Как Михалков разорил Союз кинематографистов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как Михалков разорил Союз кинематографистов

"На Кремлевский дворец и на триумф деньги заняли у "Никоса",  как выяснилось - под 63% годовых"

Оригинал этого материала
©"Время новостей", origindate::25.02.2009, Фото: "Комсомольская правда", Дело о творческих союзах

Чем же плох Михалков?

Алена Солнцева

Converted 28449.jpg

[...] Про это уже писано-переписано, но все же нужно вспомнить, что к тому времени, когда кинематографисты выбрали Никиту Михалкова своим председателем, он не просто активно участвовал в общественной жизни страны, но и был близок к власти. Был советником по культуре председателя правительства Ивана Силаева, а потом вице-президента Александра Руцкого. Вторым номером шел в списках черномырдинского движения «Наш дом -- Россия», участвовал в предвыборной кампании Ельцина. При этом он снимал «Сибирского цирюльника» -- самый дорогой и самый амбициозный проект этого времени. Были все основания предполагать, что человек с такими связями будет очень полезен кинематографистам. Ведь удалось ему получить 10 млн долл. от Черномырдина на свой фильм? И на Фонд культуры осенью 1996 года из федерального бюджета ему выделяют 16,5 млрд руб. И у самого Михалкова есть основания верить в свои силы. После неудачи с бывшим сотрудником секретариата Совмина СССР Дмитрием Левчуком, который оказался негодным управляющим, Михалков по совету адвоката Анатолия Кучерены приглашает к себе в фонд Дмитрия Пиорунского -- человека предприимчивого, яркого и находчивого. Пиорунский является тогда президентом группы компаний «Никос», в которую, как пишет «Коммерсант», «входят 18 небольших предприятий и банк «Капитал Москва». Михалков впоследствии возглавляет совет директоров «Никоса», а «Никос» становится спонсором Российского фонда культуры.

В декабре 1997 года Михалкова выбирают в председатели СК. Это реванш -- после поражения на V съезде СК СССР. Но реванш не полный. Да, обнищавший и кроткий союз приглашает блистательного и успешного своего собрата на помощь. Но из 166 делегатов 64 -- «против». Хотя даже съезд им проводить не на что -- расходы оплачивает Михалков, то есть Фонд культуры. Получаются какие-то не вполне абсолютные полномочия. Тогда Михалков решает созвать всех членов союза -- около 5 тыс. человек. В 1998 году в апреле в Кремлевском дворце, под аплодисменты, Михалков объявлен абсолютным лидером. Начинается прокат «Сибирского цирюльника», Михалков становится президентом Московского кинофестиваля, фортуна совершенно благосклонна.

К этому времени сотрудниками Пиорунского проведен аудит, дела СК плохи, на Кремлевский дворец и на триумф деньги занимают у банка «Капитал Москва», то есть у «Никоса». СК влезает в долги, но ведь все свои (это потом выяснится, что деньги заняты под 63%), команда Пиорунского предлагает сдать гараж Дома ветеранов в Матвеевском под автомастерскую, но это, конечно, деньги невеликие. Идут разговоры о сдаче в аренду Дома кино -- тогда члены СК смогут посещать его мероприятия по 35 раз в год бесплатно. Но главное -- это «Киноцентр», 22 тыс. кв. м в центре столицы, сданные в аренду, доходы с которых получают в неравных долях все члены Конфедерации союзов кинематографистов стран СНГ, правопреемницы СК СССР. Получить «Киноцентр» -- вот достойная задача для команды Пиорунского.

Когда-нибудь все это может стать основой для остросюжетного кино, но здесь нет места для описаний всех перипетий борьбы за собственность.

Просто подведем итоги. Как ни странно, но результатов деятельность Михалкова и его выдвиженцев в СК не принесла. Не оправдались надежды рядовых членов. Золотой дождь не пролился, а власть осталась глуха к их нуждам. В 2000 году в России новый президент. И тут же первое крупное поражение Михалкова -- несмотря на протесты общественности и на его ходатайства, Госкино ликвидировано. Даже приема у Путина кинематографистам добиться не удалось. Впрочем, кто знает, хотел ли этого Михалков на самом деле? Потому что обычно ему удается добиться своего, причем способ не имеет значения.

В 2001 году созван съезд, на котором за полчаса до голосования Михалков объявляет радостную новость: «Киноцентр» -- наш, вот решение арбитражного суда. Победителя выбирают, но уже спустя несколько дней становится известно, что суд все-таки проигран. В результате «Киноцентр» был продан, часть вырученных денег пошла на уплату долгов перед банком «Капитал-Москва», Музей кино остался без помещения.

В 2002 году уволен директор Дома кино Юлий Гусман. Премия «Ника» (по словам Михалкова, частное предприятие Гусмана и Мережко) не дает покоя -- и в 2003 году создана альтернативная премия «Золотой орел» и Национальная киноакадемия в пику Российской, учредившей «Нику».

Хозяйствующие управленцы совершают еще несколько действий, в результате которых сравнительно новый пансионат «Красная Пахра», принадлежащий СК, продан, но не за реальные деньги, а за обещание отремонтировать «Болшево», но средств не хватило, реконструкция остановлена. Ветераны из Матвеевского пишут письма, сопротивляясь превращению их дома в гостиницу-пансионат с сауной и бильярдом. Но с начала 2000-х «Никос» и его владельцы Дмитрий Пиорунский, Альберт Баков (зять Михалкова), а также сам Михалков заняты большими делами в Ульяновской области. Там губернатором -- с помощью большого актера и режиссера -- стал генерал Шаманов, и у компании появились серьезные бизнес-интересы. Но их планам не суждено воплотиться -- бороться с серьезными дядями не совсем то же самое, что с оппозицией в СК. В результате Пиорунский исчезает из страны, в 2004 году Михалков прекращает быть председателем совета директоров «Никоса». Позже он признает, что приглашение Пиорунского было ошибкой. Вообще Михалков легко признает свои ошибки. Не разобрался он и с личностью Игоря Угольникова, назначенного вместо Гусмана директором Дома кино... Даже перерасход средств на «Сибирского цирюльника» Михалков объяснил своей ошибкой -- оказывается, он поверил продюсеру с французской стороны Мишелю Сейду, а он оказался человеком расточительным, так что из 45 млн, потраченных на фильм, многое ушло на перелеты Сейду и прочие излишества. В принципе милое качество -- доверчивость, неумение понимать людей и считать деньги, тем более в сочетании со стремлением жить на широкую ногу, не думая о последствиях, но вот нужно ли с этими качествами руководить общественными организациями?

В общем, после всех этих неприятностей в 2005 году Михалков уходит в творческий отпуск, оставляя союз на своих заместителей -- сначала на Евгения Герасимова, а потом и на Михаила Пореченкова, «молодого, талантливого, мощного, медийного, популярного, деятельного», как сам мэтр его характеризует. Правда, молодой и мощный актер Пореченков на деньги Альберта Бакова деятельно снимал фильм «День Д», а в союзе не появлялся, но не в этом суть...

[...] Михалков показал себя плохим управленцем и плохим радетелем за общее дело. [...]

***

"Глубинные слои"

Оригинал этого материала
©"Время новостей", origindate::22.12.2008, Перемирия не будет

Алена Солнцева

[...] Бывший председатель союза, чью деятельность большинство голосовавших на съезде признало неудовлетворительной (после оглашения фактов, касающихся и легитимности действий прежнего руководства, и их своевременности, и в конце концов их разумности), вовсе не собирается складывать руки. Несмотря на то что, по его собственному признанию, Михалков ничего не получал от своего председательства, покорно расстаться с ним, предоставив «неразумных кинематографистов» своей судьбе, он не намерен. Обвиняя противников в детском желании «пукнуть в суп и убежать», Михалков и его сторонники во время съезда прятали оргтехнику, запирали кабинеты, утаивали оригиналы протоколов, что не доказывает их социальной зрелости.

У Михалкова есть своя программа, которую он, в сущности, обнародовал в интервью газете «Известия»: творческий союз должен быть преобразован в профсоюз, гильдии заменены секциями, а «вся креативная, художественная, клубная жизнь должна уйти в академию».

Вообще по части создания новых структур Михалкову нет равных. Сначала он, поссорившись с учредителями национальной кинематографической премии «Ника», создал академию «Золотой орел», потом, поругавшись с Московским союзом кинематографистов, учредил московскую секцию союза, теперь добивается созыва нового альтернативного съезда, а там и открытия еще одного «истинного» СК. Хотя в создавшемся положении есть еще одна опасность -- ликвидации союза как такового, поскольку, как сказал приглашенный на съезд Михалковым юрист Иван Логунцов, «у Союза кинематографистов уже есть одно предупреждение от Минюста. А если будет второе, то решением суда союз может быть вообще ликвидирован».

Ну если и ликвидирован, то ведь победа останется за Михалковым, а сейчас кажется, что именно это для него главное. В его картине мира расклад сил таков -- он сам совершенно не зависит от союза, у него нет никаких своих интересов, он просто хотел помочь, и если ошибался, в том числе по части имущества, доверяя не тем людям, то уже раскаялся и заменил их другими. В которых тоже может ошибаться, но не корысти ради... Коллегиальное руководство, по его мнению, -- путь к распаду. «Те активные люди, которые шумели последние две недели» -- это «три-четыре истеричных, нацеленных на разрушение человека», которым дано «подавить волю целого зала спокойных и здоровых людей» с целью их обмануть. А зачем они это делают? Михалков считает, что в их мотивах есть «еще глубинные слои. Есть Фонд Сороса и другие зарубежные фонды, которые дают деньги на так называемые правозащитные фестивали. В рамках этих фестивалей проводятся «круглые столы» на такую, скажем, тему: целесообразно ли Северному Кавказу оставаться в составе России?..»

Ну, искренний же человек, болеющий за благо России, как он может не объяснить согражданам, что за люди мутят воду в СК РФ? [...]