Как Ельцин "забычковал" жену Гельмута Коля

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как Ельцин "забычковал" жену Гельмута Коля

"Сегодня в Москве пройдет презентация книги воспоминаний "Эпоха Ельцина", которую подготовило к выходу в свет издательство "Вагриус". Написали ее соратники Ельцина, в числе которых - Юрий Батурин, Александр Лившиц, Георгий Сатаров, Лариса Пихоя. Эти люди "из ближнего круга", которые долго хранили молчание, наконец решили рассказать о неизвестных прежде фактах и событиях кремлевской жизни, о подоплеке процессов, которые формировали облик нынешней России. Причем не для того, чтобы очернить Ельцина, а, напротив, помочь сохранить достоинство его власти. Приводим выдержки из нее, которые, как нам кажется, помогут увидеть Ельцина таким, каким он был не на трибуне, а в той жизни, которая для многих оставалась "за кадром".

Слухи о своем здоровье Ельцин "провоцировал" сам Антиельцинская кампания, педалировавшая тему его здоровья, перекинулась и в западную прессу. Газеты писали о том, что Ельцин уже "не владеет ситуацией", "тяжело болен". В подтверждение отмечали, например, отсутствие президента в течение трех недель на публике, отмену ряда встреч, акцентировали внимание на его болезненно-одутловатом лице, на артикуляционных трудностях при произнесении слов... 
Ближайшее окружение Ельцина было в курсе реального положения дел со здоровьем, но в Кремле существовала определенная этика - не обсуждать публично проблемы здоровья президента... 
Конечно, некоторые проблемы со здоровьем, как и у всякого немолодого человека, у Б. Ельцина были... Так, в частности, наблюдались нарушения кровообращения, из-за чего во время сна сильно отекало лицо, особенно щеки, а это, в свою очередь, вызывало затруднения с речью. У Президента нередко болела спина - результат травмы, болели ноги (в народе это называют "шпоры"), и часто настолько сильно, что даже трудно было ходить. Но часть слухов он "провоцировал" сам, отменяя без видимого повода, иногда "из-за плохого настроения" заранее назначенные встречи или мероприятия. Некоторые из его критиков утверждали, что президент "стал лениться". Однако в периоды обострения кризисов он умел удивительным образом мобилизовать и политический ресурс, и ресурс здоровья. 
"Я поеду по всем кладбищам" 4 октября в 9.00 Президент РФ Ельцин сделал заявление по телевидению, написанное ночью заново, в котором, в частности, сказал: "Происходящие события в Москве - это запланированный переворот. Вооруженный мятеж обречен. В Москву входят войска, я прошу москвичей морально поддержать их. Генеральная прокуратура получила указание возбудить уголовные дела против преступников. Вооруженный мятеж будет подавлен в кратчайшие сроки". 
Об этих событиях сегодня написано много, опубликованы документы. Среди них и данные директора Центра экстренной медицинской помощи Л. Костомаровой о жертвах путча. На 14 часов 6 октября в результате столкновений 3 - 4 октября в Москве пострадал 691 человек. Из них - 123 - убиты, 467 - госпитализированы, 101 - обслужены амбулаторно... 
Видимо, вспомнив, как хоронили троих погибших во время августовского путча 1991 года, Ельцин 7 октября, в день похорон многочисленных жертв мятежа, сказал: "Я поеду по всем кладбищам". "Все не объедете", - ответили ему. 
Написанному в Кремле - не верить! Устные задания, которые получал премьер, выполнялись неукоснительно, чего нельзя сказать об указах или даже письменных поручениях президента. То есть слова, сказанные с глазу на глаз, по аппаратной значимости перевешивали бумаги... 
В. Черномырдин, между прочим, ее тоже соблюдал. Однажды А. Лившиц, уже работая в правительстве, получил от премьера грозное указание на очередной денежной "челобитной" - "прошу решить, срок три дня". Естественно, А. Лившиц ему отзвонил. Ведь только вчера речь шла о том, что все деньги расписаны и лишних - нет. Своим ответом В. Черномырдин просто сразил: "А кто тебе сказал, что надо решить положительно?" Помолчав, в свойственной ему назидательной манере добавил: "Если будет действительно нужно, я тебе не напишу, а скажу". 
Как БН не дал прикурить жене Коля ...В общении с зарубежными лидерами Ельцин старался не ударить в грязь лицом. Не претендуя на роль "светского льва" и "утонченного эстета", он умел быть и остроумным, и галантным, умел расположить к себе собеседников. Не раз демонстрировал свое умение танцевать... 
Однако нередко случалось, что он действовал вопреки установленному сценарию. Многим памятен случай, когда во время визита британской королевы Елизаветы II в Москву Б. Ельцин, вопреки традиции и протокольным предписаниям, поцеловал руку августейшей особе. Чувство неловкости вызвал и такой эпизод. На официальном обеде во время поездки в Германию сидевшая рядом с российским президентом супруга канцлера Г. Коля закурила. Б. Ельцин, не переносящий табачного дыма, взял сигарету прямо из рук первой леди Германии и загасил ее в пепельнице. 
Дирижерскую палочку "вручил" президенту Грачев В течение почти всего полета до Берлина президент просматривал материалы о поездке. Как и было положено, в президентской папке содержалась вся необходимая для этого информация... 
Ничто не предвещало неприятностей. Они начались поздним вечером. У президента случилась бессонница, и он имел неосторожность пригласить в свой "президентский сьют" не А. Коржакова, который хорошо знал некоторые из опасностей свободного времени своего подопечного и умел худо-бедно "регулировать процесс", а П. Грачева. Для "лучшего министра обороны всех времен" каждая выпитая с Б. Ельциным рюмка водки была как звезда на генеральском погоне. Никогда не перечивший президенту, он не мог ни остановиться сам, ни намекнуть, что хватит... 
В то утро президент (по устоявшейся в ближнем кругу терминологии) "был плох". Долго не выходил, а когда вышел, глядел неприветливо... 
Тем не менее регламент протокола требовал точного исполнения. Личный врач президента А. Григорьев нашел нужные снадобья, и вскоре, после 9 часов, президентский кортеж отправился к площади Жандарменмаркт, где и начались первые несоответствия с протоколом... Несмотря на то, что в нагрудном кармане у Ельцина был текст выступления, он решил щегольнуть импровизацией и в результате допустил ляп, заявив, что "в войне России с Германией не было ни победителей, ни побежденных". 
К середине дня Ельцин отбросил протокольные формальности и дал волю "импровизациям". Сказались и волнения в связи с непростым политическим контекстом визита, и прошедшая бурная ночь, и жара, от которой он спасался вином, и официальный завтрак от имени германского президента Р. Херцога, где также подносились спиртные напитки. Вторая половина дня была ознаменована печально известными сценами дирижирования оркестром, сольного исполнения "Калинки" и т. п. 
И чтоб костюмчик сидел... Огромное значение первый Президент России придавал своему внешнему виду. Нужно сказать, что он был достаточно консервативен в одежде, не прибегал к услугам ведущих модельеров и стилистов, больше доверяя советам супруги и дочерей. 
Не имея привычки следовать моде, он тем не менее серьезно относился к протокольным требованиям к одежде... 
Исключение составляла лишь старая, вытянутая в локтях кофта, которую надевал, когда заканчивались встречи и в кабинет не ожидалось прихода "чужих". Он любил ее и даже считал неким талисманом. 
Особой слабостью главы государства была спортивная одежда, в частности, теннисная экипировка. Он откровенно "пижонил", ждал комплиментов и, как правило, получал их с избытком. 
При записи телевизионных обращений всегда категорически отказывался от грима. Вообще не любил, когда к нему прикасались, от этого "зажимался" и становился менее естественным. Он знал, что ему не идут головные уборы, и лишь изредка зимой надевал меховую шапку. Но вот прическе он уделял особое внимание, во всех случаях тщательно следил за ней. Сеанс у парикмахера предшествовал почти всем его публичным выходам. Более того, если по каким-либо причинам традиционная укладка не была сделана, это воспринималось окружающими как нечто из ряда вон выходящее. 
Ельцин терпеть не мог очки. С возрастом у него стало ухудшаться зрение, и следовало пользоваться очками. Вполне будничная для большинства людей проблема для него неожиданно оказалась весьма болезненной. Работая в очках в кабинете, используя их дома, он категорически отказывался надевать их на публике. Не помогали никакие аргументы. Лишь в последний год пребывания у власти, видимо, когда было принято окончательное решение уйти из политики, он стал и на людях появляться в очках. 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации