Как САМ-то?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::20.01.2006

Как САМ-то?

Гендиректора уйдут за намеренное разорение завода

Анатолий Алферов

На днях, 24 января, должно состояться собрание акционеров одного из ведущих предприятий российского ОПК «Московского завода счетно-аналитических машин им. В. Д. Калмыкова» (САМ). К собранию тщательно готовятся все его совладельцы – и основные акционеры, которым принадлежат 46% акций, и государство, контролирующее в лице Росимущества 17% ценных бумаг завода, и генеральный директор САМа Михаил Шурыгин. И хотя последний владеет 5-процентным пакетом акций, сам себя г-н Шурыгин мыслит настоящим хозяином завода. А ведь на повестке дня встанет вопрос о недоверии действующему руководству САМа.

То, что амбиции Шурыгина позволяют ему относиться к предприятию как к своей собственности, само по себе допустимо. Похвально, когда начальник распоряжается вверенным ему производством не только с целью улучшить свое материальное положение, но и во благо подчиненных, отрасли, государства, наконец. Но что-то непохоже, чтобы гендиректор САМа болел душой за свою вотчину и государственные интересы.

По идее должно быть так: человек, занимающий руководящую должность на предприятии, да еще владеющий энным количеством его акций, старается делами подтвердить свое право на кресло и повысить инвестиционную привлекательность производства хотя бы для того, чтобы самому получить неплохие дивиденды. Но не всегда то, что кажется очевидным, соответствует действительности.

Г-н Шурыгин же получил возможность использовать свое положение исключительно в корыстных целях. Причем интересов своих он, похоже, не скрывает, потому как все его действия поздно или рано становятся достоянием гласности.

Тем не менее, ничего Шурыгину за это не бывает. Потому он, что хочет, то и делает. Например, захотел сдать расположенные на территории завода помещения в аренду. Сдал. Благо претендентов было много – САМ находится в престижном районе столицы. Помещения у Шурыгина арендовали многие фирмы, в том числе и с иностранным капиталом. Пустующие помещения у САМа, который когда-то трудился на российский космос, выпуская ЭВМ для ракетно-космического комплекса «Энергия», появились именно из-за варварской деятельности Шурыгина – на заводе в последнее время резко сократилось производство, а само предприятие погрязло в многомиллионных долгах.

Вот только куда девалась большая часть средств, вырученных за аренду, известно разве что топ-менеджерам САМа (вряд ли гендиректор стриг купюры в одиночку). Доходило до того, что Шурыгин неоднократно предпринимал попытки продать часть помещений завода, в том числе и акционерам САМа, которым он предлагал обменять квадратные метры на принадлежащие им акции предприятия. При этом цена пакета превышала стоимость недвижимости в несколько раз.

Желание Шурыгина подмять под себя счетно-аналитический завод было сильным настолько, что Шурыгин сотоварищи попытались «размыть» пакеты акций, принадлежащие другим держателям. Примечательно, что в числе обманутых должно было оказаться и Росимущество, точнее государство.

В первый раз команда Шурыгина рискнула провернуть следующую комбинацию: совет директоров под руководством гендиректора принял решение о неполной выплате дивидендов по привилегированным акциям за 2003 год. В результате эти акции получили право голоса, повлекшее снижение долей других акционеров: пакет обыкновенных акций Росимущества чуть не похудел до 12,8 процентов. Комбинация Шурыгина не удалась из-за того, что Федеральная служба по финансовым рынкам вовремя заметила это нарушение и предписала руководству завода до августа прошлого года выплатить дивиденды в полном объеме. Всего таких предписаний ФСФР было аж 9 штук, однако все они не исполнены по сей день.

Затем Шурыгин попытался инициировать несанкционированную и не одобренную акционерами дополнительную эмиссию ценных бумаг, которая также повлекла бы размыв пакетов нежеланных на заводе совладельцев, в первую очередь, государства. Предотвратить эту попытку удалось лишь с помощью вето, наложенного на это решение руководства САМа, право на которое дает «золотая акция», принадлежащая наряду с 17-процентным пакетом Росимуществу.

И хотя размыва госпакета удалось избежать, сама по себе ситуация заставляет задуматься о действии государственных представителей в совете директоров завода. Мало того, что они голосуют вообще без каких-либо правительственных директив, так к тому же поддерживают все антигосударственные решения Шурыгина.

Но если у Росимущества оказалось действенное средство защиты от шурыгинского произвола, то у рядовых акционеров такового в обойме нет. Помимо перечисленных комбинаций его не раз подозревали в попытках мошенническим образом завладеть чужими ценными бумагами.

Кроме того, один из крупных акционеров внезапно лишился всех своих акций в пользу руководства предприятия из-за абсурдного решения мирового судьи. Абсурдного, потому, что, во-первых, мировой судья был почему-то из села Грачевка Ставропольского края, а во-вторых, ответчика даже не удосужились поставить в известность о существующем процессе. Дело разрешилось тем, что судьи Ставропольского края были вынуждены признать решение своего мирового коллеги дискредитирующим судебную власть.

В практике Михаила Шурыгина существуют и еще более вопиющие примеры «руководства». Прошлым летом, когда САМ переизбирал совет директоров, у завода почти месяц не было юридически легитимной дирекции. Однако Шурыгин, вопреки нормам акционерного права, проводил совещания несуществующих директоров. Объяснить подобную неразборчивость гендиректора просто: есть примеры, когда неугодные акционеры физически (!) не допускались собрания. Так какая же тогда, в самом деле, разница, есть де-юре совет директоров или нет, если де-факто все решения и постановления единолично принимаются Шурыгиным и кучкой сподвижников? И стоит ли добавлять, что кандидатуры от находящихся с «неправильной» стороны баррикад акционеров в совет директоров САМа не рассматриваются по определению?..

С другой стороны, попрание прав акционеров – серьезный грех, тем не менее, конфликт может считаться корпоративным. Но не стоит забывать, что переживающий серьезнейший финансовый кризис САМ пока еще остается заводом, занятым в ОПК России, на который, к тому же, распространяется Закон «О государственной тайне».

На этом фоне неудивительно, что терпение акционеров завода, в первую очередь, государства лопнуло. Тем более что преследуемая Шурыгиным цель предельно очевидна: банкротство (а финансовая отчетность САМа за последние 2 года свидетельствует, что все к нему и идет) стало едва ли не самым популярным инструментом передела собственности в России.

И если представить, что гендиректор Шурыгин каким-то чудом останется после собрания акционеров в своем кресле, дальнейшая судьба САМа незавидна. О неминуемом полном уничтожении оборонного предприятия г-ном Шурыгиным можно смело говорить потому, что творить форменный беспредел гендиректору помогает его должность и полное безразличие государственных чиновников. Фактически, рейдер, покусившийся на САМ, действует внутри предприятия, а не снаружи, как это обычно бывает, тем самым здорово упрощая достижение своих корыстных целей. Кроме того, на борьбу с неугодными акционерами, будь-то сторонние юридические лица или государство, у него уходит гораздо меньше сил, ведь использует он для этого средства на ладан дышащего завода.

Помимо всего прочего, государство, точнее его представители, в этой истории заняли крайне странную выжидательную позицию и до последнего времени не спешили принимать единственное верное в случае с САМом решение об увольнении Шурыгина. Таким образом, получается, что осторожные чиновники, может сами того и не желая, лишь подкармливают паразита, пожирающего их же самих.