Как захватить предприятие

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Как Захватить Предприяие»)
Перейти к: навигация, поиск


Чьи интересы защищает глава ФСФО Татьяна Трефилова

1058851778-0.gif Процедура банкротства в нынешнем виде — не более чем инструмент передела собственности в интересах одной из сторон конфликта. Механизм банкротства, участие в нем федеральных чиновников, чьи интересы сомкнулись с интересами крупного бизнеса, — абсолютно видны в этой истории. Один из самых последних примеров тому -банкротство Коршуновского горно-обогатительного комбината, одного из крупнейших производителей железорудного сырья. ГОК — бюджетообразующее предприятие для города Железногорск-Илимский и Нижнеилимского района Иркутской области. На комбинате трудятся пять тысяч человек, благосостояние практически каждой семьи в городе зависит от работы ГОКа.

Коршуновский ГОК обанкротился в 1998 году, была введена процедура внешнего управления. Во многом это произошло благодаря тому, что эксклюзивным потребителем продукции предприятия традиционно является Западно-Сибирский металлургический комбинат, сейчас принадлежащий «Евраз Холдингу». Мягко говоря, не очень эффективный менеджмент на «Запсибе» привел металлургический комбинат к банкротству. Как следствие, «Запсиб» не смог расплачиваться за сырье, что повлекло за собой и банкротство Коршуновского ГОКа.

В июне 2000 года внешнее управление было продлено до 2008 года под поручительство областной и местной администрации. Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО) наблюдала за этим процессом безучастно. Никаких действий ФСФО не предпринимала и когда в апреле 2002 года «Запсиб» перестал рассчитываться за концентрат. ГОК вынужден был остановить производство. За полгода простоя финансовое состояние комбината, естественно, только ухудшилось. Казалось, предприятию никогда не выбраться из долговой ямы. Перспектива была одна — продажа имущества комбината с аукциона «ЕвразХолдингу», усугубившему кризис на ГОКе.

В ноябре этого же года у ГОКа неожиданно появился новый партнер, заинтересованный в работе предприятия, — Челябинский металлургический комбинат («Мечел»). В рамках заключенного соглашения о стратегическом сотрудничестве между предприятиями коршуновский концентрат начал отгружаться на Челябинский, Магнитогорский и Орско-Халиловский металлургические комбинаты. ГОК вместе с «Мечелом» вышли с предложением заключить мировое соглашение — инициатива рассматривалась на рабочей группе при губернаторе Иркутской области. Мировое соглашение было поддержано Законодательным собранием Иркутской области, администрацией Нижнеилимского района, несколькими федеральными министерствами, депутатом Госдумы от Иркутской области Виталием Шубой, профсоюзом работников горнометаллургических предприятий России и трудовым коллективом Коршуновского ГОКа.

Именно в этот момент ФСФО впервые проявила интерес к Коршуновскому ГОКу. Чиновники службы провели выездную проверку хозяйственной деятельности предприятия, в ходе которой допустили ряд серьезных ошибок. В частности, сумма чистых активов была занижена на 100 млн рублей. Кроме того, проверка проводилась в ноябре, но по результатам 1998 — 2002 годов.

Следовательно, чиновники намеренно игнорировали данные о работе комбината уже после сотрудничества с «Мечелом». Фактически анализировался лишь тот период, когда ГОК простаивал. Создавалось впечатление, что ФСФО сознательно исказила действительность и поэтому не отразила факт начала восстановления платежеспособности предприятия.

В 2003 году ГОК вышел на рентабельный уровень работы. По итогам первых четырех месяцев комбинат впервые получил балансовую прибыль — 10 млн рублей. По итогам первого полугодия чистая прибыль составила около 80 млн рублей. Средняя заработная плата выросла на 20%. «Мечел» инвестировал в основное производство и параллельно начал гасить текущую задолженность.

Именно в этот момент ФСФО нанесла первый серьезный удар по начавшему оживать предприятию. Чиновники потребовали от поручителей, областной и районной администраций, полного погашения мораторной задолженности, т.е. возникшей до введения внешнего управления. Речь шла о достаточно крупной сумме — более 500 млн рублей. В это же время Коршуновский ГОК вошел в состав «Стальной группы Мечел», одного из крупнейших российских промышленных холдингов. «Стальная группа» приобрела контрольный пакет акций и задолженности у конкурсных кредиторов. Остальным кредиторам было сделано предложение о продаже своей доли. В частности, такое предложение поступило Восточно-Сибирской железной дороге (ВСЖД), задолженность которой составляла 5 млн рублей, или 0,25% от общей задолженности, однако та от продажи отказалась.

Спустя несколько дней стало понятно, с чем был связан отрицательный ответ железной дороги: ВСЖД подала иск в областной арбитражный суд о признании должника банкротом и введении конкурсного производства. Иск поддержали администрация Иркутской области и ФСФО.

Накануне суда Коршуновский ГОК согласно требованию ФСФО полностью погасил мораторную задолженность. Этот факт был подтвержден районной налоговой инспекцией. Параллельно была полностью погашена задолженность перед конкурсными кредиторами, кроме компаний, аффилированных со «Стальной группой Мечел». Погашение задолженности перед бюджетом позволило кредиторам ГОКа провести собрание и принять решение о заключении мирового соглашения.

В эти же дни иркутские налоговики получили письмо, подписанное заместителем министра по налогам и сборам Фамилом Садыговым, где указано, что полмиллиарда, заплаченные ГОКом, следует зачислить в счет погашения текущей задолженности. Письмо Садыгова вызывало недоумение не только по своей сути — согласно налоговому законодательству должник сам определяет, куда направляются средства, — но и неожиданностью появления. Г-н Садыгов проявил инициативу в вопросе расчета ГОКа по долгам перед государством как раз накануне ряда судебных разбирательств. ФСФО, немедленно воспользовавшись, мягко говоря, странным письмом, добилась в суде признания собрания кредиторов неправомочным, отмены решения о заключении мирового соглашения и отставки внешнего управляющего Игоря Помельникова. Кстати говоря, отставка Помельникова рассматривалась в рамках иска ВСЖД.

И, несмотря на то что железная дорога отозвала свой иск, суд все равно снял внешнего управляющего. Вместо него исполняющим обязанности внешнего управляющего был назначен Сергей Рожков, ставленник ФСФО и лояльный «ЕвразХолдингу». При этом кандидатура Рожкова не была согласована ни с комитетом, ни с собранием кредиторов Коршуновского ГОКа.

Значимость позиции и возможностей ФСФО в делах банкротства не может не поражать. Только федеральная служба может загнать обратно в долговую яму предприятие, рассчитавшееся с кредиторами и работающее с прибылью, с помощью несложных подтасовок цифр. По сути, вся аргументация ФСФО строилась на письме Садыгова. Теперь внимание! Как только суды закончились, Садыгов прислал новое письмо, где указал, что все-таки мораторная задолженность была погашена, и отменил свое же предыдущее письмо! Предвзятость позиции чиновников и неправомочность судебных решений, казалось, очевидны — ГОК немедленно обжаловал новые решения, в частности порядок зачисления платежей. Однако г-н Рожков от лица предприятия отозвал иски.

Комбинат ожидало новое собрание кредиторов, которое должен был проводить уже Рожков. По крайней мере, такое определение вынес суд. Вместо этого Рожков при поддержке силовых структур Иркутской области начал предпринимать попытки зайти на предприятие. Последняя попытка закончилась плачевно: силовики просто избили рабочих предприятия, устроивших пикет перед административным зданием ГОКа. Тринадцать человек обратились за медицинской помощью. Трудовой коллектив ожидает новых визитов вооруженных бойцов, но в то же время готов защищить родное предприятие.

На днях Рожков провел собрание кредиторов, которое юристы «Стальной группы Мечел» считают незаконным. Г-ном Рожковым было допущено сразу несколько грубых нарушений. В частности, он самовольно изменил повестку собрания, предложив кредиторам выбрать саморегулирующую организацию и изменить состав комитета кредиторов. Суд же четко определил: Рожков должен представить на утверждение в суд кандидатуру внешнего управляющего. Кроме того, Рожков, несмотря на то что МНС России признало отсутствие мораторной задолженности ГОКа, включил ФСФО в реестр кредиторов. В результате все решения были приняты в пользу федеральной службы. В новый состав комитета кредиторов вошли два представителя ФСФО и представитель «ЕвразХолдинга».

В «Стальной группе Мечел» уверены, что ФСФО не стремилась бы столь рьяно загубить прибыльное предприятие, если бы не стоящие за ее спиной интересанты. Компания «Евраз Холдинг» неоднократно высказывала намерения получить под свой контроль Коршуновский ГОК. Законным способом добиться желаемого, т.е. купить, у нее не получилось, поэтому, по-видимому, и была задействована ФСФО. Заметим, что все активы, принадлежащие ныне «ЕвразХолдингу» («Запсиб», Нижнетагильский и Кузнецкий металлургические комбинаты), достались компании именно с помощью ФСФО через процедуру банкротства. Именно поэтому рабочие Коршуновского ГОКа сами стоят на страже своего предприятия, ожидая появления незваных гостей в камуфляже.

Александр ЛОСЕВ

Оригинал материала

«Новая Газета»