Как Закалялась Империя

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сегодня Андрей Раппопорт очень не любит вспоминать свои финансовые махинации в ЮКОСе

1086246508-0.jpg Список бывших и нынешних топ-менеджеров ЮКОСа, привлеченных к уголовной ответственности за различного рода финансовые махинации, в скором времени может пополниться. Следующими объектами исследования прокуроров называются эпизоды из жизни нефтяной компании, датируемые несколько более ранним периодом – 1997–1998 годами.

Именно в тот период и происходило создание нынешней империи ЮКОСа в том виде, в котором ее сегодня все знают. Огромное число разрозненных активов, не входивших на момент покупки ЮКОСа на залоговом аукционе в состав компании, были присоединены как раз в период 1997–1998 годов. Достаточно назвать два из них – ОАО «Томскнефть» Восточной нефтяной компании и Ачинский нефтеперерабатывающий завод (АНПЗ) в Красноярском крае. Эксперты и инвесторы подтвердят, что без приобретения двух этих активов ЮКОС никогда бы не стал столь мощной вертикально-интегрированной компанией, добившейся по состоянию на весну–лето прошлого года рекордного для России уровня капитализации в 24 млрд. долларов.

Сказать «спасибо» за эти достижения Михаил Ходорковский должен был бы не только самому себе и своей преданной команде «сидельцев-эмигрантов», но и находящимся сегодня в тени героям приватизационных войн 1997–1998 годов. Едва ли не ведущую роль тогда в ЮКОСе занимал специально приглашенный для «выстраивания финансовых схем и оптимизации финансовых потоков» топ-менеджер Андрей Раппопорт. Именно его усилиями был преодолен кризис между новыми и старыми акционерами (администрация Томской области во главе с тогдашним губернатором Крессом и группа «красных директоров») ЮКОСа. Победив в долгой и изнурительной акционерной войне вышеуказанных лиц, г-н Раппопорт очень быстро «оптимизировал» и подлежавшую расчленению ВНК, и приобретенный АНПЗ. Достаточно сказать, что спустя всего полгода после начала его работы на ЮКОС финансовые потоки были выстроены так, что томичи получали не более 50% от внутренней (российской) цены добываемой нефти, в то время как основная прибыль и от экспортных операций, и от продажи нефти на внутренний рынок оседала в Москве. А происходило все просто: нефть продавалась по 250 руб. за тонну, в то время как тогдашняя цена составляла 500–600 руб. за тонну.

По утверждению недоброжелателей, Андрей Раппопорт принимал активное участие в расчленении «Томскнефти» и превращении Восточной нефтяной компании в депозитарий акций. Молва приписывает ему даже авторство в придумывании и воплощении в жизнь такой комбинации: акции «Томскнефти» продаются трем кипрским фирмам, на которые судебный запрет по голосованию формально не распространялся. Именно на их дружные голоса и рассчитывал менеджмент ЮКОСа. В результате под контролем управленцев ЮКОСа почти за бесплатно оказалась компания «Томскнефть».

Не менее эффективной была и операция по приобретению Ачинского нефтеперерабатывающего завода в Красноярском крае, чему в то время препятствовала краевая администрация во главе с Александром Лебедем. Последний, избравшись в губернаторы, как тогда считали многие, при обильной финансовой поддержке столичных олигархов, в том числе Михаила Ходорковского, при исполнении обязанностей главы администрации субъекта РФ стал руководствоваться интересами не приведших его к власти толстосумов, а жителей края. Многим это пришлось не по нраву, а некоторым и просто мешало. Тем не менее, преодолев сопротивление команды Лебедя, Раппопорт умудрился внести в копилку ЮКОСа и Ачинский НПЗ. Как утверждают очевидцы, первое свое участие в собрании акционеров АНПЗ представители ЮКОСа приняли, голосуя за выгодные для себя решения еще не оплаченными акциями. Уже только потом менеджеры ЮКОСакоманда, как принято говорить в профессиональной среде, «пропылесосила» рынок акций, и в результате беспрецедентных усилий «сгенерировала» пакет в 10% акций АНПЗ.

Сегодня Андрей Раппопорт, возглавляющий Федеральную сетевую компанию и входящий в совет директоров РАО «ЕЭС России», не любит вспоминать об этом периоде. Причин, на взгляд сведущих людей, две. Во-первых, «многие знания – многие печали»: зачем добровольно вытаскивать на белый свет информацию, которую, вероятнее всего, сегодня усердно разыскивают сотрудники Генпрокуратуры. Во-вторых, не исключено, что методы и навыки, относящиеся к 1997–1998 гг., г-н Раппопорт использует и сегодня. Во всяком случае, многие энергетики, волей судьбы вынужденные сотрудничать с ФСК, отмечают более чем оригинальное бизнес-поведение главы этой компании.

Владимир Сидоров

Оригинал материала

«Новые известия»