Как СПС проигрывало выборы

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Как Спс Проигрывало Выборы»)
Перейти к: навигация, поиск


Записки старого пиарщика

1074758676-0.jpg СПС, выборы, Дума… Редкое лицо не озарит понимающая улыбка при этом перечислении. «А-а! — протянут понимающие сограждане. — Как же, как же! Опять хотите объяснить нам, как это правые пролетели мимо Думы нынешней зимой? Есть одна любопытная версия…»

Нет, господа мои! Не о тех выборах и не о той Думе хочу я вам сегодня рассказать. Моя история давняя; она из тех былинных времен, когда СПС еще считалась «уважаемой парламентской партией» и даже вроде бы пыталась завоевывать позиции в регионах. История, так сказать, локального характера; но зато в ней, как в капле воды…

В общем, что зря болтать? Давайте посмотрим: вот вам упомянутая капля с ее последующим подробным анализом.

Лихой инженер

Итак, речь пойдет о выборах в Московскую областную думу 2001 года. Именно тогда угораздило меня подрядиться в пиарщики и консультанты к одному неофиту (эх, не в добрый час решился он выбраться на нелегкую политическую стезю!). Жил себе человек, не тужил, проектировал автобусы, автомобили и прочие самодвижущиеся повозки, после перестройки очень неплохо освоил науку торговать ими… И вдруг, когда уже под 50 — захотел стать областным законодателем.

Ну, хочет человек — отчего ж не помочь? Ударили мы по рукам — да тут и выяснилось, что заниматься выборной кампанией я буду не один: ушлый инженер, оказывается, успел к тому же заручиться поддержкой уже упомянутой «видной парламентской партии» — Союза Правых Сил. Что подтверждалось состоящим при нем неотлучно унылым господином, похожим на изнывающего от постоянного безденежья сотрудника умирающего НИИ: очки, худоба, лихорадочный блеск глаз и крайняя зажатость как в позе, так и в речах…

«Но вы не смущайтесь! — напутствовал меня кандидат в депутаты по N-скому району Подмосковья. — Одна голова, как говорится, хорошо, а две лучше. Ведь цель-то у вас одна — мое избрание!»

За пару месяцев склонить на сторону правых сил население сельского по преимуществу района? Пикантный сюрприз! К счастью, кандидат вовсе не горел таким желанием. К правым идеям он вообще относился безо всякого пиетета — отчасти, видимо, потому, что с трудом представлял себе, что это такое; а отчасти потому, что «символы» этих самых идей — Гайдар, Хакамада, Чубайс, Немцов — вызывали у него скорее раздражение, чем приязнь. В общем, реагировал на аббревиатуру СПС примерно так, как и большинство его сограждан.

Его союз с СПС был «браком по расчету», в котором первое время каждый был уверен, что сумел ловко провести партнера. Инженер радовался, что ему «на халяву» помогли собрать подписи и даже великодушно согласились, чтобы факт поддержки его кандидатуры «Союзом правых сил» был зафиксирован в избирательном бюллетене; будучи полным новичком в избирательных вопросах, инженер свято верил, что поддержка «уважаемой парламентской партией» добавит ему солидности в глазах избирателей.

СПС-овцы, по-видимому, тоже были счастливы: им удалось «закрыть» округ, улучшить таким образом статистику «покрытия» области — и всё при минимальных затратах! Клиент-то брался финансировать свою кампанию сам, у партии на шее не сидел.

Мне пришлось первым делом объяснить клиенту, что добровольно наклеенный им на себя лейбл «СПС» дает ему не только 8-10% идейных (и весьма недисциплинированных) сторонников, но и как минимум процентов 50-60% не менее идейных противников — таких, кто не станет голосовать за него только и исключительно потому, что не захочет поддержать «ставленника Гайдара и Хакамады». Я пояснил, что для политика вот так взять и отчекрыжить чуть не две трети всего потенциального электората — большая роскошь даже при условии мажоритарных выборов в 1 тур, и за такую жертвенность вообще-то принято платить — и чем-то более существенным, чем несколько тысяч собранных подписей…

Все это стало полнейшей неожиданностью для моего инженера; бедняга тут же потребовал, чтобы всякие упоминания об СПС были немедленно изъяты из всех его предвыборных материалов, однако этого сделать уже было нельзя — пришлось бы заново перерегистрироваться, а времени уже не оставалось. Во всех официальных материалах сакраментальное «выдвинут СПС» должно было стоять на самом что ни на есть видном месте.

Мда-а… В общем, через некоторое время после свадьбы девица осознала, что старец вовсе не так богат, как ей о том рассказывали; старец же насилу разглядел, наконец, что девица его уже очень давно совсем не девица, а ее популярность в свете — совсем иного рода, нежели то представлялось при взгляде на ее белое подвенечное платье…

Но делать нечего — работать начали с тем, что есть.

А был мой инженер в округе явным аутсайдером — ибо не просто шел на выборы впервые, но и шел-то самоуправно, ничьей поддержкой не заручившись. Ни губернатор его знать не знал, ни местный глава района. Кто такой? Появился, натурально, «как беззаконная комета среди расчисленных светил».

А депутатское место, на которое он покусился, понятно, не пустовало. В нем давно и уютно сидел прежний депутат. Уже более 10 лет сидел и всех устраивал. Главу, может, меньше, чем губернатора. Но глава по этому вопросу предпочитал до поры с губернатором не ссориться.

Была в деле еще одна пикантная подробность: глава нашего района был из «прорвавшихся». То есть — помните фразу, которая одно время часто повторялась центральными СМИ — «криминал рвется во власть»? Так вот, глава у нас был как раз из тех, кого центральные СМИ в упор не разглядели; он и «прорвался». «Криминальный авторитет» стал авторитетным главой района. И выборы в облдуму были первыми, которые шли на «его территории», под его кураторством. Выборы, за которые он лично отвечал перед губернатором.

В общем, нам противостоял пресловутый «административный ресурс» во всей своей красе. И это при том, что известность у нас была просто никакая, поскольку инженер отродясь никакой общественной деятельностью не занимался, да и в капиталисты-собственники, пусть даже районного масштаба, так выбиться и не смог.

Впрочем, это в какой-то мере и облегчало нам задачу: власти вполне могли просто не принять нас всерьез, решив, что на этаких «соперников» не стоит даже и силы тратить. А то ведь от ретивого и не слишком уравновешенного Главы — бывшего пахана (или паханы, как гебисты, бывшими не бывают?), можно было всякого ожидать — от милицейских арестов до «наездов братков».

Ввязался, короче говоря, мой бравый инженер за собственные деньги в лихую авантюру, и за то, конечно, честь ему и хвала.

Гонки без допинга

По своему немалому опыту, я бы сравнил борьбу безвестного кандидата со «ставленником власти» с гонкой на длинную дистанцию между велосипедистом и мотоциклистом. Конечно, и на первый, и на второй взгляд у велосипедиста нет вообще никаких шансов.

Но часто помогают сопутствующие обстоятельства. Например, то, что и сам мотоциклист, и вся его «гоночная команда», как правило, прекрасно осознает свое подавляющее преимущество — и часто поэтому позволяет себе не просто «засидеться на старте», но и вообще отвлечься от гонки ради других важных дел: к примеру, сходить попить пива, попариться в баньке, а то и просто прикорнуть на солнышке у самой стартовой отметки… А чего напрягаться? Все равно велосипедист на своих педалях далеко не укатит!

Не стоит также забывать, что и сама машина у мотоциклиста — как ни крути, а все ж отечественного производства. А значит, сломаться может в любой момент и по неизвестной причине. А без своей машины мотоциклист не то что велосипедисту — мамаше с коляской не соперник. Ей бы только финиша доехать…

Короче, шанс у нас был, и шанс очень простой: надо было как можно интенсивнее крутить педали! Тут уж чем раньше стартуешь, тем больше вероятность оторваться, да так, что уже и на гоночном автомобиле не догонят.

И начали мы как раз хорошо — месяца за два до выборов. Своя газетка, плакаты, листовки — и встречи, встречи, встречи…

СПС ограничила помощь «своему кандидату» вложением в кампанию мощного интеллектуального ресурса упомянутого научного сотрудника по имени Стас, который носил пышное звание «районного координатора» СПС и честно старался сопровождать нашего кандидата на всех встречах. Благо в родном НИИ его, похоже, не слишком перегружали работой. Впрочем, от ведения встреч или каких-либо высказываний на них мы его после первых неудачных попыток попросили воздержаться: даром убеждения он не обладал, и его тоскливые речи в защиту «лампочки Чубайса» в сельских клубах только распугивали нам аудиторию.

Мне казалось, что было бы весьма естественным, если бы партия предоставила нам помощь своих партийных активистов, действующих в нашем округе. Я даже имел наглость предположить, что активисты «правого дела» как люди идейные могли бы сделать для нас (то есть для официального кандидата СВОЕЙ партии) какую-то работу и бесплатно — газетки там поразносить, листовки, с людьми пообщаться… Но это, конечно, были пустые мечты. Ни платных, ни бесплатных активистов «перспективная парламентская партия» ни в нашем, ни, подозреваю, во всех прочих районах не имела. Напротив, она была очень не прочь бесплатно попользоваться нашими агитаторами.

Правда, в разгар кампании СПС вывезла всех своих кандидатов на некий учебный семинар в один из подмосковных санаториев на целых 3 дня. Поскольку партия размахнулась на «покрытие» чуть ли не всех избирательных округов, туда съехалась добрая полсотня человек. Я по опыту был уверен, что терять непонятно на что столько времени за несколько недель до выборов — непростительное мотовство; велосипед-то стоит, а мотоцикл ведь уже явно начал прогревать мотор! Но инженер, все еще не теряющий надежду получить хоть что-то полезное от своего неравного брака с правыми силами, на семинар отправился. Вернулся злой как черт. Как мы и ожидали, его там в вместе с толпой из 50 товарищей по несчастью пытались за 3 дня научить тому, к чему наш психолог-имиджмейкер обстоятельно готовила его один на один вот уже несколько недель: общаться с избирателями, держаться перед аудиторией, отвечать на каверзные вопросы…

В другой раз координатор Стас привез целую кипу «наглядной агитации», произведенной в недрах «креативного штаба» Большого СПС. Нечто вроде отрывных талонов, на которых было написано крупными красными буквами «5%». По мнению титанов креативной правой мысли, данные талончики надо было раздавать покупателям во всех магазинах, тем самым намекая, что СПС выступает за отмену налога с продаж, и дивная бумажка с надписью «5%» — это как бы денежка, которую вы, бабушка, могли бы сэкономить, да вот не сэкономили, поскольку нету СПС в областной власти!

Уф! Мне пришлось сказать Стасу, что великолепная идея с талончиками кажется мне не до конца технически проработанной. Во-первых, какой же владелец магазина позволит, чтобы у него под носом какие-то странные люди уверяли ЕГО покупателей, что те же самые вещи они могли бы купить дешевле — то есть затрагивали бы самую больную для любого торговца тему? А во-вторых, не кажется ли Стасу, что большинство покупателей дурацкая и абсолютно бесполезная бумажка, подсовываемая как бы ВМЕСТО ДЕНЕГ, скорее взбесит, чем заставит проникнуться теплыми чувствами к СПС? И наконец, главное — для того ли мы чуть не круглосуточно стараемся создать нашему инженеру образ вдумчивого и рачительного производственника-хозяйственника, всей душой болеющего за народ — чтобы в одночасье разрушить его раздачей от его имени бессмысленных бумажек, подозрительно похожих на ваучеры? Тоже как бы деньги и тоже ничего не стоят?

Но бедняга Стас упорно называл кипу своих талончиков словом «Акция» и чуть ли не со слезами уверял, что Партия велела провести раздачу силами «наших агитаторов» в один день и одновременно во всех избирательных округах, и как же может наш округ «подвести». Он кинулся к инженеру, но тот был измотан непрерывной кампанией, зол на весь свет и уже изрядно поиздержался, в силу чего весьма нелюбезно посоветовал Стасу засунуть свои талончики в… «Слышишь? — спросил я его. — А в магазине тебе еще не то скажут!»

Понурый Стас пару дней раздавал талончики сам, но вскоре это ему надоело, и он снова вернулся к нам.

Наступила последняя неделя кампании. Скажу без хвастовства, удалось нам добиться многого. Мотоцикл «административного ресурса» уже несся на всех парах (к примеру, кругом развесили, наконец, плакаты нашего конкурента в обнимку с губернатором), но наш отрыв, судя по разным опросам, был велик. Конечно, была угроза фальсификации, особенно на сельских участках, но очень много там не накидаешь, да и что-то мы надеялись отследить своими невеликими силами. Вот где бы пригодились гипотетические партийные агитаторы «на местах»! Но уж, как говорится, чего нет, того нет.

Нас догнали на танке

Авторитетному Главе района доложили, что согласованный-пересогласованный «кандидат партии власти» в его районе рискует проиграть какому-то безвестному… да вообще черт знает кому! К этому моменту я сам оценивал наши шансы на победу примерно 50/50 — учитывая возможности властей по фальсификации итогов в отдаленных селах и деревнях. Но Главе, видно, этакая рулетка абсолютно не понравилась. Ставился под вопрос его безраздельный контроль над районом! И он начал действовать.

Итак, последняя неделя! Во вторник Главе докладывают, что он может остаться без «своего» депутата в облдуме. В среду Глава заявляется прямиком на заседание окружной избирательной комиссии и устраивает там форменный скандал: орет на членов комиссии, заявляет, что комиссия «непонятно чем занимается», в то время как «некоторые кандидаты» (имеется в виду наш Инженер) только и делает, что нарушает избирательное законодательство. Что ж мы нарушили? Оказывается, в одной из наших газет мы писали о Главе района, не получив на то у него предварительного разрешения!

(Заметим в скобках, что Глава, как представитель исполнительной власти района, вообще, по закону, не имеет ни малейшего отношения к избирательной комиссии по выборам законодательной власти области). Глава не только наорал на членов комиссии, но и пригрозил им всякими карами, если они посмеют «оставить без внимания вопиющие нарушения закона» со стороны нашего кандидата. Не пустые угрозы для членов комиссии, учитывая, что все они — жители района, а Глава — человек с бурным прошлым и хорошей криминальной репутацией…

Дальше — больше. Глава решил, что устных внушений членам комиссии будет недостаточно. И потому в четверг он издает официальный Приказ (с номером, все, как полагается), в котором прямо предписывает окружной избирательной комиссии… лишить регистрации нашего Инженера за допущенные им нарушения! Глава района приказывает избиркому, как ему вести себя с кандидатами! Письменно! И это при том, что комиссия ему никак по закону не подчиняется; это все равно, как если бы Глава придумал на своей территории новые Правила дорожного движения и предписал ГИБДД следить за их соблюдением.

И что происходит дальше, о привыкший к жизни в России читатель? Правильно! В четверг вечером избирком собирается на заседание… и таки снимает с выборов нашего кандидата! Основание — то самое: якобы имел наш кандидат наглость в своих избирательных материалах упоминать Главу того самого района, в котором находится его округ, без его на то высочайшего дозволения. Нарушение, однако!

Сказать, что все мы были шокированы таким решением — не сказать ничего. За годы работы на российских просторах привыкаешь ко многому, но чтоб столкнуться с таким в ближнем Подмосковье… Чувствуешь себя гроссмейстером, при полном одобрении публики получившим «ход конем по голове».

Но, отойдя от шока, мы, естественно, решили бороться. Мы подали в облсуд. И, слегка поостыв, пришли к выводу, что все не так плохо: если в стране еще действует хоть какой-то закон, мы должны выиграть и восстановиться на выборах. Конечно, после произошедшего уже ни в чем уверенности не было, но все же… Суд был назначен на субботу.

Видимо, смутное подозрение в собственной неправоте терзало душу и ретивого Главы. И потому он решил подстраховаться.

В субботу днем облсуд отменил решение окружного избиркома о лишении регистрации нашего кандидата. а в субботу вечером в почтовые ящики всех жителей района (без преувеличения!) был доставлен спецвыпуск районной газеты, финасируемой из муниципального бюджета (в сущности, личной газеты главы). Спецвыпуск больше походил на листовку и целиком был посвящен обличению нашего кандидата, а также перепечатыванию решения комиссии о снятии Инженера с выборов (на вечер субботы уже недействительному). Обличения шли прямо от имени Главы района и были украшены его фотографией.

Пикантных деталей во всем этом было с избытком. «Районка», в обычное время имеющая тираж 15 тыс., по случаю спецвыпуска вышла тиражом 60 тыс. экз. Кроме того, обычный тираж районки продавался в киосках за деньги, а спецвыпуск распространялся бесплатно. Также не совсем было ясно, какие добрые люди взяли на себя труд в выходной день разнести 60 тыс. газеток по большей части почтовых ящиков жителей района, не забыв практически ни одного населенного пункта.

Ну и — совсем уж пустяковая деталь — известно, что за день до выборов любая агитация — как «за», так и «против» — запрещена законом. Забавно ведь, когда государственные законы «на голубом глазу» нарушает государственная же газета…

Глава муниципального образования принял участие в незаконной агитации, пытался управлять работой избирательной комиссии, допустил, чтобы средства муниципального бюджета (или чьи?) использовались опять-таки на ведение незаконной агитации. Неплохо, в общем. Вступил, в общем, в избирательную кампанию по полной программе.

Увы! Избиратель наш от такого напора дрогнул. Мы проиграли выборы. В воскресенье мы взяли раза в 2 меньше, чем рассчитывали. Вся катавасия с вычеркиванием/восстановлением в избирательном бюллетене повредила тщательно выстроенному нами образу вдумчивого, основательного хозяйственника-производственника. Участие в фарсе не добавляет солидности…

Как бы партия

Хороший урок для тех, кто верит в могущество политтехнологий. Там, где не работает закон, политтехнологии не страшнее хлопушки.

Но я-то, впрочем, не об этом. Я об СПС. Ведь, как ни смешно, это об ее кандидата местная власть, называя вещи своими именами, вытерла ноги. Причем я до сих пор думаю, что, как ни странно, в тот момент ситуация была СПС как партии исключительно выгодна.

СПС имела все шансы воспользоваться случаем, чтобы заявить о себе как о партии, борющейся с административным произволом; реально показать оппозиционно настроенным избирателям, что власть в борьбе с СПС идет на незаконные методы. Короче, СПС могла бы продемонстрировать, что она жива как партия. Для этого ей всего лишь надо было использовать свой федеральный медийный ресурс, благо предоставился отличный информационный повод.

Букет нарушений, допущенный одичавшим Главой, уж слишком впечатлял. Я до сих пор уверен, что здесь были все основания для возбуждения уголовного дела — по статье о препятствовании волеизъявлению граждан на выборах.

И, более того, СПС была обязана поднять шум. Ведь обмен информацией между чиновниками налажен очень хорошо. Уверен, что случай лихой разборки Главы с моим Инженером в узком кругу областных и муниципальных начальников обсуждался не раз. И наверняка не один из участников посиделок тогда пришел для себя к выводу: если уж после такого СПС просто молча утирается — значит, с ней и с ее кандидатами действительно можно делать что угодно.

СПС не сделала ничего. Вообще ничего. «Умер Максим — ну и хрен с ним!» Говорят, что она якобы ждала каких-то шагов от бедного инженера, который после этих «выборов» чувствовал себя буквально изнасилованным. Но у него пропала малейшая охота лезть на рожон. Да и с деньгами стало туговато.

Справка

На тех выборах в Мособлдуму СПС из почти полусотни выставленных провела 1 (одного) депутата. Это был директор местного градообразующего предприятия — то есть, по всем признакам, из тех «железных» кандидатов, которые должны проходить легко и без малейшего напряжения. «При поддержке» СПС бедняга, как мне рассказывали друзья-пиарщики, буквально в последний момент еле протиснулся в уже почти закрывшуюся дверь областного парламента.

Алексей Рощин

Оригинал материала

«Политком.ру»