Как Москва кинула Джиоеву

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Начальник управления администрации президента Сергей Винокуров вначале по «понятиям» давил на выигравшую выборы в Южной Осетии Аллу Джиоеву, а потом, дав обещания на словах, их не выполнил

Images2-150x112.jpg

Сергей Винокуров

Некоторые обещания со стороны Сергея Винокурова (начальник управления администрации президента РФ, которое как раз и курирует политику в Южной ОсетииАвт.) были даны просто на словах. Они не были записаны в тексте итогового документа, — рассказал Родион представитель штаба Аллы Джиоевой Родион Сиукаев. — Но мы на Кавказе привыкли, что слово надо держать. Тем более, когда его дает такой уважаемый человек — представитель администрации президента России. Осетины привыкли относиться с уважением к представителям Москвы, доверять им. Я бизнесмен, и я предупреждал коллег: «Все должно быть записано на бумаге». — «Ну как же, такой человек слово давал, руку жал».

DETAIL PICTURE 654553 94859490-1.jpg

фото: 062.ua

По словам Родиона Сиукаева, во время первой встречи Сергей Винокуров разговаривал с Аллой Джиоевой некорректно, и она отказалась вести с ним переговоры. С представителями Кремля встречались ее ближайшие соратники. С 1 по 9 декабря посланцы Москвы добивались, чтобы г-жа Джиоева подписала документ о том, что она признает решение Верховного суда, отменившего результаты выборов. Однако для нее это было неприемлемо.

Одновременно силовые структуры, в особенности госохрана, начали терроризировать участников оппозиционных акций. Сторонников оппозиции отлавливали поодиночке, избивали, некоторых задерживали. «5 декабря ночью они организовали как бы выстрел из гранатомета в квартиру генпрокурора Хугаева. — говорит Родион Сиукаев. — Во-первых, Хугаев в последнее время там не жил, это и соседи подтвердили. У него есть большой частный дом, где он и живет. Во-вторых, Хугаева всегда сопровождают две машины охраны. В ту ночь его охраны возле дома не было. После взрыва он там появился, дал пресс-конференцию, и через 17 минут все это было размещено в интернете. Очевидно, что это заранее подготовленная провокация. 7 декабря по обвинению в покушении на генпрокурора арестовали двух наших ребят — Бесаева Романа и Джиоева Давида. В Северной Осетии арестовали 5 наших сторонников».

Все это время на центральной площади Цхинвала проходила круглосуточная акция протеста.

«9 декабря Винокуров нашим переговорщикам — Баранкевичу, Джигкаеву, Келехсаеву и Зассееву — поставил условие: если мы не подписываем соглашение, то он на следующий день уезжает. — продолжает Сиукаев. — Цитирую с их слов: «Я завтра уезжаю, вы остаетесь один на один с президентом, госохраной, ОМОНом. Может начаться гражданское противостояние с применением оружия». В это время Джиоева была в палатке на площади, я был рядом с ней. Она категорически отказывалась подписывать документ вот так впопыхах, ночью. Говорила, что надо утром все спокойно обсудить. Но на нее оказывалось сильное давление. Ситуация сложилась тяжелая: с одной стороны — эти арестованные ребята, с другой наши радикалы, которые призывали к штурму Дома правительства. Она их с трудом останавливала».

В этот день на переговорах с Сергеем Винокуровым оппозиционеры поставили вопрос об освобождении всех арестованных, в том числе в Северной Осетии. Посланец Кремля заверил, что уже 10 декабря отпустят арестованных в Цхинвале и в течение месяца — во Владикавказе. По утверждению представителей оппозиции, он обещал им пост вице-премьера, говорил, что этот вопрос уже решен. Однако впоследствии и.о. Президента Бровцев заявил, что ему об этом ничего не известно. Винокуров обещал оппозиции представительство и в других государственных и общественных структурах. «Поднимался и вопрос госохраны, нам обещали, что она вернется в казармы. — утверждает Сиукаев. — Все это Винокуров обещал нашим переговорщикам на словах. Там в соглашении был пункт, что Алла Джиоева признает решение Верховного суда. Вот когда Винокуров заявил, что он завтра уезжает, за Кокойты больше не отвечает и здесь может начаться гражданская война, Алла сказала: уберите пункт о признании решения суда, и я подумаю». Однако переговорщики все равно вернулись к Алле с этим пунктом и уговорили ее пойти к Винокурову в здание правительства. Она пришла, и ей подсунули это соглашение».

На следующий день утром отпустили арестованных сторонников оппозиции в Южной Осетии. Вечером президент ушел в отставку. Однако перед этим назначил замгенпрокурора Эльдара Кокоева судьей Конституционного суда. Это возмутило митингующих на площади, они не хотели расходиться. «Мы им объяснили, что российская сторона обещала выполнить все условия. — говорит Сиукаев. — Со слов наших переговорщиков, Винокуров пообещал, что парламентарии примут решение об отставках генпрокурора и председателя Верховного суда: «Вы же знаете, как в Осетии принимаются решения. Мы им скажем, президент скажет, и они все сделают». Не по бумагам, не по морали, а по каким-то понятиям шел разговор».

Как известно, парламент Южной Осетии отказался отправлять в отставку генпрокурора и председателя Верховного суда, что было одним из условий соглашения.

Оригинал материала: "Мк"