Как Козак боролся с пьянством, а Медведев грузил снаряды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как Козак боролся с пьянством, а Медведев грузил снаряды

"Юридический факультет Санкт-Петербургского университета, без сомнения, - самый знаменитый в стране. Здесь учились Ленин, Керенский, воевавший с Россией Маннергейм, премьеры Японии и других стран, а также Блок, Гумилев, Зощенко, Дягилев, Рерих, Стравинский. Здесь учились на юристов президент Путин, первый вице-премьер Медведев, спикер Совета Федерации Миронов, полпреды президента Козак и Коновалов, глава Роснаркоконтроля Черкесов, председатель Высшего арбитражного суда Иванов, директор Федеральной службы судебных приставов РФ Винниченко, министр экономического развития Греф и многие другие высшие чиновники. Из выпускников юрфака как минимум троих (Медведева, Козака, Миронова) пресса уже записала в преемники президента. Почему именно этот факультет стал инкубатором больших начальников? Путину приготовили новое кресло В коридоре юрфака во всю стену - огромная доска: «Лучшие выпускники». Пока я вчитывалась в таблички, пытаясь найти фамилии Путин, Медведев, Козак (которых там так и не оказалось), студенты со смехом объяснили: «Это наша главная клумба». «А где же главные ягодки?» - полюбопытствовала я. «Так в телевизоре!» - засмеялись они. Поставка кадров во власть с питерского юрфака идет бесперебойно. Не успели 6 аспирантов защититься, как тут же были затребованы с вещами на выход - во власть. Лучший студент 2000 года уже служит в администрации президента. Вот где сосредоточен кадровый резерв Кремля, на отсутствие которого все время пеняют Путину. Я пыталась разыскать следующего новобранца, но мне объяснили: «Это всегда происходит неожиданно». Юрфак, который в 90-х представлял собой печальное зрелище (из-за холода не снимали перчаток и пальто, крыши протекали), теперь процветает. Рассказывают, что у преподавательницы из Сорбонны, попавшей сюда в библиотеку, внезапно полились слезы. Думали, у дамы случилась аллергия, но она, рыдая, объяснила, что искала эту книгу по всем библиотекам мира, нашла только фотокопию, а оригинал - вот он, в Питере. На бывшем чердаке - отдельные кабинеты не только для преподавателей, но даже для аспирантов. На стенах в коридорах - разноцветные папочки для корреспонденции. Точь-в-точь такие я видела на столе в кремлевском кабинете президента. Из одной хозчасти поступают, что ли? «Президент помогает факультету?» - спрашиваю заместителя декана Владимира Лукьянова. «Нет, сами зарабатываем, - объясняет он. - Делаем экспертизы, в том числе для Газпрома, Эрмитажа». Кстати, зарплаты у преподавателей - от тысячи долларов. Похоже, на отдельно взятом факультете национальный проект президента - обеспечить зарплаты ученым не менее 30 тысяч рублей - уже выполнен. Недавно Путина избрали почетным членом ученого совета питерского юрфака. Тайным голосованием. Ни одного черного шара Путину не бросили. В зале у члена ученого совета Путина есть персональное кресло, правда, он в нем еще не сидел. Может, сядет после 2008 года? Кто знает, вдруг он имел в виду именно это кресло, когда говорил: «Свое место в строю найду»? У входа в библиотеку я обнаружила огромных плюшевых медведей. Они здесь постоянно стоят. Заподозрила в них членов «Единой России». Спросила. Студенты хором ответили: Не-е-ет!» Тогда, может, своего любимого выпускника и преподавателя Дмитрия Медведева здесь так чтут, что воздвигли ему «памятник-плюш»? На это мне ничего не ответили. Только хитро разулыбались. Как будущему полпреду за бардак влетело Полпред президента в Южном округе Дмитрий Козак в 80-х был секретарем комитета комсомола юрфака. Один из бывших комсомольцев, Александр Фролов, ныне обосновавшийся в Германии, рассказывал мне, как Козак пропесочивал его за опоздания. - Он даже голоса не повышал, но как зыркнет исподлобья, губы подожмет, все волевые складки вокруг рта тут же прорезаются, - рассказывал Фролов. - Вижу его по телевизору - он точно таким и был на юрфаке, почти не изменился. Правда, курил он тогда. - Он и сейчас курит, - сообщаю я. - Да? Ну тогда вообще не изменился. Курить на факультете было категорически запрещено, но из комитета комсомола, вспоминают бывшие студенты, приятный табачный душок по вечерам тянулся. За курение Козак комсомольцев не гонял, а за пьянку, говорят, даже исключал из комсомола. Наверное, после страшного скандала в общаге. Как-то одно из студенческих общежитий, рассказывают, пришла проверять солидная сводная комиссия Минобразования и обкома комсомола (которым тогда рулила Валентина Матвиенко). Студентам под страхом отчисления приказали привести общагу в образцовое состояние. Проверка прошла как по маслу, но тут один из проверяющих возьми да и предложи зайти в соседнее общежитие. А там как раз студенты прибыли с практики и бурно отмечали это дело. Комиссия явилась аккурат в разгар действа. «Заходи! Наливай!» - приветствовало ее советское студенчество. В общем, скандал случился тот еще. - Мы думали, Козак пойдет по комсомольской или партийной линии, - рассказывали однокурсники, - и очень удивились, когда он ушел в прокуратуру. Хотя это было круто в те годы. - Козак жесткий, - характеризовал бывшего комсомольского лидера тогдашний студент Виктор Луговой. - Но для политика это даже хорошо. ОБХСС для вице-премьера - Помню, мы готовили команду КВН, - вспоминает Эдуард Макаров, однокурсник Дмитрия Медведева, Антона Иванова (председателя Арбитражного суда РФ), Николая Винниченко (директора Федеральной службы судебных приставов). - Дима, Коля и Антон, насколько я помню, тоже принимали участие. Команду назвали ОБХСС, что в нашем переводе означало «общество будущих хороших советских служащих». Мы изображали на сцене милицейский «уазик». Были у нас приколы и про студенческую столовку. Один студент выходил с песней «Я сухая салака из столовой юрфака». Как рассказали мне однокурсники, тогда факультетской столовке предпочитали забегаловки «Петрополь» (там пиво было по 35 копеек) и «Бочонок». А обедали в фабрике-кухне рядом с юрфаком. Пива там не было, зато за углом был пивной ларек, где было самое дешевое пиво - по 22 копейки. А за водкой бегали в ресторан «Кронверк», но студентам там сплавляли разбавленную. По слухам, сливали ту, что иностранцы в ресторане не допили. Медведев и Иванов никогда не избегали студенческих компаний, но чаще их видели в библиотеке и на заседаниях научных кружков. «Занудами, как другие отличники, они не были, - рассказывают их однокурсники. - На нашем курсе вообще не было расслоения на отличников и остальных, как это было на курсе Козака». Медведев, рассказывают, был одним из любимых студентов Анатолия Собчака, который в то время заведовал кафедрой на юрфаке. Особенно сблизились они на картошке в колхозе - Собчак руководил там студенческой бригадой, в которой работал Медведев. Рассказывают, когда Собчак приехал на картошку, то обнаружил, что дров студенты заготовить не успели, потому что на весь лагерь - два топора. «На той картошке с дровами вообще была напряженка, - вспоминали медведевские однокурсники. - У нас печка была по имени «ненасытный Джуди» - сколько дров ни кидай, Джуди все сжирал». Позже, когда Собчак избирался в Верховный Совет, то пригласил работать в свой штаб Медведева, где тот и познакомился с Владимиром Путиным. Все здесь помнят дружную студенческую четверку: Медведев, Елисеев, Чуйченко, Алисов. Сегодня все они связаны с Газпромом. Медведев - председатель Совета директоров Газпрома, Елисеев - зампред правления Газпромбанка, Чуйченко - глава юридического департамента Газпрома, Алисов - глава юротдела «Газпромрегионгаза». Зимой они вчетвером всегда ездили в студенческий дом отдыха в ленинградский пригород Репино - кататься на лыжах. С Чуйченко Медведев, рассказывают, дружит и сейчас. Кто-кто из бывших студентов пытался встретиться с Чуйченко, чтобы тот вывел на Медведева. Но Чуйченко, говорят, отрезал: «Нет. Если просто посидеть, выпить, вспомнить - это можно, а чтобы Диму о чем-то просить - и не мечтайте». Крик души - верните препода! Когда Медведев уехал работать в Москву, его студенты повесили объявление на доске в коридоре: «Потерялся преподаватель. Молодой, красивый, умный. Дмитрий Анатольевич, мы скучаем, возвращайтесь». Рассказывают, что Медведев, будучи преподавателем, за шпаргалки студентов не гонял. Сидит, читает книгу, делает вид, что не замечает. Зато потом дополнительными вопросами так закидает, что мало не покажется. Тираж трехтомного учебника «Гражданское право», в написании которого участвовал Медведев, перевалил за 1 млн. В книжном магазине факультета, который теперь располагается в зале бывшего комитета комсомола, где сидел Козак, медведевский учебник стоит на самом видном месте. «Только государство может осуществлять приватизацию принадлежащего ему имущества, - написано в учебнике. - И, напротив, оно же (и только оно) выступает получателем имущества при национализации. Право государства на национализацию серьезно ограничено законом». Примечательное заключение, учитывая должность, которую теперь занимает автор в крупнейшей в России госмонополии - Газпроме. На сборах едва не взорвались - Я помню, как тяжко пришлось на военных сборах вчерашним школьникам, домашним мальчикам, какими были Дима и его компания, - рассказывал однокурсник Эдуард Макаров, сотрудник службы экономической безопасности одной из питерских фирм. - У нас был марш-бросок на 6 км. Те, кто уже отслужил армию, портянки намотали, а «школьники», как мы их называли, в носочках отправились. В итоге - волдыри кровавые на ногах. Но не хныкали, держались. Правда, если Дима предпочитал в поле на стрельбы пойти, то Антон стремился на сборах теорией отделаться. Устав он сдал на пять, а стрелять, по-моему, так и не научился. Зато дурости армейской все они насмотрелись. Помню, приезжает военное начальство и требует посыпать дорожку песком. Посыпали. Потом другой приказ: выстелить блоками и покрасить хлорной известью. Выстелили, покрасили. Третий приказ: все убрать и выложить белым кирпичом. Мы с Димой поехали на позицию, разобрали какое-то строение из белого кирпича и обложили дорожку. - Медведев, по-моему, пытался не принимать близко к сердцу все неприятные ситуации, воспринимать их как неизбежное зло, - рассказывает его однокурсник Виктор Луговой. - Я с ним сидел в одном кабинете на практике в прокуратуре. Дури и там было выше крыши. Но он как-то отстраненно на все это смотрел, не проникаясь. Может, потому что все равно не смог бы ничего изменить. Я помню, как мы на сборах грузили ящики со снарядами. Снаряды, кстати, были со взрывателями. И вот два ящика валятся нам под ноги. Мы понимали, что можем взлететь к чертовой матери, отбегать - бессмысленно, все равно накроет. Стояли и спокойно смотрели, как эта дрянь падает рядом с нами. А потом как ни в чем не бывало пошли грузить дальше. Однокурсник рассказал мне одну забавную историю и про нынешнего главного пристава страны Николая Винниченко. «С будущим приставом такая история вроде бы по определению случиться не может, - смеялся рассказчик. - Коля немного играл на гитаре, и ему страшно нравилась гитара фирмы «Кремона», которая была у нашего однокурсника Лешки. Он все время уговаривал его продать ему эту гитару. И вот как-то вижу: Коля ходит с «Кремоной». Думаю, уговорил-таки. А вскоре прихожу к Лешке домой, а он лежит на диване и пощипывает такую же. «Как так?» - спрашиваю. «Купил, - объясняет, - похожую в «комке», подретушировал под свою и продал Кольке». Как Миронов племянника женил Спикер Совета Федерации Сергей Миронов оканчивал юрфак заочно, когда уже занимал пост первого зампреда Законодательного собрания Санкт-Петербурга. На факультете вспоминают, что он наравне с другими студентами-заочниками скромно стоял в очереди на экзамен - в лицо его все равно никто не знал. - Зачет по римскому праву я сдавал Иванову, нынешнему председателю Арбитражного суда, - рассказывал мне Миронов. - Придирался он сильно. Вообще у него такая ироничная манера общения. Возьмет и осадит: «Это еще задолго до нас с вами придумано, уважаемый». Девушки его страшно боялись: «Ой, зверь, ой, вынесут меня вперед ногами». А еще помню, сдавал как-то экзамен по международному праву профессору Малинину. Его тоже все боялись. За самый блестящий ответ он больше четверки не ставил. В лицо он меня не знал, сел я перед ним. И завязался у нас спор - от права перешли к международной политике. «Вы меня удивили, - говорит мне профессор. - Ставлю вам «отлично». А вы кем, кстати, работаете?» Протягиваю визитку. Он ее схватил и убежал. Сижу и переживаю - где же моя пятерка? Профессор вернулся и объясняет: «Извините, не удержался, пошел коллегам рассказать, что первый зампред Законодательного собрания у нас не дурак-то, оказывается». А после и сам Миронов читал студентам юрфака лекции по парламентаризму. Однажды, вспоминал он, попалась страшно любопытная студентка. Все уже разошлись после лекции, а она не отпускает, вопросами забрасывает. В это время зашел в аудиторию племянник Миронова, устав дожидаться дядю на холоде. «Ну а потом эта студентка стала женой моего племянника», - завершил свой рассказ о юрфаке Миронов."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации