Как Украсть Миллиард

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дерипаска жалуется депутатам Госдумы на коррупцию в МВД

Дерипаска/Фото: Валерий Мельников/Коммерсант Гражданин обратился с жалобой в Государственную думу. У нас многие граждане все еще туда обращаются. Надеются. Оно и понятно: депутаты все-таки. Так что ничего необычного в таком заявлении нет. Если бы не одно прелюбопытнейшее обстоятельство: заявитель — не какой-нибудь там рядовой гражданин. По-моему, случай вовсе уж уникальный, потому что пожаловался в Думу и попросил защиты у депутатов не кто иной, как один из богатейших людей нынешней России, олигарх Олег Дерипаска.

Заявление г-на Дерипаски в Комиссию по борьбе с коррупцией — 4 страницы убористого текста. Жалуется олигарх на “должностных лиц МВД”, которые ставят под сомнение законность некой сделки. А он, олигарх, — вполне законопослушный гражданин.

Суть дела в изложении г-на Дерипаски выглядит следующим образом.

В декабре 2001 года олигарх приобрел у господ Андреева, Гамзаева и Раевской их бизнес, заплатив за него 90 миллионов долларов. Для оформления купли-продажи было подготовлено Соглашение, подписанное двумя сторонами.Тут в этой истории наблюдается первая странность. Вообще странностей здесь много, о некоторых мы расскажем. Но сейчас — первая. Под вышеупомянутым Соглашением нет подписи г-на Андреева. Хотя именно он — владелец всего продаваемого бизнеса.

Теперь, по-видимому, следует упомянуть о том, чем же владел сей г-н.

В принадлежавший Андрееву холдинг входила компания “Ингосстрах”, Автобанк, “Брянский народный банк”, металлургический комбинат “Носта” и еще более сотни предприятий. Стоимость проданного холдинга — или, как теперь говорят, “цена вопроса” — почти миллиард долларов. Г-н Дерипаска купил все это, повторю, за 90 млн. О том, что именно он купил и сколько это стоит в действительности, г-н Дерипаска в своем заявлении умолчал. Но даже из этой выплаченной суммы (на порядок меньше цены холдинга) г-н Андреев не получил ни цента. Впрочем, к этому обстоятельству мы еще вернемся.

По заявлению г-на Андреева было возбуждено уголовное дело (№193612), каковое (возбуждение) наносит финансовый ущерб компании “Русский Алюминий”, а также — ущерб репутации ее владельца, г-на Дерипаски. “В тоже время, — пишет олигарх (именно так: “тоже” — в одно слово), — из материалов дела усматриваются мошеннические действия, совершенные самим продавцом путем подделки документов. Таким образом, продавец изначально ставил перед собой цель — незаконными средствами завладеть нашими финансами, а затем инспирировать якобы совершенное против него мошенничество, сопряженное с вымогательством. Затем с помощью правоохранительных органов, введенных в заблуждение, продавец предпринял попытку вернуть себе проданный бизнес”.

В заключение г-н Дерипаска настоятельно просит Комиссию по коррупции Государственной Думы содействовать в прекращении уголовного дела “в связи с отсутствием события преступления”.

Тут обнаруживается вторая странность. “Из материалов дела усматривается…” — пишет г-н Дерипаска. Не ясно, кто разрешил ему копаться в этих самых материалах. А как же — “тайна следствия”?..

И еще одно. Упоминавшийся в заявлении некто г-н Гамзаев ничего продать г-ну Дерипаске не мог. Потому что в холдинге г-на Андреева он не владел ничем.

Андреев начал свой бизнес в конце 80-х. В начале 90-х он уже владел “Ингосстрахом” и многим другим. Как он всё это заполучил, мне неизвестно и, честно говоря, меня это не слишком интересует: дело сделано, а все тогдашние баснословные состояния наживались одним-единственным способом. Все, без исключения. Так что сейчас дело все-таки в другом. Как и все бизнесмены периода “дикого капитализма”, Андреев имел “крышу”: его “опекала” красноярская преступная группировка во главе с неким Мустафиным (кличка Политик). Через какое-то время Политик был убит, а его место занял Родион Гамзаев, кличка — Радик. За “опеку” Андреев платил серьезные деньги. Точная цифра мне неизвестна, но судить о ней можно благодаря следующему обстоятельству. После дефолта 98-го года, когда предприниматели разорялись сотнями, Андреев, пытаясь сохранить бизнес, принял решение более не платить “крыше”, о чем он сообщил Гамзаеву. Однако отпускать его “за просто так” “красноярские” не собирались. От владельца “Ингосстраха” и Автобанка потребовали отступные — 100 миллионов долларов. Андреев сбил цену до 30 миллионов, но и их у него не было: финансовое положение холдинга было нелегким. Как, впрочем, у всех. Андреев взял паузу, чтобы попытаться найти кредит и с его помощью расплатиться с “крышей”. Но “красноярские” ждать не хотели. Вот тогда-то и был разработан план “сравнительно честного” отъема у Андреева его холдинга. В сентябре 2001 года было подписано то самое Соглашение, на которое ссылается в своем жалобном заявлении в Комиссию по коррупции г-н Дерипаска. Весь бизнес г-на Андреева уплыл в чужие руки.

Два месяца спустя сотрудники ГУБОПа в доме на одной из московских улиц захватили внушительный склад оружия: 182 “ствола”, в том числе — станковый пулемет и гранатомет “Муха”, 40 тысяч патронов (чтобы их пересчитать, понадобились сутки), а также 20 килограммов пластита. Склад принадлежал красноярской ОПГ, члены которой, по словам заместителя министра внутренних дел Владимира Васильева, были “специально десантированы в Москву для перераспределения крупной частной собственности стоимостью в 1 миллиард долларов. За каких-то 60 млн. долларов крутые пацаны постановили: все это должно принадлежать другим “хозяйственным субъектам”.

Среди прочего оперативники обнаружили видеокассету, на которой была записана встреча трех человек. Встреча была посвящена обсуждению плана, как с помощью прямого давления и угроз захватить холдинг, принадлежащий Андрееву. Вот эти трое: Родион Гамзаев, он же — Радик, в прошлом неоднократно судим за кражу, грабежи и разбой; Сергей Ботев (кличка Ботя), правая рука Гамзаева по красноярской ОПГ; Ярослав Кузнецов, финансист, держатель “общака” ОПГ, специально вызванный из Красноярска для осуществления захвата холдинга.

В тот момент (ноябрь 2001 г.), обнаруженная видеокассета ни на что повлиять не могла — холдингом уже владел г-н Дерипаска. Запись могла стать важной уликой, но Андреев в это время скрывался: он вполне серьезно воспринял угрозы Радика в адрес семьи бизнесмена и его самого. Он уже знал о том, что глава службы безопасности холдинга, подкупленный Гамзаевым, в течение длительного времени прослушивал все телефонные разговоры Андреева и вел за ним поминутное наблюдение. Андреев счел за благо исчезнуть. Лишь в январе 2002 года он подал заявление в милицию, по которому было возбуждено уголовное дело по статьям о мошенничестве и вымогательстве.

Вернемся еще раз к Соглашению, на которое так упирает г-н Дерипаска. Теперь мы уже немного знаем о том, кто такой г-н Гамзаев. И знаем, что он не имел никакого права подписывать документ о продаже чужого холдинга. Однако есть под Соглашением подпись председателя совета директоров Автобанка и председателя наблюдательного совета “Ингосстраха” Натальи Раевской. Согласно ее показаниям, подпись была получена следующим образом: “Тарасенко (подкупленный Гамзаевым начальник службы безопасности холдинга. — М.Д.) все время говорил, что ему известны все маршруты нашего передвижения, а за нами ведется постоянное наблюдение. И если кто-либо, в частности я, попытается обратиться в милицию, то последствия будут известные. То есть в живых меня не оставят. Они хотели даже мою собственную охрану поменять на бандитов. Я знаю, что угрожали жизни Андреева. Любой неосторожный шаг мог стоить жизни мне и сотрудникам холдинга. Когда Андреев уволил Тарасенко, службу безопасности возглавил Александр Макеев. Бандитами Гамзаева он был взят в заложники и исчез”…

Любая планируемая сделка проходит строжайший предварительный контроль. Обе стороны проверяют всю подноготную тех, с кем они собираются совершить куплю-продажу: финансовое состояние, личные данные, участие в сомнительных операциях… Ну, словом, всё. Потому что не хотят стать жертвой обмана. Подобная практика существует во всех странах. Поэтому мне кажутся риторическими вопросы о том, знал ли г-н Дерипаска, кто такой Гамзаев. Или о том, как “убедили”

г-жу Раевскую поставить подпись под Соглашением. И о том, сколько в действительности стоит “законно приобретаемый” холдинг. Полагаю, г-н Дерипаска был в курсе.

Казалось бы, всё в основном ясно. С помощью прямых и явных угроз, шантажа и сфальсифицированных документов (есть и такие в этой истории) человека лишили собственности. Что надо было бы сделать, когда это открылось? Правильно: для начала — вернуть всё на свои места. Андрееву — его холдинг, Дерипаске — его деньги.

Однако “алюминиевого короля” изначальный вариант не устраивал: уж больно лакомый кусочек ему достался. К тому же реальная стоимость холдинга — понятие относительное. В конце концов, если продавец желает продать принадлежащую ему вещь ценой в рубль за 10 копеек — это его право.

Г-н Андреев ничего такого не желал. Он вообще не хотел ничего продавать, его заставили. Правда, имеется его расписка в том, что по поводу сделки у него нет ни к кому никаких претензий. Этот документ г-н Андреев действительно подписал. В буквальном смысле — с ножом у горла. И деньги, 90 млн. долларов (напомню: на порядок ниже истинной цены), он тоже не получил. Ни цента. 60 млн. были переведены на счета г-на Гамзаева, после чего тот скрылся. Остальные 30 млн. вообще неизвестно куда делись.

Теперь дело было за правоохранительными органами. В январе прошлого года началось следствие по уголовному делу №193612. Его вел Следственный комитет при МВД РФ. За полтора года шесть раз менялись руководители следственной бригады. Всё это время над следователями дамокловым мечом висело негласное распоряжение начальства: дело закрыть. Вот схематичное изложение того, как это происходило.

Март 2002 г. Следователь Главного следственного управления ГУВД Москвы (именно туда подал свое заявление г-н Андреев) капитан Туркин накладывает арест на акции и имущество холдинга.

Апрель 2002 г. Дело передается в Следственный комитет при МВД. Руководитель бригады — полковник Самоделкин. Он подтверждает арест акций и имущества.

Июнь 2002 г. Тот же полковник Самоделкин неожиданно снимает наложенный арест. В тот момент полковник на работе отсутствует, находится на больничном. Затем он скоропостижно оформляет пенсию и исчезает из страны. Где сейчас сей бравый полковник — никому не ведомо. Замечу, что время для снятия ареста было выбрано весьма удачно — за день до введения нового УПК. Теперь наложить арест может только суд. Это и происходит — но спустя более чем два месяца. За это время Автобанк был перепродан дочерней компании “Лукойла”, а металлургический комбинат “Носта” распродается по частям… Руководство Следственного комитета продолжает настаивать на прекращении дела. Следователи не соглашаются. Очередной руководитель следственной бригады, майор Каримова, в ответ на устные требования начальства запросила письменное распоряжение. Майора Каримову вывели из бригады и отправили в отпуск. Следственная бригада сокращена вдвое.

В июне нынешнего года бригаду принимает майор Цымбал. Заместитель начальника Следственного комитета полковник Сызранцев дает указание майору: по данному уголовному делу ни с кем не общаться, даже со следователями. Не дожидаясь окончания экспертиз, экспертам разослано распоряжение — вернуть все финансовые и прочие документы… Как это объяснить? Некоторую ясность внес замминистра внутренних дел Владимир Васильев: “По оперативным данным, для противодействия следствию по этому делу в разные инстанции “закачано” примерно 20 млн. долларов. И не зря. Следствие тормозится”. Действительно: не зря.“В разные инстанции “закачано”, — сказал генерал-полковник Васильев. Какие такие инстанции, замминистра не уточнил.

К примеру, Государственная Дума — инстанция? Не исключено. Тем более что расценки у депутатов известны, они как бы даже официальные: от полутора до десяти тысяч долларов за депутатский запрос.

В деле андреевского холдинга замешаны пятеро депутатов Государственной Думы. Один из них, г-н Керимов, и вовсе был как бы гарантом сделки — естественно, со стороны г-на Дерипаски. За это депутат Керимов не то уже получил, не то только еще должен получить изрядную часть акций холдинга. А вот остальные четверо: г-н Майтаков (“Регионы России”), г-н Маевский (КПРФ), г-н Бурдуков (“аграрии”) и г-н Мащенко (“аграрии”). Все четверо неоднократно обращались в МВД, Генеральную прокуратуру и ФСБ с требованием прекратить уголовное дело. Так сказать, под лозунгом “Руки прочь от Дерипаски!”. Обращались, сами понимаете, не корысти ради, а токмо во имя торжества справедливости. По-видимому, тем же самым — поиском справедливости — был озабочен и сам г-н Дерипаска, отсылая свое заявление в Комиссию по коррупции. Возможно, впрочем, что олигарху кто-то подсказал: дескать, мы вполне готовы прикрыть дело, нужно только немного подтолкнуть. Организовать “общественное мнение”. И самому написать, не погнушаться.

Вот г-н Дерипаска и организовал. Не погнушался. Ну, может, не сам: не барское это дело. Ансамбль советников расстарался. Небось, в поте лица трудились. Так оно того стоило. Теперь коротко — об итогах. Г-н Гамзаев (Радик), получив 60 млн. долларов, скрылся. Он объявлен в федеральный и даже, кажется, в международный розыск, но его вроде бы никто не ищет. Господа Ботев (Ботя) и Кузнецов (оба, как и Радик, — члены красноярской ОПГ) до последнего времени содержались под стражей. Временно. Некто г-н Харченко (из той же ОПГ) был отпущен следствием под подписку о невыезде, после чего скрылся.

Г-н Тарасенко (бывший начальник службы безопасности холдинга, работавший на Гамзаева) неоднократно вызывался на допросы, однако не являлся. Его местонахождение не установлено. С прекращением уголовного дела все они будут вести вполне легальную жизнь. Правда, несколько неуютно почувствуют себя два десятка свидетелей, рассказавшие следствию правду о “продаже” холдинга. Им придется теперь всегда оглядываться.

Последний начальник службы безопасности холдинга, Александр Макеев, взятый “красноярскими” в заложники, до сих пор не найден, считается “пропавшим без вести”.

Зато для г-на Дерипаски, я уверен, все кончится вполне благопристойно. Его личное состояние (подчеркиваю — только личное) и без того уже оценивается в полтора миллиарда долларов. Так ведь лишних денег не бывает. Ну их всех к лешему, скажет читатель. Один олигарх ограбил другого… Мне-то что за дело?

Так-то оно так. Но перед Законом мы все, извините за банальность, должны быть равны. Или все-таки — не все? Ведь случись что с нами — нам-то “закачивать” в инстанции нечего…

P.S. Как стало известно, Следственный комитет при МВД РФ закрыл уголовное дело №193612. Постановление подписал майор Цымбал. Для подготовки постановления майор должен был проштудировать все 535 томов уголовного дела. Г-н Цымбал справился с этой задачей за одни сутки. Все “красноярские” на свободе. Теперь держись…

У г-на Дерипаски, надо полагать, всё в порядке.

Марк ДЕЙЧ

Оригинал материала

Московский Комсомолец