Как Игорь Сечин воевал за иностранные активы ЮКОСа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



Вице-премьер "дал указание" ТНК-BP прекратить поставки нефти на НПЗ Mazeikiu Nafta по нефтепроводу "Дружба", вскоре нефтепровод вышел из строя

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::19.01.2011, Фото: Reuters

"В первую очередь — месть"

WikiLeaks — для "Новой газеты": как вице-премьер Сечин воевал за иностранные активы ЮКОСа

Роман Анин

Compromat.Ru

Игорь Сечин

[…] Сегодня в рамках нашего проекта с WikiLeaks мы публикуем депеши американских дипломатов, объясняющие, как проходила принудительная национализация ЮКОСа, какую роль в этом сыграл нынешний вице-премьер и какие геополитические технологии использовал при этом Кремль.

Распил опальной нефтяной империи проходил примерно по одной схеме, которой можно присвоить кодовое название — «Байкалфинансгрупп». В 2004 году эта никому не известная контора приобрела самый ценный актив ЮКОСа — «Юганскнефтегаз». О бенефициарах приобретателя знал только тогдашний президент Владимир Путин, заявивший журналистам, что это — физические лица, долго работающие в энергетической сфере. Кто такие эти физлица, узнать так и не удалось: буквально в тот же день «Байкалфинансгрупп» была куплена государственной «Роснефтью» за 10 000 рублей.

Но дело в том, что империя ЮКОСа не ограничивалась пределами России, и схема «Байкалфинансгрупп» не работала там, где заканчивалась юрисдикция Кремля. Например, ЮКОС вместе с литовским правительством с 2002 года владел единственным НПЗ Прибалтики — Mazeikiu Nafta. После того как у ЮКОСа начались проблемы, НПЗ стал привлекательным куском для тех, кто эти проблемы ЮКОСу обеспечил. Вот что об этом сообщали американские дипломаты.

«7/28/2005 11.14. КОНФИДЕНЦИАЛЬНО. Посольство в Вильнюсе. Рассекретить: 07/27/2015. ТЕМА: КОМУ ДОСТАНЕТСЯ ЕДИНСТВЕННЫЙ НПЗ В ПРИБАЛТИКЕ?

С высокой степенью вероятности ЮКОС вскоре может продать свой мажоритарный пакет акций единственного НПЗ Прибалтики. Несколько крупнейших нефтяных компаний мира выразили заинтересованность в приобретении доли ЮКОСа в Mazeikiu Nafta. <…> Согласно соглашению акционеров, правительство Литвы может наложить вето на кандидатуру потенциального покупателя. Правительство хотело бы продать крупнейший корпоративный актив Литвы западной или, по крайней мере, ориентированной на Запад компании, но контроль над поставками сырой нефти на НПЗ со стороны России дает ей возможность добиваться преимуществ для фирм, устраивающих Кремль.

Mazeikiu Nafta: основные факты

Mazeikiu Nafta (MN) представляет собой единственный НПЗ в Прибалтике. Помимо самого завода компании принадлежат нефтяной портовый терминал в Бутинге на побережье Балтийского моря и трубопровод Бирзаи, соединяющий НПЗ с трубопроводом в Беларуси, по которому на завод осуществляются поставки сырой нефти из России. MN является крупнейшим промышленным предприятием Литвы и генерирует примерно 10% ВВП страны. <…> ЮКОС является мажоритарным акционером MN, владея 53,7% его акций через компанию, зарегистрированную в Нидерландах. Правительство Литвы является еще одним крупным акционером (пакет составляет 40,6%). Остальные 5,7% акций активно торгуются на бирже Вильнюса <…>. […]

Чего хочет правительство Литвы?

Заместитель министра Эйдукявичюс сообщил нам, что правительство Литвы планирует пересмотреть с потенциальным покупателем некоторые технические соглашения, связывающие правительство Литвы, MN и нового мажоритарного акционера. Он дал понять, что правительство Литвы предпочло бы компанию, желающую эксплуатировать MN таким образом, который учитывал бы интересы правительства Литвы — в основном обеспечивая бесперебойные поставки сырой нефти на НПЗ. 8. Вилемас (советник премьер-министра Литвы по вопросам энергетики. — Р. А.) высказался аналогично, заявив, что правительству Литвы нужен покупатель, который обеспечит бесперебойные поставки нефти, но подчеркнул, что им также нужна компания с «западным стилем» управления. Он сказал, что MN достиг успехов под руководством ЮКОСа, которое расширило возможности MN по производству различных видов нефтепродуктов и открыло для него новые рынки. Он также отметил, что ТНК-BP была бы предпочтительным выбором для правительства Литвы в качестве покупателя MN <…>.

Фактор России

Доктор Гитарас Науседа , аналитик отрасли <…>, сообщил нам, что Правительство России обладает значительным влиянием на процесс выбора покупателя MN. Он подчеркнул, что, поскольку Россия контролирует поставки нефти, любой не устраивающий Кремль покупатель может столкнуться с весьма реальной перспективой быть отрезанным от поставок. 11. Науседа также сообщил нам, что недавнее письмо российского правительства правительствам Нидерландов и Литвы с требованием заморозить активы ЮКОСа в связи с налоговыми обязательствами этой компании в России, скорее всего, является замаскированной угрозой, нацеленной на то, чтобы отпугнуть любых нероссийских покупателей. Правовой статус этих запросов в настоящий момент неясен, однако на прошлой неделе правительство Литвы заявило, что письмо получено и юристы изучают его возможные правовые аспекты. По его мнению, не было совпадением то, что письма голландскому и литовскому правительствам последовали вскоре за заявлением «Газпрома» о том, что он планирует расширять свои нефтяные интересы. <…>

Комментарий

Правительство Литвы столкнулось с серьезной дилеммой. Его лидеры хотят, чтобы акции ЮКОСа приобрела фирма, ориентированная на Запад. Однако если Россия решит оказать все доступное ей давление в интересах «Газпрома» или какой-либо иной российской компании, любому другому потенциальному покупателю будет крайне сложно убедить правительство Литвы в том, что он сможет гарантировать поставки нефти, необходимые для нормального функционирования Mazeikiu Nafta».

Однако письма российского правительства, равно как намеки прекратить поставки нефти на НПЗ, не повлияли на Литву, чиновники которой, видимо, решили, что лучше понести убытки и отчасти лишиться российской нефти, чем отдавать стратегически важный завод близким Кремлю компаниям. И в мае 2006 года государственный тендер на покупку Mazeikiu Nafta выиграл польский холдинг PKN Orlen.

И после этого началось самое интересное. Дело в том, что до 2006 года литовский НПЗ снабжался российской нефтью двумя путями — морем из Приморска через терминал в Бутинге и по трубопроводу «Дружба», построенному еще в советское время. Но после того как стало известно о результатах тендера, на участке нефтепровода «Дружба», через который шла нефть в Литву, внезапно случилась авария. Что скрывалось за этой техногенной бедой и кто ее инициировал, мы узнаем из депеш американских дипломатов.

«8/30/2006 12.24. Посольство в Москве. КОНФИДЕНЦИАЛЬНО. Рассекретить: 08/29/2016. ТЕМА: РОССИЙСКАЯ НЕФТЬ ДЛЯ ЛИТВЫ — СМЕСЬ БИЗНЕСА И МЕСТИ.

Как это часто бывает в отношениях России с ее соседями и бывшими советскими товарищами, решение Москвы прекратить поставку сырой нефти на литовский НПЗ Mazeikiu Nafta (MN) после аварии на трубопроводе «Дружба» 29 июля выглядит как результат геополитической мести, смешанной с обычными коммерческими соображениями. Хорошая новость заключается в том, что теперь у русских осталось мало инструментов для того, чтобы еще больше ухудшить положение (например, прекратить поставки из Приморска в Бутинге), и НПЗ вряд ли остановится. Плохая новость — в том, что завод, по всей видимости, будет терять прибыль до тех пор, пока схема поставок нефти на MN в очередной раз не изменится.

В первую очередь — месть

После прекращения поставок российской нефти на MN по нефтепроводу «Дружба» мы побеседовали с представителем ТНК-BP (имя вычеркнуто по соображениям безопасности. — Р. А.). Его компания является одним из крупнейших экспортеров нефти в России. Он заявил, что, несмотря на проигрыш заявки ТНК-ВР на покупку MN в пользу компании PKN Orlen, в мае-июне прошлого года ТНК-BP предложила продавать Orlen примерно 180 000 баррелей в сутки <…>, и это предложение полностью устраивало «Транснефть». Затем в начале июля Игорь Сечин, председатель совета директоров «Роснефти» (еще одной российской компании, заявка которой проиграла в ходе покупки MN) и замглавы администрации президента, позвонил Герману Хану, исполнительному директору ТНК-BP, с вопросом о том, был ли подписан договор на поставку нефти. Выяснив, что договор не подписан, Сечин «дал указание» ТНК-BP (через Хана) отозвать свое предложение, что она и сделала. В разговоре от 29 августа представитель ЛУКОЙЛа (имя вычеркнуто по соображениям безопасности. — Р. А.) подтвердил нам, что Сечин в качестве представителя Кремля был заинтересован в прекращении поставок и что ЛУКОЙЛ и ТНК-BP по-прежнему испытывали давление, призванное помешать им заключить договоры с MN на поставку нефти по трубопроводу. 3. В беседах с представителями [нашего] посольства 22 августа Гинтаутус Сюлис и Миниюс Самуйла из посольства Литвы охарактеризовали закрытие трубопровода как политическое решение, принятое на «очень высоком уровне» с тем, чтобы заставить Orlen отозвать свою заявку на покупку MN, которая ожидает утверждения со стороны ЕС предположительно в октябре. Несмотря на все это, Сюлис и Самуйла выглядели сдержанно оптимистично в отношении того, что проблема с поставками нефти будет вскоре разрешена в интересах Литвы. Сюлис предположил, что русские в результате могут отступить из-за опасений закрытия литовцами железнодорожной ветки в Калининград (под предлогом ремонта). Как только литовские официальные лица стали намекать на проблемы с железной дорогой, Сюлис заметил изменения в поведении русских, добавив, что, «имея дело с русскими, всегда добиваешься лучших результатов, когда ведешь переговоры с позиции силы». Он отметил, что этой железнодорожной веткой пользуются не только российские гражданские лица — она также критически важна для снабжения российских военных, расквартированных в Калининградской области. […]

Комментарий

С учетом исторических аспектов работы этого нефтепровода и MN неудивительно, что месть, судя по всему, играет не последнюю роль в процессе восстановления пропускной способности «Дружбы», и мы не исключаем, что Сечин может по крайней мере попытаться запретить российским экспортерам направлять свой груз через Приморск. Примечательным моментом этой истории является та степень, в которой Сечин и его интересы оказались неспособными остановить снабжение литовского НПЗ российскими компаниями/трейдерами, придерживающимися практики поставок на условиях f.o.b. (то есть морем. — Р. А.). MN может с тем же успехом, пусть и дороже, закупать баррели из нероссийских источников, а ведущие международные нефтяные компании не готовы согласиться на контракты, исключающие Бутинге, — оба этих факта дают Литве и Orlen рычаги для защиты от любых российских требований, которые могут составлять подоплеку ситуации. При правильных условиях способность России использовать энергию как оружие (даже при наличии политической воли) ограничена». <…>

Если верить источникам американских дипломатов из нефтяных компаний, «указание» Сечина прекратить поставки по нефтепроводу «Дружба» на литовский НПЗ было дано задолго до аварии: как говорил представитель ТНК-ВР, Сечин звонил Хану в начале июля, а авария случилась только 29 июля. Если, конечно, председатель совета директоров «Роснефти» не обладал даром предвидения, то, скорее всего, расчет был направлен на то, что польский холдинг, выигравший тендер на покупку НПЗ, но лишившийся львиной доли поставок, сам откажется от сделки, даже не дождавшись одобрения Евросоюза. Но литовцы ответили с позиции силы, пригрозив закрытием железной дороги, и тут ресурсы Кремля оказались ограниченными: закрывать Приморский порт для нефтетрейдеров они не решились. Хотя и этому «бессилию» могли быть свои финансовые объяснения. Как бы в Кремле ни хотели получить контроль над бывшим юкосовским активом, но закрыть для трейдеров Приморск значило лишить поставок и компанию Геннадия Тимченко Gunvor (иначе как потом объяснять, почему другу Путина экспортировать можно, а другим нет?). В 2006—2007 годах доля Gunvor в торговле через Приморск была самой большой в сравнении с другими поставщиками.

Нефтепровод «Дружба» до сих пор не починен, зато Gunvor продолжает успешно возить нефть на литовский НПЗ из Приморска в Бутинге и с каждым годом только наращивает объемы. Потому что соседям можно грозить сколько угодно, но до тех пор, пока это не касается интересов тех физических лиц, работающих в сфере энергетики, о которых знает один Владимир Путин.