамзатова, Булата Окуджавы, Василия Шукшина и других выдающихся литераторов, окончательно потерял свой дом.


И открылась там не библиотека, нет. Ресторан — «Старый фаэтон». В 2005 году, сразу после высылки «Дружбы народов». Причем это был отнюдь не первый ресторан в архитектурном комплексе между Поварской и Большой Никитской. И обо всех уже ходила дурная слава питейных заведений для лихих людей.


4f28c0b64c2c839aaf5.jpg


Вход в ресторан «Старый Фаэтон» Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости


Приемная Деда Хасана


В том, что там обосновались криминальные авторитеты, никакого секрета не было. В милицейских сводках постоянно фигурировали рестораны «Старый фаэтон», «Каретный двор», «Княжеская усадьба», «Старая кибитка».


По сути, кабаков было два — просто у входа с каждой улицы свое название. Вывески менялись. Такая путаница была на руку хозяину заведений, коим считался ныне покойный патриарх отечественного криминального мира Аслан Усоян, он же Дед Хасан.


Он тут оборудовал себе штаб-квартиру. С утра до обеда принимал посетителей, невзирая на круглосуточную «прослушку» спецслужб. Деда Хасана почему-то никто из правоохранителей всерьез не беспокоил. Зато новые соседи очень беспокоили писателей.


Вот что рассказал писатель Андрей Воронцов интернет-газете «Столетие».


«Выйди хоть на Большую Никитскую, хоть на Поварскую — и вот она, Москва "деловых людей" и воров в законе! Мы с ними здесь буквально лицом к лицу сталкиваемся: они вываливаются из джипов, направляясь на свои "стрелки" и "сходки", а мы идем от метро на литературные вечера и писательские мероприятия. Вот, пожалуйста, кафе "Старый фаэтон" рядом с ЦДЛ, принадлежавшее недавно убитому Деду Хасану, а немного дальше — ресторан "Каретный ряд", где его, собственно, и убили. Воскресная Москва в огнях шизоидной рекламы… А поди ж ты! 19 февраля 2013 год».


54c1a2ff69ab5cdd45754b.jpg


Сотрудники полиции во время осмотра места покушения на вора в законе Аслана Усояна (Дед Хасан) на Поварской Фото: Геннадий Гуляев / «Коммерсантъ»


Дед Хасан был убит во дворе усадьбы, когда выходил из ресторана «Старый фаэтон», в январе 2013 года. Его настигла пуля снайпера, стрелявшего с чердака дома номер 35 на Поварской улице. В этом доме в свое время жили видные советские литераторы, в частности Сергей Михалков.


Но и после гибели одиозного вора в законе в усадьбе мало что изменилось. В апреле 2014 года сотрудники полиции пресекли в «Старом фаэтоне» воровскую сходку.


В высоком собрании, прерванном правоохранителями, принимали участие лично Ислам Большой, Костыль, Зюзя, Пан, Осетрина-старший, Серега Самарский, Гуджа Кутаисский и еще около 30 авторитетов.


Благородное прошлое усадьбы


Предположительно, как раз пока усадьба верой и правдой служила благосостоянию рестораторов с большой дороги, облик памятника архитектуры был незаконно изменен.


Этот объект архитектурного наследия увековечен в бессмертном романе Льва Толстого «Война и мир». Считается, что именно эта усадьба послужила прообразом Дома Ростовых на Поварской. Хотя у нее и так богатая история.


«Здесь в середине XVIII века были палаты Вельяминовых — предположительно, в центральной нижней части здания. Свой нынешний вид усадьба приобрела при князьях Долгоруковых. При баронах Боде-Колычевых на фронтоне появился очень редкий для Москвы сдвоенный герб, отражающий удвоение фамилии (фамилия Колычевых пресеклась и была присоединена к Боде). При них же возникла домовая церковь митрополита Московского Филиппа, выходящая на Большую Никитскую улицу. Храм здесь не случайно: Филипп, убитый Малютой Скуратовым, обличитель опричнины, был из рода Колычевых», — рассказал «Ленте.ру» координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.


Шарлатаны в дворянском гнезде


В конце 90-х храм в честь святого митрополита Филиппа заняли «самосвяты», представители «альтернативного» православия, которым удалось арендовать приход на волне всеобщего послабления к религиозным меньшинствам.


Сыщики МУРа задержали «батюшку» Мануила в сентябре 2000 года за совершение насильственных действий сексуального характера в отношении четверых мальчиков. Все пострадавшие были из неблагополучных семей. Выяснилось, что «отец» Мануил, в миру Михаил Потемкин, проходил в МУРе по нескольким преступлениям.


085453c2a4195d9f690980ae5.jpg

Церковь Филиппа, митрополита Московского, в доме графини Соллогуб Изображение: pastvu.com


Общину выселили только в 2004 году. Особую роль в этом сыграл Арсений Ларионов, бывший первый заместитель председателя исполкома писательской организации. «Самосвятов» прогнали, а церковь... сдали под очередной ресторан.


Арсений Ларионов позже был обвинен в мошенничестве с писательским имуществом и приговорен к семи годам лишения свободы условно.


Детективный роман с открытым финалом


Недавнее решение о возбуждении дела по факту махинаций с усадьбой в кругу писателей восприняли по-разному.


«Те действия, которые предпринял Следственный комитет в отношении нашей организации, иначе как правовым нигилизмом я назвать не могу», — прокомментировал «Интерфаксу» неожиданный визит следователей в Дом Ростовых председатель исполкома МСПС Иван Переверзин.


По его словам, представители власти хотят отобрать здание, чтобы в дальнейшем передать частному лицу. Своими подозрениями о том, кому может достаться усадьба, представители МСПС поделились в открытом письме президенту Владимиру Путину, опубликованном на сайте организации.


Больше всего претензий у исполкома к члену президентского совета по культуре, главреду «Литературной газеты» Юрию Полякову. Якобы по его инициативе был разработан план по изъятию всей писательской собственности.


В качестве довода на сайте МСПС размещен ответ заместителя генерального прокурора России Александра Буксмана на обращение члена Общественной палаты Юрия Полякова. Только документ, попавший в руки исполкому, свидетельствует вовсе не в пользу МСПС.


9223d6fadb79d4d79.jpg

Памятник С.В. Михалкову на Поварской Фото: агентство городских новостей «Москва»


В официальном ответе Полякову сообщается о результатах прокурорской проверки по его обращению о незаконном использовании имущества некоммерческими организациями писателей, возглавляемых Переверзиным.


Говорится, что были выявлены многочисленные нарушения и приняты меры реагирования. В частности, по требованию прокуратуры Москвы Росимущество активизировало работу по подготовке исковых заявлений по 14 объектам недвижимости в центре города. В письме, датированном 21 ноября 2014 года, представитель Генпрокуратуры называет эти здания «незаконно отчужденными».


Отличную от МСПС оценку действий Следственного комитета России приводит«Литературная газета». Издание называет Ивана Переверзина и других членов исполкома МСПС материально заинтересованными лицами. По информации ЛГ, большинство членов сообщества литераторов одобряют намерение властей навести порядок в общественных писательских организациях.

Разобраться в хитросплетениях, которые привели к плачевному состоянию имущественного фонда Союза писателей СССР, следствию будет крайне сложно. И еще сложнее — привлечь виновных к ответственности.


Во-первых, сроки давности по уголовному делу истекли, во вторых, некоторые из участников тех событий, чьи подписи стояли на документах, уже скончались.


Тем не менее в рамках расследования можно проверить законность приобретения права собственности как на усадьбу, так и на другие объекты, находящиеся в ведении МСПС.


Главный вопрос, который повис в воздухе и разрешения которого так ждут рядовые писатели, — удастся ли государственной машине защитить от разбазаривания хотя бы то казенное добро, что осталось?

Иван Петров


Ссылки

Источник публикации