Как Наздратенко развалил Приморье

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Страна.Ру", origindate::26.01.01

Как Наздратенко развалил Приморье

По материалам СМИ

Converted 11359.jpg[...]Богатейший по природным ресурсам край и один из крупнейших получателей трансфертов из федерального центра является, по сути, одним из аутсайдеров страны по уровню социально-экономического развития.

Многие крупнейшие предприятия края разорены. Губернатор публично жаловался, что в крае обанкрочено 250 предприятий. Населению городов приходится идти в "челноки" или в дачники.

Именно безработица и обнищание населения, как отмечают наблюдатели, стали причиной массового развития в крае преступности, наркомании и проституции.

Через восемьдесят лет после начала электрификации всей страны выяснилось, что в Приморье с этим до сих пор проблемы. Источником проблем являются отнюдь не природно-климатические условия, как любят говорить в краевой администрации: в соседнем Хабаровском крае эти условия схожи, но жители там не вымерзают и при лучине не сидят. Как считают журналисты, энергетический кризис в крае спровоцирован только двумя факторами: популистской политикой губернатора и воровством.

В течение семи лет своего правления Наздратенко не давал повышать тарифы на электроэнергию, мотивируя это тем, что в Иркутской области электроэнергия дешевая. Сравнить Иркутскую область с каскадом мощных ГЭС и Приморье с его мелкими ТЭС - сильный ход. Теперь, когда не обогреваются дома, видимо, губернатору надо говорить, что на экваторе они тоже не обогреваются. От популистского решения держать низкие цены на энергию для потребителей пострадали все, включая население и производителей энергоемкой продукции, для которых якобы это все и делалось. Цепочка взаимных неплатежей с регулярным "перекрыванием кислорода" друг другу вконец испортила отношения между энергетиками и местными шахтерами. Любой уход от нормального рыночного ценообразования питает, как известно, рынки "черные" и "теневые". В Приморье схожую роль сыграла сеть оптовых посредников. При Наздратенко они стали, по данным СМИ, забирать себе 85% доходов от сбыта энергии.

Проверки Приморья, проводившиеся различными контролирующими органами, раз за разом выявляли массу нарушений. Так, проверка под руководством Алексея Кудрина констатировала, что администрация края нарушает Закон о государственном регулировании тарифов на электроэнергию, искусственно занижая тарифы и получая за счет этого скрытые субсидии из центра вдобавок к тем, что были заложены в бюджете.

При бедственном положении приморских шахтеров краевая власть умудрялась закупать уголь в Китае, который хуже по качеству, чем приморский. Комиссия заместителя главы ФУДН Петра Карпова установила, что в 1994 году некое ЗАО "Транзит" с уставным капиталом в несколько сотен долларов закупило уголь в Китае по 12 долларов за тонну (по сведениям комиссии, стоимость китайского угля составляла в этот момент 10 долларов, а отечественный уголь стоил и того дешевле), причем в качестве гаранта выступила администрация края в лице вице-губернатора Савченко. Через два дня тот же Савченко подписывает контракт на поставку этого угля администрации края по 16,49 доллара. Прибыль на 250 тысяч тонн угля составила 1,122 млн долларов, к тому же сделка осуществлялась по предоплате, и простое вложение средств на депозит позволяло получать по 100 тысяч долларов США ежемесячно в течение месяцев четырех. Наконец, поставки угля по данному контракту были полностью освобождены от таможенных платежей под предлогом ликвидации последствий стихийных бедствий. Сколько было осуществлено подобных сделок, не знает никто.

Другая афера связана с компанией "Владэнерго". Властями Владивостока была создана некая частная фирмешка, не обладающая ни какими-либо мощностями, ни лицензиями, но зато имеющая расчетный счет. Фирмешка собирала с населения средства за электроэнергию, поставленную "Дальэнерго". Население, платя и "Владэнерго", и "Дальэнерго", все равно сидело без тепла и света. Куда расходовались деньги, полученные "Владэнерго", остается только догадываться.

Арбитражный суд края признал создание и деятельность "Владэнерго" незаконной, но с ненужными решениями суда губернатор тоже научился разбираться: в крае решения суда просто не выполняются, а неугодные судьи снимаются. Результатом такой энергетической политики стало катастрофическое состояние электростанций Приморского края, не имевших даже оборотных средств на проведение текущего ремонта оборудования. Сколько теперь денег из федерального бюджета понадобится на их восстановление, еще не подсчитано.

Немало сделал Евгений Наздратенко для монополизации бизнеса в крае. Сначало был запуган местный бизнес, потом очередь дошла до крупных московских и иностранных структур.

Взять хоть прошлогодний скандал с Дальневосточным морским пароходством (ДВМП), когда представлявший интересы владельцев 40% акций компании Эндрю Фокс (почетный консул Великобритании, к слову) был вызван "на ковер" к губернатору, где ему в присутствии руководства краевого УВД и ФСБ было предложено безвозмездно передать часть принадлежавших его доверителям акций ДВМП администрации Приморского края - либо вкусить прелести российской тюрьмы.

Скандал получился международным: МИД Великобритании направил ноту протеста, а американские инвесторы устроили обструкцию делегации премьера Сергея Степашина в США за то, что в ее состав был включен "крестный отец Владивостока" (выражение газеты "Seattle Post Intelligencer") Наздратенко.

Конечно, не каждый раз губернатору приходится лично воздействовать на инвестора. Для этого дела есть специально подготовленные люди - карманные правоохранительные структуры. Они все откровеннее становятся инструментами передела собственности, всецело подчиненными губернатору. Они участвуют в силовых захватах предприятий; они препятствуют исполнению неугодных администрации судебных решений. Публичное высказывание Наздратенко "дано указание силовым структурам, милиции не исполнять судебных решений" уже облетело всю страну. Они фабрикуют уголовные дела на "ненужных" руководителей.

Результаты такой политики не замедлили сказаться. Иностранцев в Приморье (за исключением "своих") теперь калачом не заманишь. Отечественные инвесторы также не сильно жалуют Наздратенко. В Приморье не работает практически ни одна крупная московская структура: там пробовали обосноваться многие, но остаться не захотел никто. Более оригинален такой важный источник доходов окружения губернатора, как морские биоресурсы. Используется распределение квот на вылов среди нужных фирм, а также неучтенные выловы и нелегальные поставки продукции за рубеж. По оценкам экспертов Госкомрыболовства, только по крабу нелегальный оборот края с Японией составляет около 300 млн долларов в год. Монополистом же по вылову краба в Приморском крае является компания "Дальморепродукт", директор которой Юрий Диденко не скрывает своих тесных отношений с губернатором.

Отсюда понятен непрекращающийся конфликт Наздратенко с председателем Госкомрыболовства Юрием Синельником, ратующим за прозрачную систему распределения квот по объективным критериям или за приобретение квот на конкурсной основе [подробнее о Ю. Синельнике [page_10301.htm см. в соотв. разделе сайта] - прим. Компромат.Ру], а также за установку на судах системы, позволяющей осуществлять наблюдение со спутника. Не случайно на Синельника обрушился вал критики лоббистов, теряющих заработок на перепродаже квот и контрабанде. Наздратенко не жалеет патриотической риторики, обвиняя федеральное ведомство и лично Синельника в антигосударственной политике.

И уж совсем специфично в приморской экономике то, что значительную часть ее доходов обеспечивает контрабанда. Сегодня переходы через границу в Приморском крае контролируются частными структурами, в том числе и Наздратенко-младшим. Пункт "Полтавка" управляется ЗАО "Импульс", "Махалино" - ОАО "Золотое звено", "Краскино" - ООО "Беркут". Передача переходов в ведение частных компаний была проведена по инициативе администрации Приморского края, хотя нормативные документы, обосновывающие "приватизацию границы", у администрации отсутствуют.

В июле 1999 года премьер-министр Сергей Степашин обратил внимание, что в Приморье КПП стали "собственностью негосударственных структур". Тогда по инициативе Степашина была запланирована масштабная проверка этих фирм, но после его отставки дело было замято. Придя на приморский престол, Наздратенко максимально обезопасил себя от возможных потрясений и сделал свою власть практически абсолютной. Под предлогом борьбы с мафиозными структурами он уволил более тысячи профессионалов из милиции. Ему удалось расправиться с двумя представителями Президента. После оппозиционного Валерия Бутова был назначен карманный Игнатенко (ныне депутат краевой думы), после Виктора Кондратова - вице-губернатор Валентин Кузов.

На ключевые посты в федеральных ведомствах в Приморском крае Наздратенко также удалось расставить своих людей. Методы использовались самые разнообразные: лоббирование в федеральных ведомствах, подметные письма, обвиняющие не устраивавших губернатора чиновников, угрозы и проч. Так, на сына одного из депутатов правоохранительные органы края завели уголовное дело, и дело не раскручивается, пока депутат не выступает против краевой власти...

Каждый раз перед расправой с противниками губернатора из Приморья шел целый поток писем трудящихся, депутатов с грозными требованиями. Иногда на этих фальшивках Наздратенко и попадался. Например, когда высшие судебные инстанции оказались завалены письмами директоров и глав муниципальных образований Приморья с требованием отстранить [page_10072.htm председателя арбитражного суда Татьяну Локтионову,] якобы уничтожившую приморскую промышленность, ряд директоров (глава АО "Изумруд") и глав муниципалитетов (Юрий Ситак) были весьма удивлены, поскольку таких писем не подписывали.

Итог: в настоящее время федеральные ведомства в Приморском крае контролируются приморским губернатором.

Методы расправы с неугодными. Стоит какой-либо компании начать платить налоги, регулярно выплачивать зарплату - и по какому-то совпадению у нее начинаются проблемы с налоговыми органами, а у руководства - с правоохранительными. Стоит одиннадцати главам районов пойти в каком-то вопросе наперекор Наздратенко, и все они уволены под предлогом создания прозрачных границ с Китаем. Все одиннадцать! ("Российская Федерация" от origindate::20.06.96). Стоит арбитражному суду принять решение, не устраивающее администрацию Приморья, - и.о. мэра Владивостока Копылов подписывает разрешение на пикетирование суда, а местные чеченские авторитеты совершают нападение на его председателя. Потом председатель суда найдет взрывное устройство у себя под дверью, но ни по тому, ни по другому случаю уголовные дела возбуждены не будут "за отсутствием состава преступления".

Стоило приморскому бизнесмену Александру Пукало приехать в Москву с пачкой документов про деятельность Наздратенко, предназначенных для администрации Президента, как среди бела дня в центре Москвы его убивают ("МК" от origindate::22.09.00).

Перечень чиновников, не одобрявших деятельность Наздратенко, не столь уж мал - просто им почему-то не везло. Еще в 1993 году министр внутренних дел Виктор Ерин в письме на имя главы президентской администрации Сергея Филатова писал, что Наздратенко в нарушение законодательства состоит учредителем ряда коммерческих структур. Наздратенко из состава учредителей вышел, а Ерин вскоре потерял свой пост. В том же 1993 году начальник контрольно-ревизионного управления администрации Президента Алексей Ильюшенко подписывает документ: "Предложено рассмотреть вопрос о внесении представления об освобождении Наздратенко... с должности главы администрации". Пройдет совсем немного времени, и и. о. генпрокурора Ильюшенко окажется в тюрьме якобы за взяточничество.

В октябре 1993 года политическое чутье изменило Наздратенко, и он поддержал Руцкого в противостоянии с Ельциным. Был подготовлен проект указа о его снятии, но в последний момент Наздратенко как-то удержался.

В 1995 году приморскую администрацию проверяет правительственная комиссия во главе с замначальника ФУДН Петром Карповым. Выводы комиссии леденят кровь. А всего через год с небольшим Петр Карпов, относящийся, к редчайшему виду кристальных чиновников, арестовывается и препровождается в тюрьму по обвинению в получении взятки.

В 1997 году представителем Президента РФ в Приморском крае назначается генерал ФСБ Виктор Кондратов. Вот лишь одна цитата из его доклада замглавы администрации Президента Евгению Савостьянову: "По инициативе губернатора на ряд ключевых должностей были назначен лица, использующие работу во властных структурах Приморского края для личного обогащения. При этом свои корыстные интересы номенклатурные руководители обеспечивают с помощью правоохранительных органов и возможностей лидеров организованной преступности". В 1998 году Кондратова убирают.

Покровителей у Наздратенко немало, хотя число их и тает. Самым могущественным из неофициальных лиц был, по-видимому, Березовский (Наздратенко, в июле 1999 года вступивший в ОВР, уже в начале сентября переметнулся в "Единство"); среди официальных лиц обычно называют "старые кадры" из администрации Президента и из правительства.

Наблюдатели отмечают, что все [page_10106.htm Приморье буквально наводнено дешевой и некачественной (скорее всего, контрабандной) закавказской водкой.] Ежегодно сюда завозится около 2 млн декалитров. В то же время уникальное предприятие ликероводочной отрасли края - АО "Уссурийский бальзам" - испытывает трудности со сбытом.

В 1997 году Приморский край занял почетное первое место по объему получаемой из Фонда финансовой поддержки регионов (ФФПР) помощи. Из всех средств, направляемых на финансовую помощь регионам, Приморский край получил почти 5% - при том, что население Приморского края составляет 0,7% населения России. На Чечню ушло в 3,5 раза меньше.

В 1998 году - второе место (после): 4,3% всех средств ФФПР. 1999 год - третье место после и Алтайского края: почти 4% ФФПР. 2000 год - получен трансферт почти в 2 млрд рублей. Четвертое место после, Алтайского края и Республики Саха. Добавим, что край является участником целого ряда федеральных программ (программы газификации, программы развития Дальнего Востока и др.), по которым регулярно получает средства. Постоянным нецелевым использованием денег и создавался замкнутый круг, требующий все новых бюджетных вливаний. Об энергетике и стоимости ее восстановления для федерального бюджета мы уже вспоминали (кстати, во сколько встанет спасение жителей края в этом году?), но энергетика - далеко не единственный пример. Серьезный ущерб экономике Приморья нанес, скажем, недавний тайфун. Казалось бы, при чем здесь Наздратенко? А дело в том, что краю в рамках правительственной программы защиты от наводнений из федерального бюджета в течение пяти лет выделялись дотации на противопаводковые сооружения. Со средствами получилось не очень понятно как - скорее всего, как всегда, и в итоге огромный ущерб нанесли именно паводки (а не тайфун как таковой). Теперь на восстановление экономики опять придется закладывать дополнительные трансферты - на построение той же противопаводковой системы.

Потом эти деньги опять пойдут куда-нибудь не туда, произойдет очередное стихийное бедствие, снова будет нужна дотация...

Что касается отношения Наздратенко с представителями 4-й власти, то тут вообще сплошная уголовщина:

1994 год. Михаил Вознесенский, обозреватель второго общероссийского телеканала. За серию репортажей о Наздратенко подвергался угрозам и преследованиям; его комната была "по ошибке" обстреляна милицией. Уехал из Приморья в Москву.

1995 год. Алексей Садыков, 19 лет, обозреватель радиостанции VBC. После репортажа о 100 днях пребывания Толстошеина на посту мэра Владивостока был увезен "братками". "Не установленные следствием лица" избивали Садыкова, прижигали тело окурками, обливали кипятком, душили, поднимали на дыбу. Потом связанного уложили в багажник автомобиля на целую ночь. Утром парня выбросили у дверей общежития.

1999 год. 29 июня. Зверски избит журналист оппозиционной радиостанции "Лемма" Юрий Степанов. Через несколько дней в легковую автомашину корреспондента "Леммы" Олега Жунусова на большой скорости врезался грузовик. К счастью, Жунусов не пострадал. 6 июля неизвестными лицами увезена дочь генерального директора радио "Лемма" Муравьева. Позже ее возвратили, но предупредили отца, чтобы впредь вел себя более покладисто. И все только потому, что в эфире "Леммы" выступили оппоненты Наздратенко: председатель краевой думы Сергей Дудник и депутат Госдумы Светлана Орлова.

1999 год. Ноябрь. В Москве избит журналист программы "Скандалы недели" Андрей Николаев, сделавший репортаж об участии прокуратуры в переделе собственности. Избивающие передали привет из Приморья.

1999 год. Ноябрь. После выхода в программе "Человек и закон" сюжета о противостоянии краевого арбитражного суда с Наздратенко к телецентру в Останкине (не во Владивостоке - в Москве!) подъехали две машины, сообщили, что от губернатора. Шефа программы Пиманова попросили спуститься вниз, когда он отказался, проникли в Останкино и напомнили Пиманову, что у него есть жена и дети.

1999 год. Декабрь. С "Леммой" внезапно расторгают договор аренды. Радиостанция переезжает в другое место, тогда металлическую дверь заваривают снаружи, внутри остаются сотрудники. Они продолжают вещание, называя себя консервами. Тогда во время канализационных работ у "Леммы" "случайно" перерубают кабель.

2000 год. На пять суток за хулиганство посажена в тюрьму главный редактор газеты "Арсеньевские вести" Ирина Гребнева. Хулиганством была публикация расшифровок переговоров Наздратенко, вице-губернатора Толстошеина и и. о. мэра Копылова, в которых с употреблением ненормативной лексики были даны команды обеспечить принудительное досрочное голосование бюджетников за Копылова на выборах мэра.

2000 год. Закрыта одна из двух оппозиционных газет - "Завтра России". Газета "Арсеньевские вести" печатается в Хабаровске.

2000 год. Наздратенко, по сообщению "Московского комсомольца", вызвал на ковер представителей армянской диаспоры в Приморье и руководителя проекта "МК" во Владивостоке Артура Хачатряна. Было сказано, что "газета, мол, постоянно пишет о нем нелицеприятные вещи. И если вы, братья армяне, не повлияете на своего товарища, то на ваш бизнес обрушится вся мощь моих силовых структур".