Как банки вытягивают из казны сотни миллиардов рублей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Normal-w6a.jpg

Председатель ВЭБа Владимир Дмитриев


Новый антикризисный план правительства, направленный на прошлой неделе премьер-министру Дмитрию Медведеву, оценивается в 737 млрд руб.


Как государство потратило больше триллиона рублей на санацию трех мусорных банков – Связь-банка, «Глобэкса» и «Российского капитала»


Эксперты говорят, что одна из идей – отказ от поддержки банковского сектора, ситуация в котором «не так катастрофична», как в 2008 г. С этим можно поспорить. Один только ВЭБ требует докапитализации в несколько сот миллиардов рублей, а в правительстве обсуждается план создания банка-мегасанатора путем объединения государственных «Российского капитала», «Глобэкса» и Связь-банка. Потребуется еще минимум 100 млрд руб. И эти суммы еще не учтены в антикризисном плане.


Не сэкономили


Виноват в проблемах сам ВЭБ. В кризис 2008–2009 гг. банк выступил спасителем экономики, кредитуя погрязшие в долгах компании и банки-банкроты. В Кремле тогда уверяли, что в течение последующих нескольких лет он должен улучшить свое положение. Но не случилось. Банк превратился в черную дыру, поглощающую бюджетные деньги. Сегодня ВЭБ находится под угрозой дефолта по внешним долгам. В этом году корпорации нужно погасить $893 млн, в следующем – в два раза больше. «Однако у самого ВЭБа колоссальные убытки, – отмечает начальник аналитического управления банка «БКФ» Максим Осадчий. – По итогам 2014 г. они составили 249,7 млрд руб. по МСФО, за девять месяцев 2015 г. – 133 млрд руб. И определенный вклад в негативный результат вносят безуспешно санируемые с 2008 г. «дочки» – Связь-банк и «Глобэкс».


Связь-банк.jpg

Убыток Связь-банка по РСБУ за 2015 г. достиг 10,3 млрд руб


Существует еще один нюанс. Если Агентство по страхованию вкладов (АСВ) предоставляет санационные займы под 0,51% годовых, то ЦБ в 2008 г. выдал 212 млрд руб. ВЭБу на санацию Связь-банка и «Глобэкса» под 2% годовых. Ранее глава ВЭБа Владимир Дмитриев говорил, что направил на санацию еще 14 млрд руб. и выплатил регулятору более 55 млрд руб. в качестве процентов (изначально в октябре 2008 г. ВЭБ получил на санацию «Глобэкса» $2 млрд и Связь-банка – $2,5 млрд и в результате девальвации рубля нес существенные убытки по этому валютному кредиту, только спустя год ВЭБ смог его перевести в разряд рублевых).


Почему банки не банкротили в 2008 г.? «Банки достались ВЭБу в условиях форс-мажора, когда закон о санации еще не был принят и существовала угроза обрушения финансового рынка страны: чрезвычайная ситуация потребовала чрезвычайных мер», – говорил глава АСВ Юрий Исаев. Хотя отзыв лицензий стоил бы государству в два раза дешевле, считают опрошенные «Ко» эксперты. Около 100 млрд руб. (или $3,6 млрд по курсу 2008 г.) тогда можно было сэкономить на «Глобэксе» и Связь-банке. Еще 260 млрд руб. (или $8,5 млрд) – на санации Банка Москвы в 2011 г. «Там хранились деньги бюджетников, а также около 150 млрд руб. депозитов вкладчиков, – говорит собеседник «Ко», знакомый с ситуацией в банке. – Государству было намного дешевле выплатить эти деньги людям, а уже затем заводить уголовные дела в отношении бывших владельцев кредитного учреждения и искать выведенные активы». Тем не менее было принято решение о санации Банка Москвы силами ВТБ. В него тогда «залили» более 400 млрд руб.


При банкротстве Банка Москвы, «Глобэкса» и Связь-банка можно было сэкономить $12 млрд – на сегодня уже 900 млрд руб. или 1020 млрд руб. при курсе доллара 75 руб. или 85 руб. соответственно. Это больше того, что требуется в рамках правительственного антикризисного плана. «Но деньги еще бы и работали все эти годы даже при низких процентных ставках на развивающихся рынках, – говорит профессор кафедры экономики и финансов НИУ ВШЭ Иван Родионов. – Сумма сегодня была бы еще больше».


Плохие «дочки»


Докапитализация ВЭБа на сумму 1,2 трлн руб. обсуждалась в конце прошлого года, но денег в бюджете нет. Теперь банк пытается решить свои проблемы по-другому. Цель – вывести «плохие» банки за пределы группы.


Спасение ВЭБа и возможное его переформатирование или реструктуризация активно обсуждались в конце прошлого года. Многие были уверены в скорой отставке Владимира Дмитриева (подробнее см. в материале «Ко» «Молчание Дмитриева», №45 от 07.12.2015). Но этого не произошло. Напротив, 18 декабря глава ВЭБа встречался с Владимиром Путиным, где президент подтвердил его полномочия и обещал помочь.


Несколько дней спустя, выступая в Давосе, Владимир Дмитриев открыто попросил поддержки: «Мы обращаемся к нашему главному акционеру: давайте вместе не допускать преддефолтных ситуаций и решать вопросы ВЭБа, как это делается во всех странах». И озвучил новый план – передачу Связь-банка и «Глобэкса» в «Российский капитал». «Они не останутся у нас, они перейдут под контроль, по сути дела, АСВ и будут развиваться как устойчивые финансовые институты. Соответственно объем обязательств перед ЦБ будет уменьшен на рыночную стоимость этих банков, что тоже будет позитивно для баланса ВЭБа», – предложил Владимир Дмитриев. Поддержал банкира и глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. «Мне кажется, все согласны с тем, что пойдет зачет обязательств ВЭБа перед Банком России через передачу активов, в том числе «Глобэкса» и Связь-банка. А дальше было бы разумным под эгидой АСВ сформировать из «Российского капитала» крупный банк», – заявил министр.


Решения о слиянии пока нет. Совещание в правительстве по проблемам ВЭБа должно состояться 3 февраля. «Пока никаких документов и официальных писем к нам не поступало, поэтому и комментировать ничего не можем», – заявили «Ко» в «Российском капитале». Тем не менее идея, озвученная в Давосе, может очень скоро превратиться в правительственное решение. ВЭБ – это государственная корпорация, Связь-банк и «Глобэкс» – его «дочки», «Российский капитал» подчиняется АСВ и своему учредителю. «Решение о слиянии будет политическим», – уверен собеседник «Ко».


Банк Глобэкс.jpg

Банк Глобэкс


Перспективы слияния


Самое крупное из тройки санируемых кредитных учреждений – Связь-банк. Его активы превышают 370 млрд руб., активы «Глобэкса» – 284 млрд руб., «Российского капитала» – 215 млрд руб. Суммарные активы нового банка могут составить 870 млрд руб., таким образом, он даже не попадает в Топ‑10, а займет скромное 15-е место в списке российских кредитных учреждений. Новый банк будет уступать по величине активов «Сберу» в 28 раз, ВТБ – в 14 раз. «Я думаю, масштабы этого бизнеса не таковы, чтобы просто быть санатором компаний («Российский капитал» является санатором «СУ‑155»). Мне кажется, мы могли бы получить еще один полноценный банк. Если не получается у нас частная конкуренция, пусть конкурируют хотя бы государственные банки», – говорит Алексей Улюкаев.


Идея государственного банка-мегасанатора, которую активно поддерживал глава ВТБ Андрей Костин, впервые была озвучена весной прошлого года. В июле 2015 г. «Российский капитал» возглавил бывший подчиненный Костина, экс-президент Банка Москвы Михаил Кузовлев (подробнее см. в материале «Ко» «Санация АСВ», №34 от 21.09.2015). Чиновники говорили, что для создания государственного санатора требуется около 100 млрд руб. Новая стратегия, разработанная в октябре прошлого года, предполагала, что «Российский капитал» будет восстанавливать проблемные банки и работать с токсичными активами социально значимых компаний.


Сложностей при объединении может возникнуть больше, чем кажется. Во‑первых, у всех трех банков низкое качество активов, и у каждого есть свои проблемы: «Российскому капиталу» не хватает капитала, у «Глобэкса» много недвижимости на балансе, у Связь-банка – проблемы с маржинальностью. «Три мусорных банка превратятся в грандиозный мусорный банк с множеством плохих активов, – констатирует Максим Осадчий. – Если влить туда еще сотни миллиардов рублей, то можно вытянуть объединенный банк. Только откуда взять средства?»


Бенефициар


За счет продажи банков ВЭБ избавится от активов, которые генерировали убытки, а также сократит свои обязательства перед ЦБ. На прошлой неделе в госкорпорации заявили, что планируют продать АСВ Связь-банк и «Глобэкс» по рыночной стоимости, определенной независимым оценщиком. Вся выручка будет направлена на досрочное погашение обязательств банка перед ЦБ РФ по облигационному займу. Остальная часть обязательств ВЭБа будет трансформирована в бессрочный субординированный инструмент Центробанка, включаемый в расчет капитала ВЭБа, говорится на сайте банка. Это означает, что появилась дополнительная программа поддержки госкорпорации. И очевидно, что финансировать сделку будет все тот же Центробанк, а сама сделка вряд ли будет рыночной.


Ранее заявлялось, что сумма сделки должна быть равна стоимости чистых активов. Базовый капитал Связь-банка на 1 ноября 2015 г. по 123‑й форме был равен 23,5 млрд руб., «Глобэкса» – 24,6 млрд руб. Сейчас рыночных покупателей на эти банки по такой цене не найти, поэтому они и передаются АСВ.


«Существует негласная установка, что государственные банки трогать нельзя, какая бы тяжелая ситуация там ни была, – рассказывает собеседник «Ко», близкий к аудитору одного из крупных госбанков. – Можно игнорировать частные банки, но нельзя создавать прецедент банкротства государственного банка, иначе на рынке начнется паника». Об этом же совсем недавно говорил и глава Сбербанка Герман Греф: «Обязательства банка (ВЭБа. – Прим. «Ко») являются фактически обязательствами государства, и если его не спасать, то это серьезный удар по доверию». «У нас правая рука борется с левой, правый карман гарантирует левый, – говорит Иван Родионов. – Смешно, когда государство доит само себя, но мы с этим сталкиваемся сейчас на каждом шагу». По его мнению, обанкротить ВЭБ или любой другой государственный банк, а Связь-банк, «Глобэкс» и «Российский капитал» можно считать государственными, никто не рискнет. Это значит – обанкротить само государство, расписаться в его несостоятельности и признать свои ошибки. «Чиновники продолжают всех убеждать, что система работает, все в порядке, никаких реформ не требуется, и прикрывают свои предыдущие ошибки новыми», – отмечает эксперт.


Тем не менее идея, озвученная в Давосе, может очень скоро превратиться в правительственное решение. ВЭБ – это государственная корпорация, Связь-банк и «Глобэкс» – его «дочки», «Российский капитал» подчиняется АСВ и своему учредителю.


Ситуация в банковском секторе продолжает ухудшаться. По итогам 2015 г. прибыль российских кредитных учреждений уменьшилась по сравнению с 2014 г. с 589 до 192 млрд руб., говорится на сайте Центробанка. Восстановления вряд ли стоит ждать в ближайшие два-три года.


Преддефолтное состояние


Первые финансовые бреши в ВЭБе появились в 2008 г., когда по МСФО банк получил 81,3 млрд руб. убытков. ВЭБ санировал «КИТ финанс», «Глобэкс» и Связь-банк, в результате чего только за октябрь 2008 г. потерял 46 млрд руб. Дополнительным источником расходов для ВЭБа стало рефинансирование кредитов «Русала» ($4,5 млрд), «Альфа групп» ($2 млрд) и других компаний по поручению главы наблюдательного совета ВЭБа, которым является глава правительства (на тот момент – Владимир Путин).


Затем последовала стройка в Сочи, ставшая национальным проектом номер один. Инвесторы один за другим отказывались финансировать олимпийские объекты, объясняя это их будущей убыточностью. Пришлось подключаться ВЭБу. Всего банк выдал 20 кредитов на 240 млрд руб. В конце 2013 г. он был вынужден реструктурировать 10 кредитов на 190 млрд руб.


Кризис в экономике усиливался, дефицит бюджета рос. В 2013 г. в минус сыграли украинские события и последовавшие за ними европейские санкции. В 2014 г. убыток Проминвестбанка – украинской «дочки» ВЭБа – превысил 22 млрд руб. Непонятна судьба $7 млрд, которые, по данным Fitch, группа ВЭБа предоставила украинским корпоративным заемщикам.


Последним ударом стали девальвация рубля и рост выплат по зарубежным кредитам, а также банкротство «Трансаэро». На балансе дочерней структуры банка «ВЭБ-лизинг» повисли самолеты компании на 55 млрд руб. «Банк попал в тяжелое финансовое положение из-за того, что безропотно финансировал проекты, на которые ему указывали», – убежден Иван Родионов. Максим Осадчий уверен, что рискованные мероприятия можно было на себя и не брать, но «слабостью Дмитриева как менеджера является невозможность отказать в деньгах даже заведомо слабому, неэффективному проекту».


Андрей Красавин

Ссылки

Источник публикации