Как Минатом сам себя надул

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский комсомолец", origindate::14.06.2005, Фото: "Коммерсант"

Длинные "nogi" мирного атома

Команда Адамова чуть не устроила новый дефолт

Александр Гришин

Converted 19065.jpg

Мало кто в России желает сейчас выдачи экс-главы Минатома Евгения Адамова Америке. Одни его жалеют. Другие считают, что он там обязательно сболтнет лишнее.

Его нужно вернуть. Хотя бы для того, чтобы он ответил по всей строгости закона. Ведь его команда подвела страну к краю такой пропасти, что России чудом удалось избежать если не дефолта, то весьма крупных неприятностей.

Он должен ответить. Если не за соучастие, то за попустительство. А вместе с ним и участники махинаций, которые до сих пор оставались в тени. Ведь претензии к Адамову со стороны Штатов на 9,5 миллиона долларов — просто ничто по сравнению с тем, что ему может быть предъявлено на Родине. В первую очередь это касается афер вокруг широко разрекламированного контракта “ВОУ-НОУ” между Россией и США.

От такого НОУ впору волком ВОУ

В 1993 г. правительство Ельцина заключило с США соглашение ВОУ-НОУ (его еще называют контрактом “Мегатонны в мегаватты”) о переработке 500 тонн высокообогащенного оружейного урана (примерно 20 тысяч боеголовок) в низкообогащенный, который используется как ядерное топливо на атомных электростанциях.

Сделка рассчитана на 20 лет. Россия должна получить в итоге (к 2013 г.) 12 млрд. долларов. Оставим в стороне цифры: даже по самым скромным подсчетам специальной комиссии Госдумы, 500 тонн оружейного урана оцениваются в 8 триллионов долларов (чуть ли не в тысячу раз дороже!). И дело даже не в том, что американцы оплачивают нам лишь работу по разделению изотопов, а передают в собственность так называемую природную компоненту (ПК) — природный уран. Ответственным за реализацию контракта с российской стороны было назначено ОАО “Техснабэкспорт” — главный экспортный агент Минатома, в котором государство владеет 51% акций.

В марте 1999 г. (Минатом возглавлял Евгений Адамов) правительства России и США приняли механизм реализации контракта, по которому три компании: Cameco, Cogema и RWE Nukem — получили право выкупить две трети того самого ПК (природного урана). Причем, если компании не выбирали годовые квоты, они могли выкупить причитающуюся им часть в течение следующих лет. Россия удовлетворилась оставшейся третью. Ее можно было хранить на спецскладе или продать на мировом рынке. Месяцем раньше, в феврале 99-го, Адамов заменил генерального директора АО “Техснабэкспорт” Шишкина, назначив на его место некоего Фрайштута.

Из досье МК:
Ревмир Фрайштут окончил в 1958 г. Московский станкоинструментальный институт по специальности “Машины и технологическая обработка металлов давлением”. С атомной отраслью никогда ранее не сталкивался.

С этого странного назначения не прошло и года, как в декабре 99-го приказом №753 глава Минатома Адамов предписал предприятиям осуществлять экспорт ядерного топлива только через АО “Техснабэкспорт”.

А уже 31 января 2000 г. быстро освоившийся на новой должности Фрайштут подписал контракт о продаже всей урановой квоты России компании GNSS (Globe Nuclear Services and Supply) — швейцарской дочке “Техснабэкспорта”. Как будто дочке. Как будто находящейся под контролем России (но об этом ниже).

Но и это бы еще ничего, если бы не очередное эпохальное решение нового гендиректора. В конце 2001 г. он своей волей (своей ли?) подписал “Дополнение-004” к контракту, по которому снизил цену на природный уран до конца действия соглашения ВОУ-НОУ — 2013 г. Для всех покупателей: и для западных компаний, и для GNSS. Это решение было принято в обход правительства, но первый заместитель Адамова, г-н Виноградов, заверил покупателей, что все необходимые правительственные одобрения имеются. Назвать такой подлог халатностью безответственного чиновника язык не поворачивается. Тем более что дальше события разворачивались еще интереснее. Фрайштут обосновал свое решение невыгодной конъюнктурой рынка: небольшим спросом на уран.

Заграница нам помощник

Тем временем цены на уран на мировом рынке поползли вверх, и все уполномоченные покупатели рванули выбирать свои запасы. 29 сентября 2003 г. был получен их первый заказ на вывоз урана со спецсклада. И практически одновременно стало известно, что они готовы выкупить весь накопленный уран. Россию поставили перед необходимостью: либо продолжать выполнять ВОУ-НОУ с гигантскими для себя убытками, либо отказываться от реализации соглашения. По сути это был выбор между очень плохим и откровенно отвратительным.

В первом случае, чтобы разбавлять ВОУ, пришлось бы закупать природный уран на внешнем рынке вдвое дороже, чем мы его продавали. И тогда бюджет потерял бы около миллиарда долларов. Во втором мы рисковали потерять 700 млн. долларов, ежегодно поступающих в казну по соглашению. А вдобавок — нарваться на иски, которые могли вчинить покупатели. До 8 млрд. долларов. А политический ущерб от того, что Россия отказалась выполнять международный договор по ядерному разоружению, вообще не поддавался бы материальному исчислению.

Расхлебывать кашу, сваренную адамовской командой, пришлось уже совсем другим людям. Ведь министр был отстранен от должности 28 марта 2001 г. А его назначенец Фрайштут без всесильного шефа тоже долго в кресле не продержался. Его попросили освободить кресло в “Техснабэкспорте” в январе 2002-го.

Осенью 2003 г. Минатом обратился за помощью к американцам. Характерно, что, оценив серьезность ситуации, те предпочли не поднимать скандала, а оказали содействие в проведении переговоров. И три западные компании пошли на условия российской стороны. Хотя они держат большую часть рынка цивилизованной торговли ядерными материалами и могли бы пытаться диктовать свои условия и дальше.

Маленькая швейцарская пиранья

Беда пришла, откуда не ждали, — со стороны “дочки” “Техснабэкспорта”, компании GNSS. При этом именно она, говоря юридическим языком, была самым нелегитимным участником сделки и имела наименьшие права.

GNSS подала на “Техснабэкспорт” в суд. Сначала в США, где ей отказали в иске. Затем — в арбитраж Стокгольма. И иск вчинила немалый — на 944,4 млн. долларов США. “Дочка” без ложной скромности потребовала всю недополученную прибыль. Как она посчитала “ущерб”, никакая математика не объяснит. Даже если признать контракт легитимным (напомним, он не был одобрен ни правительством России, ни американскими властями), цифры получаются на порядок меньше.

Покупая у “Техснабэкспорта” уран по цене 29 долларов за килограмм, швейцарская лавочка имеет обязательства продать его энергетикам по цене чуть более 31 доллара. И с 12 тысяч тонн, на которые она претендует, максимум, что ей причитается, — 38,3 млн. Тоже сумма немаленькая. Но ведь не миллиард же!

Арбитраж в Стокгольме еще не заседал. Но вероятность того, что он удовлетворит чересчур возбужденные аппетиты GNSS, все же остается. И тогда мы можем получить новый скандал, аналогичный судебному преследованию России швейцарской компанией “NOGA”. С арестом собственности, платежей по контракту ВОУ-НОУ и прочими прелестями. Вот такая получилась “NOGA”. Причем своя собственная.

Кстати, GNSS была организована в 1991 г. как совместное предприятие тогда еще советского внешнеторгового объединения “Техснабэкспорт” и швейцарской корпорации “Ньюэкско”, входившей в группу компаний предпринимателя из США О.Бентона. По первоначальной задумке, “нашим” отходил контрольный пакет, у американца оставалось 49%. Впрочем, жизнь внесла свои коррективы… Рулит GNSS теперь частное лицо. Г-н Письменный Вячеслав Дмитриевич. Член-корреспондент РАН, до недавнего времени — руководитель Троицкого института термоядерных и инновационных исследований (“Тринити”). Именно он сейчас требует от России почти миллиард “зеленью”.

Причем Минатом сам отдал компанию ему в руки. С фантастической легкостью и не имея никаких гарантий. Позволив ученым — носителям атомных секретов с головой уйти во внешнеэкономическую коммерческую деятельность.

Ловля бабок в мутной воде

В начале 90-х годов и наука, и сами ученые были фактически брошены на произвол судьбы. Каждый крутился как мог, и нет ничего необычного в том, что в штате Юта (США) появилось акционерное общество с ограниченной ответственностью “Тринити Курчатов Сайенс энд Текнолоджи Инкорпорейшн” (TKST). Сначала появилось, а потом было приобретен “Тринити”. Кроме коммерческой деятельности TKST должен был обеспечить “Тринити” современной вычислительной техникой. А поскольку при наличии в учредителях компании физлиц получение лицензий на вывоз высокотехнологичной продукции заметно упрощалась, в состав владельцев компании вскоре вошли председатель совета директоров TKST В.Д.Письменный и директоры В.Е.Черковец и С.Н.Акименко.

В основное время они трудились руководителями Троицкого института. А в свободное — зарабатывали в американской компании: оклад Письменного в TKST составлял 40 тысяч долларов, у двух остальных “выходило” по 30 тысяч “зеленых”. В это время сотрудники института получали по 300—400 рублей, да и то не всегда.

Компания TKST получилась суперсекретной. Во всяком случае, проверка Счетной палаты, пришедшая в Троицкий институт, не смогла найти никаких финансовых документов о ее деятельности. И даже когда работа этой американской “дочки” Троицкого института рассматривалась на заседаниях правления института, протоколы почему-то не велись. Все, что осталось, — устные воспоминания участников.

Просуществовав не столь уж и долго, TKST приказала долго жить, оказавшись финансово несостоятельной. Ввиду непредставления положенной в США отчетности ее ликвидировали в принудительном порядке. Сертификат о “смерти” выписан 1 июля 1994 г.

Но вскоре в другом штате — Пенсильвания — появилась еще одна компания TKST, учрежденная институтским замом Письменного — г-ном Акименко. Хотя к этой фирме уже ни Троицкий институт, ни Российское государство не имело никакого отношения. И “Тринити” даже не осуществил с ней ни одной сделки. Запомним: с 1994 года компании TKST, подконтрольной Российскому государству через государственный институт “Тринити”, не существует.

Как Минатом сам себя надул

Когда в 1994 г. группа компаний американца Бентона объявила себя банкротом, то 49% акций GNSS были включены в конкурсную массу и выставлены на аукцион.

“Техснабэкспорт” мог бы взять их в счет долгов Бентона. Потому что компании американца уже несколько лет задерживали платежи за уран. Но этот вариант, как и прямое участие “Техснабэкспорта” в торгах, нес дополнительные риски. На акции GNSS претендовала еще и компания “Плеядес”, контролируемая еще одним выходцем из России — гражданином США Александром Шусторовичем. Его интересы в свое время очень активно отстаивал предшественник Адамова на посту главы Минатома — Виктор Михайлов. И в 1997 г. было подписано соглашение о совместной деятельности между “Техснабэкспортом” и “Плеядес”. Российская сторона его вскоре аннулировала. Но Шусторович не успокоился и требовал свою долю от атомного пирога. Поэтому было принято решение купить американский пакет GNSS через “дружественную” компанию.

23 сентября 1998 г. первый зам. гендиректора “Техснабэкспорта” Шведов, готовясь к аукциону, пишет подробную пояснительную записку на имя заместителя главы Минатома Виноградова, в которой описывает несколько вариантов получения акций GNSS. Под вариантом “2.б” фигурирует “Приобретение акций американской компанией TKST (100% акций которой принадлежит ГНЦ “Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований”)”. Виноградов в тот же день ставит на письме свою визу: “т. Шведову А.В. Согласован вариант 2.б”. Но на этот момент компании TKST, подконтрольной России уже нет. Существует всего лишь одна компания TKST — фирма Акименко, к которой ни “Тринити”, ни государство не имеют никакого отношения. И управляет которой по доверенности г-н Письменный. Высокопоставленных чиновников не смутило даже отсутствие договора о дальнейшей судьбе акций. Они удовлетворились тем, что в Вашингтоне с Письменным достигнута устная договоренность на уровне “зуб даю, все будет абгемахт”. При этом был проигнорирован вариант, когда акции могла купить немецкая “дочка” “Техснабэкспорта” — компания “Интернекско”, в которой российской стороне реально принадлежит 51% акций и с которой уже подписан договор с детальной проработкой всех финансовых условий и нюансов последующей передачи акций. Слово “реально” здесь присутствует не для красного словца. Дело в том, что акции GNSS, якобы принадлежащие “Техснабэкспорту”, — это фикция.

Как следует из материалов проверок компетентных органов, “Техснабэкспорт” не потратил ни рубля, ни цента для оплаты своей доли акций в GNSS. За все заплатил американец Бентон. А потому принадлежность акций российской стороне можно запросто оспорить в суде…

Как и следовало ожидать, TKST аукцион выиграла, и всего лишь за 200 тысяч швейцарских франков приобрела 49% GNSS. 12 декабря 1999 г. состоялась процедура передачи акций. Еще 13% акций Письменный просто забрал себе, не заплатив ни копейки. Вот только далее г-н Письменный повел себя совсем не так, как расписывали на бумаге. Он переуступил акции компании сам себе. Вернее, контролируемой его семьей еще одной американской компании — TEXi.

В итоге у Письменного набралось 62% акций, а у российской стороны — всего лишь 38%. Казалось бы, то, что человек не выполняет взятые на себя обязательства, должно насторожить чиновников. Но все происходит с точностью до наоборот: в 2000 г. Фрайштут заключает с GNSS контракт, по которому швейцарская компания имеет право на всю российскую квоту природного урана. А за неделю до своего увольнения, в 2001 г., снижает продажные цены вплоть до 2013 г.

Что же касается Письменного, то он не просто отказался вернуть под российский контроль GNSS, но и поставил “Техснабэкспорту” откровенный ультиматум. Мол, даже 38% акций, остающиеся у России, приобретены незаконно. А поскольку его компания является единственным легитимным акционером, предложил передать “недействительные” акции ему! Что в конце концов и было сделано.

Ну а дальше начался шантаж мирным атомом. Который не закончился и до сих пор.

Родина ждет…

Ученые — люди с чрезвычайно развитым логическим мышлением, проводящие самые сложные эксперименты, учитывающие мельчайшие нюансы. Сложно поверить, что они способны вести себя как последние дауны. Впрочем, поразительная череда всех этих якобы ошибочных решений и промахов становится удивительно стройной системой. Если допустить мысль о том, что объегоривание государства было целью манипуляций с самого начала.

Тем более что в невинности участников операции “мегаватты в миллиарды” вряд ли кто упрекнет. По поводу того же Письменного комиссия Госдумы по борьбе с коррупцией в свое время направляла материалы в Генеральную прокуратуру. Тогда речь шла о хищении более 3 миллионов долларов. И руководитель “Тринити” был одной из ключевых фигур.

Кстати, с Адамовым его связывали не только общие дела. Но и общие деньги. К примеру, 12 октября 1998 г. Письменный снял для Адамова 124 980 долларов США со счета офшорной компании “Agloski International Ltd”, фигурирующей в американском обвинительном заключении. “Ответная любезность” Адамова заключалась в том, что после дефолта 1998 года именно глава Минатома потребовал передать около 30% акций “Конверсбанка” (созданного еще в 1989 г. по инициативе Минатома СССР) фирмам, которые принадлежали компаниям TKST и TEXi. То есть тому же Письменному. И это лишь один из эпизодов тесного партнерства.

Фрайштут, Письменный, Адамов, Виноградов, Акименко... Начни копать дальше — этот список наверняка пополнится и другими фигурантами. Каждый из которых обеспечивал свой участок работы. Пусть сейчас господа комбинаторы находятся вне досягаемости российского правосудия. Все равно их надо оттуда вытаскивать. Да и американцы, если они заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве по разоружению, могли бы пойти нам навстречу. В конце концов Адамов может посидеть у них и потом. А сначала — на Родине. Вместе с единомышленниками.