Как Кехман стал банкротом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

9Кехман 5.jpg

Несмотря на предложенный Владимиром Кехманом план реструктуризации своего долга, его кредиторы проголосовали за продажу имущества — иконы и запонок стоимостью 685 тыс. рублей


Арбитражный суд Петербурга 28 июля признал предпринимателя Владимира Кехмана несостоятельным и ввел в его отношении процедуру реализации имущества. Все что осталось у основателя фруктовой империи JFC — это запонки и икона, оцененные в 685 тыс. рублей. Кредиторы, которым предприниматель задолжал более 9 млрд рублей, от решения суда получат главным образом моральное удовлетворение: личное банкротство лишит Кехмана права занимать должность генерального директора Новосибирского театра.


Рассмотрение дела о банкротстве Владимира Кехмана, возобновившееся после почти двухмесячного перерыва, началось с ходатайства ответчика. Представительница основателя JFC попросила суд приостановить или отложить решение дела на том основании, что тот не согласен с результатами собрания кредиторов и сейчас пытается оспорить его в суде.


Состоявшееся две недели назад собрание отвергло предложенный Кехманом план реструктуризации долгов и настояло на продаже имущества. Как сообщалось ранее, в нем приняли участие представители основных кредиторов – Сбербанка (в реестр включены требования на 4,3 млрд руб.), Райффайзенбанка (420,1 млн руб.), Промсвязьбанка (1,7 млрд руб.), Юникредит банка (434,3 млн руб.), ООО «Аквамарин» (1,4 млрд руб.) и ООО «Пулковская торговая компания» (904 млн руб.).


Присутствовавший на заседании представитель Сбербанка запротестовал после оглашения ходатайства. «Кредиторами подробно рассмотрен план реструктуризации. Он не выдерживает критики», – заявил он. Финансовый управляющий Михаил Бологов поддержал позицию. «Финансово-экономический анализ говорит, что другой процедуры (кроме реализации имущества. — Прим. ред.) быть не может», – сказал он.


Но это не единственная причина, по которой Кехмана нельзя прямо сейчас признать банкротом, не сдавалась представитель ответчика, вынимая из портфеля, словно фокусник из шляпы, еще одно ходатайство. У бывшего бананового короля имеется несовершеннолетний сын Михаил, 2002 года рождения. Поскольку его права будут затрагиваться в процессе банкротства, прежде чем выносить решение, к делу необходимо привлечь органы опеки и попечительства. «Согласно имеющейся практике, суды отменяют решения, принятые без их участия», – пояснила представитель Кехмана.


Однако и этот довод нашел возражение у истца. «Несовершеннолетний проживает с матерью на ее площади. Обязательства только финансовые. Финансовый управляющий и так о них знает», – заявил юрист Сбербанка.


Аргументы ответчика, похоже, не произвели впечатления и на судью. Тот отказался рассматривать ходатайства отдельно и предложил юристу Кехмана раскрыть сразу все карты и высказаться по существу дела.


По мнению основателя JFC, суду следовало поддержать разработанный им план реструктуризации без одобрения кредиторов: являясь генеральным директором Новосибирского театра оперы и балета, а также художественным руководителем Михайловского театра, Владимир Кехман получает заработную плату в размере 1,3 млн рублей в месяц и готов тратить эти деньги на погашение долгов. Это точно будет более эффективно, чем продавать имущество. Ведь, несмотря на высокие должности, за душой у Владимира Кехмана только лишь икона и запонки, чья стоимость не превышает 685 тыс. рублей. Требуя банкротства и реализации этого имущества, кредиторы преследуют иные цели, кроме как удовлетворение своих требований, что является злоупотреблением правом, заявила юрист.


Однако предложенная Кехманом схема не сильно поможет, указал представитель Сбербанка.


«Долг Кехмана перед кредиторами составляет более 9 млрд рублей. Как зарплата директора театра может погасить эту сумму?» – поинтересовался он.


Судья счел эти доводы более обоснованными и ввел в отношении Владимира Кехмана процедуру банкротства и реализации имущества в течение полугода, а также постановил привлечь к участию органы опеки и попечительства муниципального округа "Владимирский".


Представитель Кехмана отказалась прокомментировать возможность обжалования решения. Однако признание банкротом означает, что Владимиру Кехману придется расстаться не только с иконой и запонками, но и прекратить карьеру в качестве главы Новосибирского театра. Согласно закону о банкротстве физических лиц, признанный несостоятельным гражданин в течение трех лет лишается права занимать руководящие должности каких-либо организаций — директора, председателя, президента и т. п. Таким образом, он лишается существенной части дохода, которой ранее он предлагал поделиться с кредиторами. «Фонтанка» направила запрос в пресс-службу Новосибирского театра и готова опубликовать ответ.


Справка:


Группа JFC с 1994 года занималась производством и продажей фруктов, владея банановыми плантациями в Эквадоре и Коста-Рике. Компания была одним из крупнейших в России импортеров фруктов.


После 2011 года компания подала на банкротство, поскольку начала терять поставщиков из-за «арабской весны» и последствий кризиса 2008 – 2009 годов. Крупнейшими кредиторами JFC стали Сбербанк, Банк Москвы, Промсвязьбанк, «Уралсиб» и Райффайзенбанк.


В сентябре 2015 года арбитраж признал JFC банкротом из-за долгов перед банками на общую сумму 18 млрд рублей. Чтобы расплатиться с долгами, компания тоже реализует имущество. К примеру, недавно на Avito.ru появилось объявление о продаже яхты Bonanza 2008 года постройки за 24,5 млн рублей.


Однако кредиторы также решили добиваться личного банкротства предпринимателя, который поручился по займам своим имуществом. Владимир Кехман пытался остановить процесс, ссылаясь на то, что ранее его уже объявил банкротом Высокий суд правосудия Англии. Признание решения английского суда на территории России позволило бы Владимиру Кехману снять с себя обязательства перед кредиторами. Однако 21 июля 2016 года петербургский арбитраж отказался удовлетворить заявление предпринимателя.


Галина Бояркова,

Ссылки

Источник публикации